Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

National Security | Национальная безопасность

-National-Security-

На протяжении всего фильма недостает периодически всплывающих предупреждений, предостерегающих зрителей от попыток повторить «это» у себя дома, в школе или на работе (особенно, если вы — сотрудник спецслужб), поскольку, на протяжении нескольких раундов насыщенных допросов с пристрастием, это кино методично и тщательно воспроизводит хронику одного политического расследования, проводимого искушенными мастерами заплечных дел.Collapse )
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
Smurov

Последний король Шотландии (The Last King of Scotland), 2006, режиссёр Кевин Макдональд

photo-Le-Dernier-roi-d-Ecosse-The-Last-King-of-Scotland-2005-17
Вчера посмотрели этот фильм...
Фильм 2006 года, прошёл в своё время мимо меня, и я раньше про него ровным счётом ничего не слышала. Вплоть до того, что, садясь смотреть, думала, что это таки фильм про Шотландию). А когда Лёша перед просмотром сказал мне, что фильм про политику, энтузиазма у меня порядком поубавилось, всякие там политические триллеры я не особо жалую...
Тем сильнее было впечатление от увиденного.
Collapse )
snail

"Мистер Смит отправляется в Вашингтон", реж. Фрэнк Капра (1939 год)

"Американской мечтой" обычно называют веру в то, что каждый может достичь материального благополучия, если не пожалеет труда. Но у нее есть и другая, может быть, более важная составляющая - вера в то, что личность - каждая - таки способна сыграть роль в истории. Этой вере и посвящен этот голливудский фильм, в котором она на редкость убедительно передана исполнителем главной роли, Джеймсом Стюартом. Стюарт - актер уникальный: обладая внешностью, вполне подходящей для первого любовника, он наделен неподражаемым даром комического. Видимо, это и позволило ему избежать фальши, почти неизбежной при попытке воплотить идеал в кино. А все, что известно о нем самом как о человеке, заставляет предполагать, что то, что мы видим на экране - не только игра.



Collapse )

House of Cards/Карточный Домик (2013 - ...)

Спейси

Еще несколько лет назад решение выложить разом сериал, бюджет которого только на один сезон составляет 100 млн. долларов, в почти что свободный доступ воспринялось бы с глубоким недоумением. Однако компания Netflix, ранее специализировавшаяся на прокате DVD, а ныне являющаяся крупнейшим онлайн-видеосервисом с количеством подписчиков более 30 млн по всему миру, явно не ищет легких путей. Выпустив 13-серийную драму о политических интригах в Белом доме, Netflix создала интереснейший прецедент, который в случае крупного успеха может прямым образом сказаться на подходе к производству телевизионного контента. Увидим.Collapse )

"Железная леди", реж. Филлида Ллойд, 2011 г.

После вполне успешного у зрителей мюзикла "Mamma MIA!" не очень молодой по возрасту, но молодой по стажу режиссёр Филлида Ллойд взялась за историю женщины Всея Англия. Нет, не за Королеву. Её персону в последние несколько лет слишком много изображали на экране в разных вариантах. А за 71-го премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. В противовес Королеве, Тэтчер осмелились изобразить только 3 режиссёра (насколько мне известно). И пока что ни один из них, увы, не снискал одобрения самой Великобритании. Ну, в общем-то и ладно. Главное, что тему подняли.


Collapse )



tibet

"Сыны облаков: последняя колония" (ММКФ-2012, док., реж. А. Лонгария)

Сыны облаков — так поэтично назвали народ Сахрави, издавна живущий на территории Западной Сахары, кочующего вслед за облаками. Они фактически питаются одним лишь молоком и, в отличие от большинства мусульманских стран, чтут и уважают своих женщин. Документальная лента рассказывает, что этот народ вот уже 37 лет не может себе вернуть свою землю, являясь заложником большой политики. Будучи последней испанской колонией, Западная Сахара процветала в мире и согласии. Между коренным народом и колонизаторами была можно даже сказать дружба. Всё изменилось, когда нашли нефть и дерзский захват территории Западной Сахары королём Марокко погрузил регион в пучину распрей. Более 300 тысяч марокканцев совершили "мирный" захват территорий. Испанские войска, обещавшие защиту сахрави, не посмели ввязаться в конфликт и в скоре ушли из региона. С тех пор сахрави пытаются вернуть себе свою землю. Большинство из них живёт в лагеря беженцев - вот уже десятки лет. Многие пострадали от марокканских авиабомбежек и пыток в застенках марокканской полиции. Оказавшись пешками в битве на Великой Шахматной Доске, между Мароокко и Алжиром(а если смотреть за кулисы - между США с Францией и СССР), сотни тысяч людей фактически не живут, а выживают на чужой земле.

Решение этой проблемы не нужно никому. Комментировать её отказываются практически все руководящие лица всех стран так или иначе причастных к конфликту. Однако у Сахрави есть свои сторонники в Испании. Известный актер Хавьер Бардем, побывав в лагерях сахрави, всерьёз озадачился этой проблемой и стал озадачивать окружающих. 230 тысяч подписей было собрано группой активистов, чтобы привлечь внимание политиков Испании к этой проблеме. Соратники Бардема пытаются говорить о проблеме со всеми, кто может как-то повлиять на исход событий.

Текущая ситуация такова: Западная Сахара разделена надвое песчаной стеной и 10 миллионами мин. Последнее предложение ООН о проведении референдума, которое официально поддержали обе стороны, на деле вот уже много лет саботируется. И если старшее поколение "сынов облаков" ещё верит в дипломатию, то молодёжь верит только в силу оружия.

Самые последние новости дают некоторую надежду на скорое разрешение. Ими и заканчивается лента.

Снято прекрасно, смотрится легко. Без лишней жестокости и без углубления в дебри политики. Чужая, казалось бы, история вызывает неподдельный интерес, так как объясняет истоки всей "арабской весны", которая началась отнюдь не в этом году и явно имеет значение далеко не только для арабского мира. Мультипликационные вставки, интервью с сильными мира сего, замечательные натурные съёмки, хорошо подобранная музыка за кадром - в фильме использовано много разных приёмов, чтобы привлечь внимания зрителя к проблеме, которую авторы считают очень важной. После показа режиссёр даже значки раздавал. Мелочь, вроде бы, но какая показательная.
___________________________________________________

Collapse )

«Дж. Эдгар» (J. Edgar) (2011)

Не развёрнутый, обстоятельный ЖЗЛ-биопик, но субъективный ракурс «оскароносца» Дастина Лэнса Блэка, сценариста «Харви Милка» и одного из лидеров политически активного ЛГБТ-сообщества США, на жизнь могучего Дж. Эдгара Гувера, человека, стоявшего у истоков ФБР, пережившего восьмерых президентов за рулём своей личной организации и имевшего их всех в виду. Довольно удивительно, что драматургия оказалась в руках режиссёра Иствуда, который, по-видимому, просто хотел сделать кино про Гувера и не обратил внимание на имя автора сценария. Так они и сражаются — мудрый и рассудительный старик Клинт работает в своей фирменной стилистике, которую отчего-то хочется охарактеризовать как «straight» (в любом смысле и по любому из его творческих аспектов), а Блэк бегло перелистывает многие важные страницы истории Штатов, чтобы внезапно замереть на очередной сцене, где сексуальность главы ФБР вылезает самым причудливым образом.

В «Дж. Эдгар» Клинт Иствуд (которого раньше хотелось назвать режиссёром строгим, а с некоторых пор на язык лезет характеристика «неповоротливый») удивляет не объектом своего исследования, непрямым, мелко нарезанным нарративом и плохим гримом, а какой-то непредвиденной недосказанностью и неумелым акцентированием, хворями с которыми в его возрасте проблем обычно не возникает. Единственный, кого Гувер, кажется, искренне интересует — это Леонардо ДиКаприо. Последний подошедший к своей миссии с фирменной серьёзностью и нудностью большого артиста, сконцентрированного на собственной актёрской форме. Для Лео изображение Джона Эдгара Гувера — спорт, марафонский забег, предприятие солидное, требующее хорошей физической формы и позволяющее подняться ещё на одну ступеньку в собственных глазах (остальным хочется, чтобы гений расслабился и снялся в чём-то, что имеет запах натурального продукта — тарантиновский «Джанго освобождённый» подоспеет к декабрю, на него и надежда).

Остальные решают свои задачи. Иствуд на манер Вуди Аллена загружает себя работой, борясь со старостью и не успевая пропустить историю через себя. Дастин Лэнс Блэк пишет параллельную, интересную ему по идеологическим соображениям активиста-белоленточника, историю США своими несколько скучными, но жутко мастеровитыми политическими портретами Харви Милка и мистера Гувера. Студия Warner Bros. успешно тащит далеко не выдающийся фильм в «оскаровские» номинации.

С другим сценаристом фильм мог и должен был быть монументальным — центральная фигура предполагает такой формат и тон — исследованием на тему создания и идеологии одного из самых влиятельных институтов американской власти, которое легко экстраполировать на любую географическую и общественно-социальную почву. Здесь же Гувер подан жирными мазками, через его магистральные идеи и планы, понять которые хватит и статьи в Википедии. В первой половине фильма назойливо, сильно чаще других звучат слова «коммунизм» и «коммунист». Во второй Иствуд лишь раз позволяет себе поднять голову от пыльных («пыльный» — главная характеристика всего фильма) архивных материалов, чтобы обвинить своего протагониста/антагониста в том, что он ненадёжный рассказчик, со всеми вытекающими, — и сам же за героя держит удар. Тот, как опытный политик, перепрыгивает в удобную ему тему, где он искренен и правдив, что для Гувера, Блэка и Иствуда, конечно, не больше, чем ловкий трюк.

P.S. «Дж. Эдгар» чисто проигрывает «Никсону» в ёмкости и выразительности образа Гувера. У Стоуна первый директор ФБР появляется, кажется, на минуту, имеет облик Боба Хоскинса и к чёртовой матери убирает весь иствудовский биопик.

Об универсальности демократии: рецензия на фильм Л. фон Триера «Мандерлей» (2005)

Рабство, рабство, ты куда ушло
Рабство, рабство, было хорошо

Триер – режиссер, которого представителем артхауса делают в основном финалы его фильмов. Как бы ни петлял фильм, он обязательно должен закончиться трагедией. Именно она создает ощущение глубины темы и серьезности проблемы. Рассказ с хэппи-эндом – это законченная история, дарующая чувство расслабления и безопасности. Грустная концовка идет против желания зрителя и безопасность не поселяет, словно маньяк, которого долго искали, так и не был пойман, а потому история не закончена, проблема не решена. Она продолжается в душе у зрителя. Именно это тяжкое бремя и отличает артхаус и конкретно Триера.

Трагедия, таким образом, - это постановка проблемы. При этом любимые проблемы Триера – это проблемы либерализма, демократии, Запада и Америки. Эксплуататорская сущность буржуев была раскрыта в его более ранних фильмах. Теперь Триер обратился к противоположным и наиболее выраженным характеристикам либерализма – тем, что связаны с освобождением (либерализм – от лат. liber – «свободный»). В этом смысле идеи Триера сходятся с представлениями П.П. Пазолини о том, что буржуй – это неизлечимо, и даже если ты будешь пытаться делать добро – ты только навредишь.


Collapse )

очки
  • f_famar

«Изумительный», 2008.

Рекомендую посмотреть итальянский фильм режиссёра Соррентино про Джулио Андреотти, бывшего итальянского премьер-министра. Это не политическое кино, которого я, лично, терпеть не могу. Это не байопик. Это даже не очень сюжетный фильм. Паоло Соррентино, наследник великих итальянцев, – большой оригинал.
Странноухий чудик Андреотти носит по фильму свою мигренозную голову, как хрустальную вазу, избегая лишних движений («Все мои друзья, которые занимались спортом, умерли»). Он почти уродлив и немногословен.
Автор смакует эпизодики из частной жизни политика, стараясь как можно меньше рассказать о делах и успехах семикратного премьера. Вокруг Андреотти кружится карусель политических убийств, снятая мастерской "скороговоркой". Автор оставляет под вопросом связи премьера с мафией и террористами. Но не скрывает: премьер тот ещё лжец. Каким лихим экспромтом он отвечает на каверзные вопросы журналистов, при этом вежливо и культурно.
Андреотти интересует Соррентино как живописный предмет итальянской обстановки. Он с удовольствием окружает политика другими интересными «предметами», под забавный саундтрек. Фильм очень украшают афоризмы, изрекаемые премьером.
Невольно проникаешься симпатией и уважением к Джулио Андреотти. Оказывается, отошедших от власти людей не обязательно втаптывать в грязь с тем же рвением, как выстилаться перед ними, пока они в силе.

Collapse )

"В петле" (In the loop, Великобритания, 2009, Армандо Ианнуччи)

 

 

А вот история равная алмазу. Картина, обделённая высокими призами званных фестивалей, но занявшая в моём сердце пьедестал лучшей в мире за весь 2009 год. Такие мои вам рекомендации. Дело было в одном английском департаменте, ведавшем вопросами… да, в общем-то, чёрт их разберёт чем ведают различные министерства. Однако ж, один компетентный чиновник… Кхм, ну как будто, где-то есть некомпетентный чиновник. Так вот, один видный компетентный чиновник однажды обмолвился о том, что он не исключает, что возможно, при определённых обстоятельствах, в случае конкретного ряда условий может сложиться такая ситуация, при которой, по его личному мнению, в ближайшее время страна будет вынуждена принять участие в оказании помощи американским войскам в вероятной непредвиденной войне на Ближнем Востоке. То ли какое-то из слов было лишнее, то ли оно стояло не на своём месте, но чуть не разгорелся скандал.

 

Да, что рассказывать – смотреть надо. Брызжущая дикцией, английская политическая сатира. Абсолютно диалоговый фильм. Густой, пропитанный культурной ссылочностью, одновременно грубый и метафоричный как сам английский язык слог. Настолько богатое произведение, что развёрстывает взгляд на самый метафизический корень политики. Изначально заложены аллюзии на английских и американских политиканов, но, например, в Саймоне Фостере отечественный глаз легко увидит подобие Дмитрия Медведева. Шедевр для многочисленных просмотров, родник англосаксонской культуры.



Collapse )