p_pandora (p_pandora) wrote in drugoe_kino,
p_pandora
p_pandora
drugoe_kino

Category:

Ангельская рапсодия Вима Вендерса

В мировом кинематографе существует какая-то особая группа фильмов, которые хочется просто и бессуетно смотреть: их не нужно широко рекламировать, награждать специальными и псевдоспециальными призами, выискивать в них особые смыслы, такие глубокие, что для большей части зрителей, они остаются лишь фразами, навязанными критикой. Есть такие фильмы, к которым хочется возвращаться в разном возрасте. И «Небо над Берлином» (который мы посмотрели в прошлую субботу в АРТкино – www.artkinoclub.ru), я отношу как раз к таким лентам.

  
Этот фильм - панорама человеческой жизни, не только немецкой, человеческой вообще. Два ангела (в существовании ангелов Вендерс и в самом деле верит, читайте посвящение) Даммаель (Бруно Ганз) и Кассаель (Отто Зандер) спустились с небес в центр современного Берлина: никто из «близоруких» людей их не видит, поэтому они могут разгуливать спокойно, вмешиваться в происходящее, помогать несчастным, проникать всюду, и при этом сохранять веру в превосходство и доброту человека (и это в центре Берлина незадолго до падения Стены! Нужно действительно быть ангелом, чтобы в это верить). Самая главная их мечта – стать человеком, обрести плоть и все особенности людского существования. 
При этом они подвластны человеческим порокам и слабостям: Даммаель влюбляется в циркачку Мириан, взмывающую прямо в небеса на качелях под куполом цирка (Сольвейг Доммартен);
 
Кассаель познал противоречивую и влекущую природу шнапса (смотрите «Небо над Берлином-2» или «Так далеко, так близко»). Но ангелам никогда не стать людьми по-настоящему, они могут им только уподобиться, принять соответствующую оболочку, потому что бремя грехов человеческих для ангела непереносимо (не случайно добродушный владелец пиццерии Даммаель так мало похож на остальных людей, а Карла Энгеля убьют во второй части, и он снова станет ангелом Кассаелем).

    «Небо над Берлином» заканчивается любопытным посвящением: «…всем бывшим ангелам, особенно Ясудзиро, Франсуа и Андрею» (читай, Одзу, Трюффо и Тарковскому). Вендерс боготворит этих режиссеров: об Одзу он снял весьма любопытный документальный фильм («Токио-га»), а многие приемы съемки до боли напоминают Тарковского (как, например, цветовое решение «Неба над Берлином» и того же «Рублева»). Вендерс говорил, что хочет снимать в черно-белой гамме, но как виртуозно он обращается с цветом: раскрашивает картинку, когда герой видит или понимает чрезвычайно важное в свой жизни (например, когда Даммаель наблюдает за Мириан в ее будуаре) или когда герою радостно и спокойно. И еще, когда ангел становится человеком.
 
     А кроме того, Вендерс вводит удивительный прием: он приглашает Питера Фалька на роль…самого себя. Питер Фальк – замечательный актер, у него обалденный голос (вы только вслушайтесь сквозь дебри перевода!), какая-то фантастическая мимика (это при внешней уродливой ассиметрии лица), но с ним случилось самое страшное несчастье артиста: экранный образ «сожрал» актера. Сколько бы ролей он не переиграл, сколько бы амплуа не сменил, к каким бы актерским школам и техникам не обращался,  публика помнит его исключительно как «лейтенанта Коломбо». Получается как китайская шкатулка: внутри фильма говорят о другом фильме, а все герои очень реалистично («как в жизни») удивляются: «откуда в Берлине взяться Коломбо?» (Во второй части таким «сюрпризом» стало появление в роли самого себя «падшего ангела» М.С. Горбачева)

     В 1993г. Вендерс снова обращается к эпопее о двух ангелах, спускающихся в современный Берлин («Так далеко, так близко», который, к слову, получил главный приз на фестивале в Каннах). Фильм рождает грустное, слегка ностальгирующее ощущение, когда видишь уже старых, полюбившихся персонажей, но понимаешь, что это совсем другие герои, к которым еще нужно привыкнуть. История не повторяется всегда один в один. Даже дети, любимые персонажи Вендерса, неизбежно вырастают. И вот Н. Кински (или Н. Накшиньски, кому как нравится) из маленькой девочки Миньон («Ложное движение») превращается в ангела Рафаэллу («Так далеко, так близко»). Вендерс, может быть, и рад создать застывшего в вечности Питера Пэна, но ведь тогда соврет зрителю. А ему, как любому художнику, претит ложь. Его фильмы о правде. И еще после них начинаешь, ну если не верить, то, по крайней мере, задумываться о возможности сущестования ангелов. Так вот невольно задашься вопросом: а отчего это у меня звенит в ухе? Тихий ангел пролетел...)
Tags: Вим Вендерс, немецкое кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →