Продавец шпилек (pintrader) wrote in drugoe_kino,
Продавец шпилек
pintrader
drugoe_kino

Categories:

"Остров", реж. Павел Лунгин


Если принять этот фильм за точку в системе кинематографических координат, то в первую очередь через него можно провести несколько очевидных прямых. Первая - это предыдущие фильмы Павла Лунгина: "Бедные родственники" - авантюрная комедия про еврейского Остапа Бендера, "Свадьба" - социальный бурлеск из жизни подмосковных пролетариев, "Луна-парк" - фильм, повествующий о нелегких взаимоотношениях старого еврея и его сына - русского скинхеда, ну и так далее, вплоть до фестивально-успешной социальной драмы, а если русским языком - чернухи -"Такси-блюз".

Видно, что человек далек от духовных тем. Возможно, что-то в нем внутри и бродило тайным образом, дозревало до срока, а потом явилось на свет Божий, но что-то верится в это с трудом - уж слишком Лунгин виртуозный успешный ерник, чтобы пытаться добиться через кино прозрачноой духовной чистоты.

Вот взять, к примеру, Петра Мамонова, вторая линия прочерченная через этот фильм. Тоже ерник - но ведь он последователен, в фильме он играет старца вздорного, юродствующего, дзенбудийствующего, если это слово применимо к юродству, но не смог удержаться, уж очень слово понравилось. Чувствуете, как это слово тут стилистически не к месту?

Речь идет о намеренно простом фильме, показывающем жизнь старца в далеком соловецком монастыре в начале семидесятых. Фильм прозрачен, приемов минимум, ткань фильма не должна мешать духовному сопереживанию зрителя герою. И именно из-за этого, в глаза бросаются две финтифлюшки, которые как и выражение "дзенбудийствующее православие" - режут глаз.

Первая финтифлюшка - это показ чудес исцеления. Чудо исцеления, да и вообще чудо - это лишь побочный продукт веры. В самом деле, как плачущая икона Богоматери или чудо исцеления может помочь укрепить веру, стать ее причиной? Эдак и дурак поверит. А вот попробуй-ка поверить без чуда, вот это и есть испытание верой. Кстати, под влиянием чуда вера ложная, ну в самом деле: занялся в лесу пожар - родился культ бога Огня, спустился с неба самолет - папуасы поверили в железного бога (карго-культ). А когда в фильме "Зеркало" психотерапевт вылечивает мальчика от заикания, в кого уверовать? В бога нашего, педиатора Фрейда?

Таким образом, чудо, это лишь побочный продукт веры. Зачем же нам его показывают? Сначала герой Мамонова молитвой исцеляет хромого мальчика, а затем молитвой же изгоняет бесов из несчастной женщины-шизофренички. Когда в боевике надо показать, что главный герой умеет драться и побеждать, ему первым делом в начале фильма устраивают показательную драчку. Зритель должен понять - перед нами супермен. Ну вот и выяснили смысл финтифлюшки с чудесами: чтобы охватить максимальное количество аудитории. Без чудес не каждый ощутит силу духа и трагизм пути старца.

Вторая финтифлюшка - приезд на остров адмирала. Сюжет фильма прост, в 42-м году главный герой, попав в плен, встав перед выбором: умереть самому или убить - убивает своего командира и сохраняет себе жизнь. Затем, всю жизнь кается, живя на острове монахом. Сам по себе образ отца Анатолия завораживает. Лунгин второй раз использует Мамонова и второй раз - точнейшее попадание в типаж. Причем это не просто типаж, а это использование Мамонова, как феномена человека-театра, со всеми его профессиональными наработками. Очень функциональная режиссура, объектно-ориентированная, я бы сказал.

Только вот непонятно, зачем же разрушать эту потрясающую картину человеческого духа, приездом случайно выжившего убитого командира, дослужившегося до адмирала, с больной дочкой через тридцать лет? Во-первых, задав тон минимализма, выхолащивая форму, нельзя оставлять такие косяки. На чистой воде любая соринка видна как на ладони. А во-вторых, фильм о вере должен композиционно, векторами быть направлен вверх, от Земли на Небо, а не зацикливаться пошлым сюжетом в банальный круг.

Эталон прозрачности в кино для меня - это "История простого человека" Дэвида Линча. Сравнимый с "Островом" по степени концентрации на внутренних душевных переживаниях героя, у Линча достигнута такая степень формальной прозрачности, что "Остров" по-сравнению с ним чай закрашенный молоком, в нем слишком уж видна усиленная работа режиссера.

Можно провести еще одну прямую через нашу систему координат - фильм братьев Кавани "И во тьме Солнце светит", да и фильм Таланкина "Отец Сергий", пожалуй. Оба фильма поставлены по рассказу Льва Толстого "Отец Сергий" и показывают камер-юнкера, даже в монашестве не смирившегося. Он и в самоуничижении хочет быть первым. Не будем касаться художественных достоинств тех фильмов, они нам нужны как антитеза.

Старец Анатолий полная противоположность отцу Сергию. Он ведет диалог с Богом напрямую. Для него нет авторитетов в церковной иерархии. Он не честолюбив, напротив, живет в кочегарке, спит на угле, не моется, на общей молитве демонстративно поворачивается боком. В отличие от отца Сергия он не набирает очки святости, а мучается действительным раскаянием за грехи свои. За тридцать лет грех братоубийства должен был уже настолько выхолоститься в его мыслях, что скорее всего страдает он за некие абстрактные грехи. За грехи человеческие, что сродняет его с Иисусом Христом и придает ему сил творить чудеса.

Я не буду останавливаться на конфликте старца с монастырским чином (Дюжев), в конце концов, это парафраз на евангельский конфликт с фарисеями. Если проводить уж такую параллель до конца, Отец Филарет, настоятель монастыря, символизирует Ветхий Завет, который склоняет голову перед аскезой Завета Нового. Очень ярко это показывает сцена, когда когда отец Анатолий режет мягкие сапоги настоятеля, подаренные митрополитом и выбрасывает в море пуховое одеяло, купленное настоятелем в Греции, во время паломничества в Афонский монастырь. Смирение отца Филарета, последовавшее за этим, неправдоподобно - не может начальник социального института - монастыря быть столь бесхребетным, иначе не был бы он начальником, однако в этом смирении есть высшая диалектическая правда: Старое склоняет голову перед Новым. Сила Духа важнее буквы Книги.

Любопытно играет Виктор Сухоруков. Я сразу после "Острова" посмотрел "Не хлебом единым" С.Говорухина, там Сухоруков играет министра, мстительного бюрократа. Играет, вроде, так же как и отца Филарета, а эффект достигается обратный. Актер-зеркало, в нем отражается все происходящее. Так весь фильм отец Анатолий светит звездою, а отец Филарет отраженным светом.
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Community