glavarb (glavarb) wrote in drugoe_kino,
glavarb
glavarb
drugoe_kino

Categories:

Остров начиненный.



Редко смотрю фильмы от нечего делать, предпочитаю для начала ознакомиться с рецензией, чтобы не терять зря времени. Но один фильмец все же проскочил за расставленные рогатки, несмотря на неприязнь не только от назойливой рекламы, но и после ознакомления с непредвзятой рецензией. Фильмец нам подарили знакомые – видите ли, все воспринимают его по-разному, но он однозначно показан к просмотру как пробуждающий доброту, человеколюбие и бла, бла, бла. В общем, просочился - до чего ж назойливы эти попы.
Ожидание увидеть образчик клерикальной пошлятины себя не оправдал. Времена сейчас не те - народишко задешево не купить, вот и приходится городить лабиринт из смыслов и образов – охмурять не сразу в лоб, а с подходом.
Фильм как бы о частном случае обнаруживает удивительные параллели. Итак, двое на барже, вокруг враждебная темнота и холод. Кто они, рулевой Тихон и кочегар Толя? Возьму на себя смелость предположить, что Толя этот - русский народ, Тихон - православная церковь, баржа соответственно Россия. Все, как и должно быть – куда-то плывет баржа Россия, у баржи России есть рулевой РПЦ, прокладывающий неведомый, но без сомнения правильный курс. На беду времена лихие, и происходит непоправимое - баржу обнаруживают немцы. Казалось бы, далась им эта (не вооруженная) баржа, но и здесь сюжет развивается удивительно узнаваемо. Коварный враг все же находит Тольчу и выторговывает у него за сохранение жизни ликвидацию рулевого. Ничего не напоминает? Ну как же, вот она - революция. Подлые немцы проплатили предателя, немецкого шпиона Ульянова Ленина с его большевиками, что бы он привнес хаос в Россию, ликвидировал рулевых (законную власть и РПЦ). Истинная же цель врага – взорвать, уничтожить баржу (Россию), а Тольчя - лишь подвернувшийся под руку рычажок.
И тут происходит первое чудо, Толик не погиб, он неведомым образом остался в живых. Правда, это уже не Тольча русский народ, теперь это Толян народ советский. Остается подивиться мастерству авторов, которые смогли так точно в образе Толяна отразить восприятие воцерковленных и прочих антисоветчиков, образ советского народа во всех его проявлениях, здесь и перемазанный углем шахтер стахановец, и вечно грязный, одетый в рваньё, спящий где придется строитель. Толяну предлагают одуматься, бросить самоистязания и жить вместе с Филаретом в чистоте и уюте, но он так жить не привык, он как заговоренный не может оставить свое рабочее место истопника - не человека, а бездушного даже в отношении самого себя механизма для переноски и сжигания угля.
Толян презирает церковь, открыто надсмехается над ней, прибегая к неадекватным выходкам вроде намазывания сажи на ручку. Он до тонкостей знаком с церковным ритуалом, поэтому отпускаемые шуточки отнюдь не безобидны. Очень похоже на распоясавшихся в Советском Союзе атеистов и прочих воинствующих безбожников, не правда ли?
Удивительно, как в этом фильме буквально каждый эпизод находит отражение в нашей современной истории. Вот молящийся Толян в статичном эпизоде, все замерло, шевелится только рот, вроде бы произносящий молитву, но какую-то свою неправильную и длящуюся чуть дольше, зритель успевает заскучать, непроизвольно сконцентрировав свое внимание на единственной динамичной части экрана, почему-то расположенной точно по центру. Это омерзительный беззубый рот Толяна, кажется, не говорящий, а шамкающий бессвязные словеса, очень похожие на молитву - советские агитки. Уж ни Леонида ли Ильича Мамонов передразнивает? Или сцена с Филаретом, наблюдающим за мирянами, которые пришли ни к нему в церковь, а в кочегарку к старцу. Все как в совке, народ предпочитает вместо церкви по любому вопросу обращаться к режиму, подменившему партсобраниями и месткомами истинного проводника духовности, а именно православие.
Чудеса, творимые Толяном, по ходу фильма тоже имеют логичное объяснение. Иначе как, по Вашему, безбожное государство могло добиться таких успехов, этому есть единственное оправдание – чудо. Случайно так вышло, безбожник не может ничего создавать априори. Вот такая изощренная форма принижения поистине всенародных усилий и жертв, потраченных на становление Родины.
А как Вам сценка с женщиной, потерявшей на войне мужа? Для начала Толян подло обманывает женщину, изображая за дверью диалог с провидцем. Весьма характерное двуличие совка, не явно, но в душе, на кухне, всегда заискивающего перед западом. Более мерзкую инструкцию и придумать сложно. Любовь к Родине здесь сведена к шкурному интересу - хряка, видите ли, необходимо продать, за коровой ухаживать. До глуповатой мирянки почему-то не доходит, что её отечество ни стоит даже частички того правильного, настоящего мира западных ценностей. Да как она вообще посмела положить на одну чашу весов убогое отечество, а на другую вожделенную мечту – Париж.
Зрителя назойливо убеждают в необходимости соблюдения обряда. Приходится даже пихнуть Толяна в ледяную воду – исцеленный мальчик обязательно должен исполнить церковный ритуал – причаститься, в противном случае исцеляющее волшебство бесполезно.
Красной линией через весь фильм проходит попытка определить стоимость предательства. Стоимость здесь как предмет торга о цене несвежих овощей перед закрытием колхозного рынка. Овощи непременно сгниют уже этой ночью, поэтому цена их может быть сколь угодно низкой, единственное условие - оговоренной суммы должно хватить на оплату ритуала, в противном случае продавец предпочтет не возиться с этой гнилью, а просто выбросить.
Примечателен образ клириков. Гляди-ка, а ведь они точь-в-точь такие же, как мы, совершенно обычные люди, ну разве что в рясах. Пожалуй, лучший способ сократить дистанцию между попами и населением и придумать сложно, прямо новая трактовка «Родственных душ» О' Генри.
Фильм приближается к своей развязке: Толян должен умереть, как умер Советский Союз. Появляется новый герой. Кто она, потерявшая мужа и свихнувшаяся на этой почве девушка? Она - новое воплощение русского народа, коммунисты (муж) куда-то исчезли, а в образовавшийся вакуум тотчас же вселился бес перестройки. В чем же спасение? Да вот оно, услужливо и как бы невзначай дожидается применения по назначению. Толян созрел, он наконец-то осознал свою вину не перед богом, но перед церковью, и готов это знание передать своему постперестроечному, посмертному продолжению, девушке, исцеленной не только от мужа - советского строя, но и от бесовщины перестройки. Все возвращается на круги своя - Тихон (РПЦ) - никто, не будь он отец исцеленной от бесовства девушки (нового перевоплощения русского народа).
Толян наконец-то умирает, но удивительное дело - зритель не то что бы не испытывает к нему сострадания, наоборот, смерть его воспринимается как должное, само собой разумеющаяся кончина тяжело больного человека. И хотя сам Толян покаялся перед церковью, не нужно думать, что церковь простила его. Нет не то что прощения, но даже печальной или траурной музыки, зритель не должен усомниться в никчемности совка. Дело здесь даже не в прощении, церковь презирает Толяна как виновника восьмидесяти лет безбожия. Гроб с покойником уплывает подальше с глаз долой, дабы со временем стереть даже воспоминание о Толяне и его чудесах…
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →