Category: финансы

Я

«Зимние терзания» (реж. Стурла Пильског и Сидсе Торстхольм Ларсен)

-




Единство и борьба человека и природы, поведение человека, вписанного в природный ландшафт  и его меняющего, стали в этом году сквозными темами документальных программ фестиваля.   Норвежские документалисты   Стурла Пильског и Сидсе Торстхольм Ларсен в своем киноочерке «Зимние терзания» показывают, как в этот диалог человека с природой  вмешиваются капиталистические отношения, как они ставят людей в зависимость от политики крупных компаний и насколько противоречивое влияние оказывают на антропогенный ландшафт и на социальную среду.    Ларсен, профессионально изучавшая инуитов (эскимосов)  в Гренландии,  вместе со своим коллегой  рассказывает о  гренландском размеренном  житье-бытье, периодически взрываемом очередными слухами о грядущем «гренландском экономическом чуде».   Авторы настолько увлечены своими героями и их ожиданиями, что времени на поэтизацию природы практически совсем не остаётся   -  фильм ни разу не этнографически-видовой,  а  именно остросоциальный, поскольку вся жизнь гренландцев завязана  на  взаимоотношения с бывшей метрополией  -  Данией и  империалистическими гигантами,  обещающими вкладываться в развитие острова, но не идущими дальше обещаний. 

Мы привыкли к документалистике, обличающей разрушительное воздействие акул капитализма на девственную природу и бытие аборигенов, а здесь наоборот    - томящиеся от безработицы и стагнации аборигены призывают инвесторов к освоению Гренландии, к созданию рабочих мест  и перспективным проектам, однако чуда не наступает:  в 2006 г. компания ALCOA широко анонсировала строительство алюминиевого завода в Гренландии  (нехитрая гренландская экономика по сей день складывается из экспорта рыбы и датских дотаций, причем ещё непонятно, что нужно ставить на первое место), а воз и ныне там.   Свою версию событий рассказывают разные персонажи, от экс-премьер-министра Гренландии Куупика Клейста  (выступавшего, кстати, за полную независимость острова от Дании), до деревенских алкашей из посёлка Маниитсок, посещающих занятия клуба анонимных алкоголиков  (слово «анонимный» уже само по себе воспринимается юмористически в посёлке из 3 тысяч человек, где друг друга знает каждая собака).  Если для бывшего премьер-министра американский алюминиевый завод   -   шаг к независимости   (а на самом деле, конечно, переход из одной зависимости в другую), то для простых гренландцев  это прежде всего перспектива получения работы, смысла жизни, возможность приостановить бегство островитян на материк    -  как образно выражается закадровый рассказчик,  «романтики  грезят о независимости, прагматики уезжают в Данию». 

Collapse )
promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
Новая Русская Литература

ИГРА НА ПОНИЖЕНИЕ - КАК ДЕЛАЕТСЯ КРИЗИС



Когда речь идет о прибыли, совесть у многих молчит. А уж если речь об огромных деньгах!..
Недавно я посмотрел в кинотеатре фильм «Игра на понижение». Потом купил DVD и посмотрел ещё два раза, чтобы разобраться в проблеме. В фильме документально показано, как воротилы финансового бизнеса на Уолл-стрит мошенническим образом проворачивают свои финансовые авантюры и в конечном итоге грабят простых людей.
«Я раб прибыли! – говорит один из предпринимателей. – Я всегда ищу только прибыль где бы то ни было».

Collapse )

«Духless 2» Романа Прыгунова, 2015



Хорошо на тропическом курорте! Особенно, когда у тебя там своя вилла, пусть и небольшая, достаточная кучка бабла и никаких забот. Разве что, вот, воспоминания о Родине периодически донимают – оборвавшаяся такая славная карьера, несбывшиеся планы да обида. Родина… Гложет, гложет, гложет…

Зато фитнес, серфинг, красивые девушки, наконец-то здоровый образ жизни. И океан. Уж океан-то никуда не денется!

Collapse )


black, sleep

Токио-Га, Вим Вендерс

Производство: США, ФРГ, 1985
Режиссер: Вим Вендерс
Жанр: документальный фильм

 После «Токио-Га» оформилось и стало явным чувство легкой досады, возникающее при просмотре фильмов Вендерса. Токио – город-созерцатель, требующий созерцания, и Вендерс старательно созерцает… Тут нужно оговорится, что никакой особой издевки (помимо обычной, вполне легитимной дозы желчи) в моем «старательно» нет -  его картины при некотором усилии со стороны зрителя можно назвать медитативными («Алиса в городах» - умиротворенный, неспешный гимн единению двух людей – ребенка и взрослого, где смыкание подобно параду планет – редкое и быстропроходящее явление, однако явление существующее «на самом деле»…). Но слишком сильно напряжение, слишком часты оценки для того, чтобы  наблюдатель мог выйти на новый – бескомпромиссный, фаталистичный уровень восприятия, и видеть окружающее без желания вмешаться. Слишком мало азиатского в этом взгляде на Токио. Поэтому мне не вполне понятны сожаления Вендерса о потерянной, традиционной Японии, той, которую он знал по фильмам Ясудзиро Одзу – японского режиссера, почитаемого Вендерсом, Японии, которой, возможно, и не было никогда.

 Токио с истинно азиатской прожорливостью употребляющий любой чужеродный элемент, на выходе выдающий ассимилированный продукт, не может быть объектом такого рода претензий. Техногенность – визитная карточка современной Японии, страны-реваншистки, трудящейся во благо собственного процветания. Жалеть об утраченном – жалеть о разбитых для яичницы яйцах.
Многоступенчатые магистрали Японии, полные неповторимой прелести, завораживают, напрасно контекст наделяет их демонизмом, напрасно старается заставить поверить, что еще немного и по ним пойдет механический молох, аналогичный в своей революционности паровозу братьев Люмьер… Для Вендерса в этой реальности не осталось почти ничего из того, что есть в фильмах Одзу. Вендерс опечален, хочет опечалить и зрителя, пытаясь растрогать словами актера, лучшие роли которого позади, слезами оператора, всего себя оставившего на далеких съемках с Одзу, но если податься и согласиться с ним, что будет предложено вместо душащей тотальности города, способного обходится без людей?
Зал электронных автоматов, полный снимающих стресс трудоголиков-японцев, имитация гольфа на специальных площадках – современная Япония немного пугает Вендерса, кажется подделкой. Но демонстрируемая японцами увлеченность европейским и американским не более чем лишенная европейской иронии пародия, за довольно угрюмой и глубоко укрытой серьезностью которой – поиск новых смыслов, а вовсе не их инфляция. Легкая, шутливая форма этого «обезьянничества» - японские молодежные субкультуры, где участники «косят под белых» - цирк, благодаря которому самоидентификация становится более точной.

Вендерсова камера внедряется на производство бутафории для точек питания... Степень подобия копий достигает такого уровня, что будто бы ничего не мешает рабочему подкрепиться в перерыв только что сделанным парафино-желатиновым хот-догом. Тем не менее, разве это небольшое предприятие занимается производством симулякров? – нет, Вендерс всего лишь предоставляет повод помедитировать на заданную тему, - мануфактура, производящая муляжи, такая же аутентично традиционная, несмотря на использование новых технологий.
Приятель Вендерса, пребывающий в творческом кризисе, сетует на отсутствие материала для съемок, жаждет снимать более «прозрачно и чисто»… О, все еще впереди, - через некоторое время эпоха похожих снимков, схематизации индивидуальности при максимально большом количестве деталей, гиперчеткости прорисовки при игнорировании лишнего (глянец), не прозрачности даже – кристаллизации, войдет в свои права, и именно благодаря тому, что так напрягает Вендерса – новым техническим возможностям.

 Инфляция смыслов, тотальная симуляция, оскудение символов – это не проблема Японии, точнее, не только ее проблема – это жертва, расплата за желание прогрессировать. Япония же – одно из государств, где дань традициям наиболее сильна. Япония не сделается ни Америкой, ни Европой – у нее нет поводов для этого, для этого она слишком самобытна. И в свете этого посвящение семье в «Токио Га» выглядит милым, наивным, но ложным пафосом, такое частное «иметь или быть», индивидуальный взгляд на природу вещей.