isstari_32 (isstari_32) wrote in drugoe_kino,
isstari_32
isstari_32
drugoe_kino

Categories:

Карл Теодор Дрейер "Слово" Дания 1955г 126мин. гран-при в Венеции

Камера у него очень действителньо хорошая, жилистая, сильная и движение ее - живо, органично, можно ощутить, как она дышит. А это - редко у кого есть. Изображение водинистое, глубокое. Все такое - первопоселенческое, беспримесное. Монтаж у него - представляющий пространственную взаимосвязь - диалог между холмами и травами.
Уже в самом начале фильма - надменный насильственный наезд - прокаженность, как норма.Вторжение автора, преобладание словесно-клеймящего. Откуда у них берется превосходство.
Но вот свет выставлен наивно, еще жива привычка к театру. Вот эта привычка к театру отличает кинопротестантов. Причем, когда уже театр забыт они все время возвращаются к нему. Почему? Потому что театр позволяет им заостриться на нарративе. Театр задает искусственность, которая работает, с одной стороны, как художественный фильтр,отсекающий случайное, с другой, как способ остановки мельтешащего спонтанного времени.
Глядя "Слово" понятно, откуда берется обостренное чувство собственности у протестантов, европейцев вообще - не открытость. Когда мир закрыт, когда люди скрывают свое выражение чувств, появялется собственность на чувства и она закрепляется всеми возможными спсобами. Чтобы скрывать чувства надо оформимть владение ими без выражения, мочь их придерживать. А мы обижаемся, глядя на их сухость, варвары.
Смешно у Дрейера получается. Кино и так останавливает время, выбирает его, чтобы удержаться на нем, встать на ноги. А Дрейер останавливает время, чтобы не заметить его. Он выгоняет время из картины, слеп к нему. И эту слепоту ваыражает в "Слове" безумный Иоганес.У Дрейра время выталкано из повествования, чтоб ему наохлиться, брошенному и одичалому, и ворваться сметающим неоспоримим правом на новое. Иезуит.
В фильме интересна соразмерность интерьерного и натурного. Натура дана в гомеопатических дозах и это задает ее роковое, судьбоносное звучание.Хороший прием.
Дрейеру не хватает человеческого, но за счет чего он его восполняет? За счет еще большего умервщления человеческого. Ведь история о воскрешении - история о смерти.
Изображение у Дрейеара картинно и персонажи располагаются согласно рисунку режиссера и движутся, обозначая места касания полотна светом. Персонажи проработаны тщательно, скурпулезно так, что становятся родными, как члены семьи и предсказуемыми так же.Как вещи. Такая предсказуемость похожа на обыденное течение жизни и зачем нужна в кино - непонятно.Но зато она - правдива.И это протестантский талант делать из людей вещи, смотреть точно.
Но зато, как у него двигаются люди, как они своими продуманными перемещениями намаливают иное, натирают "свою" землю.И интерьеры у него продуманны. Это не просто комнаты, это классификация пространства, киномаркировка его, ходы и лазы.
А его белье в полях? Это не голоромантичное белье в каждой картине 60десятников, такой псевдопарус. Каждая деталь у Дрейера - служебна. Белье подчеркивает величину и вязкость воздуха в пейзаже, добавляет материальности персонажу. Оно не иргает своей каждой складкой, оно эпично. Дрейер - для масс,а не для кинонарциссов.
При всей основательности предметов, людей, домов Дрейер все время подчеркивает ненадежность этой основателности. Зачем? Может, это ревность автора к тому, что он видит, потребность в присвоении всего, свойственная каждому не в меру активному сектанту.
Дрейер ищет изобразительной взивнченности и достигает ее не путем эмоциональной взгонки персонажей. Он "вертикализует" изображение. Дрейер дает понять, что изображение, подлинное слияние видимого и ощущаемого - не среди людей, не горизонтально. И Дрейер заставляет персонажей совершать вертикальное усилие, и неважно вверх оно направлено или вниз.Важно, что голову приходиться поворачивать особым образом в кино Дрейера.
Кстати у Дрейра, как и у его последователей, заметно редкое для кино равноправие между мужчинами и женщинами. Они не больше друг друга, не меньше, они идентичны до пресного, и это свидетельствет о надмирности вгзгляда автора, точке зрения вещей. Такая нейтральность холодит и задает меру неприкасаемости, отличающую вообще европейскую культуру.
Дрейер напоминает, пока мы не видим себя, мы не верим в Бога, потому что мы себя считаем богами. Слепы - и считаем. Вера начинается, тогда, когда мы начинаем видеть себя и Бог становиться "Словом".И утверждения автором право чуда, торжества беспредметности, необходимо для того, чтобы сильнее и глубже утведить предметность, чтобы гордиться ею.

Дрейеру как раз слово и мешает, а он считает, что являет им чудо. Такое кино льстит отверженным, чтобы потом из этих отверженных создать корпорацию.
Но Дрейр в отличии от перифирийных киносуев, знает, что делает. Он задает высокую отвественность за свое изображение, присутствует в нем. Видно, как картинка стоит у него в его миссионерском горле.
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment