entrant (ex_entrant519) wrote in drugoe_kino,
entrant
ex_entrant519
drugoe_kino

Categories:

Остров (реж. П. Лунгин)

Зачастую, понимание фильма может исходить не столько от того, что увидел на экране зритель, сколько от того, кто был тем самым зрителем. Подобный подход верен в большинстве случаев, оставляя за скобками всю массу голливудоподобного мусора, который вменяемый человек если и будет смотреть, то отнюдь не с целью понять и проанализировать. Но есть фильмы, сознательно сделанные «многослойными» — каждый в нем увидит лишь тот слой, который предназначен ему, его мировоззрению, и каждый слой несет какое-то свое сообщение. И здесь фильм «Остров» стоит особняком.

По личным наблюдениям, едва ли найдется два человека, абсолютно идентично понявших этот фильм. Конечно, очень многие легко «покупаются» на, казалось бы, очевидную процерковную ориентацию фильма — что там говорить, даже Патриарх Российский Алексий II вручил Лунгину грамоту. Но стоит посмотреть чуть-чуть глубже, и становится кристально ясно, что церковь в фильме — это скорее место действия, а не смысловая наполняющая.

Фильм кроме того полон символизма, и если одни символы довольно просты и очевидны, то другие скрыты на более глубоком уровне, который сразу и не разглядишь. Конечно же (насколько такая фраза уместна в контексте столь многопланового фильма), центральные символы «Острова» — это огонь и истопник. Расшифровывать их можно очень долго. Огонь — одна из четырех основных стихий, всегда символизировал жизнь, чистоту, очищение и надежду. Огонь и рождаемый им свет побеждает тьму, как жизнь побеждает смерть. Он очищает, и совсем недаром викинги отправляли усопших в последний путь в объятых огнем лодках. (Кстати, и лодки, и вода — это все отдельные богатые символы в «Острове»). А ведь огонь — не только конструктивная, но и разрушительная сила. (Тут можно, кстати, вспомнить еще один, довольно незаметный символ жизни, — это курица настоятеля Филарета — единственное, что удается спасти из пожара). Но может ли огонь существовать без человека, подбрасывающего уголь, и так ли уж незначительна роль истопника?

Впрочем, роль отца Анатолия, блестяще исполненного Петром Мамоновым, не сводится лишь к поддержке животворящего огня — она гораздо более глобальна. Старец Анатолий сам является направляющим маяком для заблудших мирян, предвидя то, что не дано видеть простым смертным. Он помогает людям словом и делом, но вот себе помочь не может. И латинская сентенция «Medice, cure te ipsum!» здесь не сработает просто потому, что случившееся в жизни Анатолия тридцать лет назад, не только легло тяжелым камнем на его душу, но и стало отправным пунктом в его новой жизни, где он стал посредником между этим миром и чем-то другим, неведомым, получившим свое привычное обозначение в виде образка и слов молитв. Роль посредника Анатолия в «Острове» подчеркивается многими штрихами: это и длинный мост между островом, на котором располагаются основные здания монастыря, и островом, где располагается кочегарка Анатолия; и сам тот факт, что люди обращаются к истопнику, а тот уже якобы обращается к самому старцу.

Анатолий — бунтарь. У него свои правила, свои молитвы, свои устои. Он не стремится разрушать сложившиеся устои той религии, которой волей случая стал служителем, но и следовать им особо не стремится. У него своя правда, он по-своему видит мир, и дар провидения в данном случае дает ему только лишнее обоснование такого поведения. Но вместе с тем, Анатолий прекрасно осознает, что нельзя отбирать церковь у людей, приходящих к нему. Именно поэтому он творит чудеса, но, когда все свершится, не забывает в обязательном, а то и принудительном порядке отправить излеченного на причастие.

Однако довольно сложно не заметить в «Острове» и прочую иронию в адрес православной церкви, особенно в советское время. Конечно, она очень тонка и искусна, и тем зрителям, которые воспринимают лишь самый верхний смысловой слой, не видна, но все же она есть. Все мы помним, в каком положении была церковь во времена власти Советов, и пусть времена Брежнева для церкви были не такими сложными, как более ранние этапы строительства коммунизма, но и в фаворе она особо не была. Образы отца Иова и настоятеля Филарета — очень яркие свидетельства того, чем, и главное кем, жила церковь в середине 70-х годов XX века. Оба они — люди в прошлом светские, и воспринимают служение в северном мужском монастыре скорее как назначение на более низкую должность, а то и вовсе ссылку, а не как призвание, из чего и следует соответствующий образ мышления.

Великолепно и правдоподобно исполненный Дмитрием Дюжевым отец Иов — это крепкий хозяйственник, завхоз по платежной ведомости. В «прошлой жизни» он, очевидно, занимал примерно соответствующую должность, да имел за собой некоторые грехи, о чем ему не преминет то напрямую, то экивоками указать Анатолий. Иов довольно тщеславен, и в погоне за славой мирской, коей обладает старец Анатолий, стремится ему всячески угодить. Однако истинные-то его мотивы как на ладони. Но зависть Иова вроде как ненастоящая, недаром Анатолий, а затем и настоятель Филарет спрашивают его о том, знает ли он настоящую природу того чувства, из-за которого Каин убил Авеля.

Филарет же, в роль которого весьма органично вписался Виктор Сухоруков, имеет, вероятно, гораздо более богатую опытом жизнь за плечами, недаром он начальником и поставлен. В миру Филарет, скорее всего, был каким-то функционером, не то в горкоме, не то в обкоме, да имел пристрастие к азартным играм — ведь вовсе недаром упоминается ипподром под дружные сдавленные смешки Филарета и Иова. Вместе с тем, Филарет — именно руководитель, и первостепенная его задача — организовывать беспроблемное существование вверенного ему учреждения, и с его точки зрения Анатолий — тот самый элемент, который мешает выполнению задачи. Наверное, поэтому Филарет и стал объектом весьма своеобразного обряда экзорцизма, проведенного Анатолием. Конечно, «экзорцизмом» это полушуточное изгнание бесов можно назвать лишь в кавычках, так как его целью скорее было проучить Филарета, а не избавление того от бесов. Но эта сцена, кроме прочего, готовит зрителя к самому главному обряду экзорцизма, несомненно, ключевому моменту фильма.

Прибытие отчаявшегося адмирала Тихона Петровича и его дочери Насти Анатолий встречает петушиным криком, и это не случайно. Как тридцать лет назад он петушился, крича вслед немецкому кораблю, так и петушится сейчас, встречая уже советский военный корабль, который несет на своем борту избавление для измучившейся души старца. Он знает того беса, которым одержима адмиральская дочь, и изгоняя его из Насти, он избавляет и себя от одержимости. Это его последнее, самое главное чудо.

Фильм «Остров» можно смотреть не один раз, каждый раз вдумчиво перелистывая очередную непрочитанную при предыдущих просмотрах страницу. Благо, само течение картины к этому располагает: безо всякой спешки, все показано обстоятельно и размеренно. Но даже если не углубляться в смыслы и символы, «Остров» просто приятно смотреть. Он прост в своем исполнении и этим прекрасен. Восхитительная операторская работа дает возможность насладиться красивыми видами суровой северной природы и деревянной архитектуры, а блестящий актерский ансамбль ни разу не даст усомниться в своем профессионализме, не дав ни одной фальшивой ноты. «Остров» Павла Лунгина — это один из тех немногих фильмов, который действительно стоит посмотреть.
Subscribe

promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →