p_pandora (p_pandora) wrote in drugoe_kino,
p_pandora
p_pandora
drugoe_kino

Category:

Рецензия 8 1/2

В прошедшую субботу в «АРТкино» (http://community.livejournal.com/art_kino/profile) посмотрела две эпохальные киноленты. «81/2» Федерико Феллини, и «Смерть в Венеции» Лукино Висконти. Начну с первого.

«Действие фильма «81/2»разворачивается…» - так начинается добрая часть рецензий, где в пропуски остается лишь вписать географические названия и имена заглавных персонажей. Но задумывались ли мы, где на самом деле разворачивается действие? Существует ли оно вообще? Существует ли в реальности? Отличительная особенность ленты– дуальность ее временного пространства и умение режиссера органично соединить два разных мира в канву одного повествования. Представим на минуту, что все происходящее является плодом воображения Гвидо Ансельми, этюдами к его новому «провальному фильму», или это бесконечно долгий сон, морок, от которого герой однажды внезапно проснется (как пробуждается персонаж Мастроянни в финале «Города женщин»). Возможно и то, и другое. Неповторимость гения Феллини как раз в том и состоит, что он создает мир ирреального, мир сказки, места, где возможно все, где фантазия перестает быть фантазией в прямом смысле, потому что она тоже составная часть бытия. Кто-то ругал его за излишнюю фантасмагорию, символичность, кто-то восхищался широтой авторского видения, но все ждали, предчувствовали, знали наперед, это стало, так сказать, визитной карточкой маэстро.
Главный герой фильма – режиссер Гвидо Ансельми, приехавший на фешенебельный курорт поправить свое пошатнувшееся здоровье, а заодно и снять новый фильм. Фильм этот одновременно и мучает его, и притягивает, он должен стать исповедью, признанием в любви и осмыслением собственного прошлого («81/2» и по сей день считается одним из лучших киношаржей на съемочную площадку: место, где много пьют и хорошо закусывают, а в незапно амая лучшая смерть: прекрасная Венеция и вы с любимым в ней, наконец-то одни на солнце, как золотокудрый Феб.процессе рперерывах ездят смотреть непонятные объекты, и говорят, говорят, говорят на любые возможные темы, вообщем, занимаются чем угодно, кроме самого фильма). Гвидо – одна из лучших ролей Мастроянни в кино: обаятельный, умный, элегантный, интеллигентный, он кажется единственным, кто еще способен мыслить здраво, кто еще не свихнулся от собственной богемности на этом курорте, он постоянно пытается сбежать от пустого, надоевшего общества, но это невозможно, ведь режиссер - центральная фигура, именно к нему обращены все взоры, и он вынужден управлять своим оркестром (мотив, неоднократно повторяющийся в фильмах Феллини). Поэтому он носит темные очки: с одной стороны – гламурно (все-таки noblesse oblige), с другой – боится, что кто-то может его «прочитать». В душе он неисправимый романтик и ребенок, мечтающий о любимой мужской игрушке – гареме – реализации своей эгоцентричной функции. Именно о них, о женщинах его новый фильм, а вовсе не о ядерной катастрофе, как наивно полагают окружающие. Ну и пусть их так много, зато все они самые дорогие и необходимые существа, у каждой своя незаменимая роль, потеря хотя бы одной приведет к нарушению божественной гармонии. Вот если бы проблема была только в женщинах… Но Гвидо мучают видения собственной матери, предчувствия и сложное (опять дуальность сознания!) отношение к церкви: детские воспоминания (самого Феллини), мистический трепет перед кардиналом и осознание лжи, лицемерия клерикальных порядков закрытой монастырской школы (идея, подхваченная Альлмодоваром и блестяще репродуцированная им в «Дурном воспитании»).
Критики часто отмечали, что в Гвидо Ансельми Феллини изобразил самого себя, поэтому и пригласил на главную роль Мастроянни. Действительно, еще на съемках «Сладкой жизни»(«La dolce vita») Федерико воскликнул: «Марчелло и я – это одно целое». Думаю, он имел в виду не внешние характеристики. Сухой, подтянутый Мастроянни, с какой-то феноменальной марионеточной пластикой, мало похож на солидного любителя спагетти, которого мы привыкли видеть на фотографиях. Впрочем, Феллини не всегда был таким – в молодости друзья даже называли его «Ганди» за непомерную худобу. Сейчас трудно поверить. И все же, говоря о своей схожести с Мастроянни, Феллини подразумевает другое: неразрывный контакт, ту невидимую телепатическую связь, что возникает между актером и режиссером на площадке. Висконти, например, на съемках «Смерти в Венеции» не разговаривал с Богардом иногда по целым дням. Зачем? Они и без слов прекрасно понимали друг друга. Учитесь понимать своих актеров, увидьте их личность и внимательно изучите – это один из секретов хорошего фильма. Нет актера – нет фильма. (Висконти сравнивал искусство работы с актером с умением находить подземные воды).
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment