?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Прозрачный Ларс фон Триер
маска
grinin_draco wrote in drugoe_kino
Когда я слышу как то или другое произведение искусства объявляют "философским", да еще и "глубоко" - да! моя рука тянется! И нога дрыгаться начинает. Вобщем я становлюсь нервным. Потому, что я наизусть знаю, что последует дальше: обязав себя таким образом сказать что-нибудь не менее глубокое и философское, чем заявленный предмет разговора, докладчик начинает громоздить слова из мертвых языков, быстро в них запутывается, затем теряет сам предмет, но ни в жизь не признается в своем поражении, будет продолжать нести всякую ахинею, станет окончательно жалок... ну, и чего уж там - пристрелить его, чтоб не мучился, и вся недолга! То есть, я хочу сказать, что от такого гуманизма всякий станет нервным - а отчего все? от "философии", чтоб ей ни дна не покрышки! Если ты знаешь такие слова как "экзистенциализм", "постмодернизм", а еще лучше "симулякр", и чем их - вилкой или ложкой - в рот кладут, то это вроде как свидетельство твоей интеллектуальной благонадежности, вроде как ты не совсем дурак.
А как-нить попроще нельзя?
И потом - философия, это же не фрак, не мундир, даже не смокинг, без которого нынче не во всякий сортир пописать впустят - чего щеголять-то!? Философствовать и в пижаме можно, да хоть голым. И мозгами своими греметь тоже не надо; орган этот изначально на тихую работу отлажен. И язык ему сподручен любой - не только латынь.
К чему это я?
Да к тому, что фильмы Ларса фон Триера - очень глубоко философские.
Так! Дружно взяли в руки пистолеты!
Но стрелять не прежде, чем я скажу хоть одно непонятное слово или путаную фразу.
Я хочу постараться быть таким же ясным, прозрачным и простым, как сам Ларс фон Триер.
Речь пойдет о трилогии, которая еще не закончена, но с самого начала определилась как философическая, ясная  и прозрачная до рези в глазах.
"Догвиль" и "Мандерлей" - о чем эти фильмы? Нам говорят - об Америке. И почему-то мы должны этому верить, хотя анекдот про то, что у нас на сарае написано узнали прежде, чем сами смогли это прочитать (а чтобы знать, что в сарае лежит уметь читать и вовсе не обязательно).
Давайте глянем, что в этих сараях лежит.
И первое, чего мы там не увидим, так это Америки.
Стало быть "Америкой" это назвали для философичности; в данном случае это означает - для краткости. Этой такой философический символ-лейбл, относительно которого Ларс фон Триер уверен, что все его понимают более или менее одинаково. Поскольку мы не увидим в фильме ни небоскребов, ни хайвеев, ни двух океанов, а увидим всего лишь некоторое количество людей, живущих более или менее сообща, то будем считать что "Америка" есть общество; определенное его состояние. Да - мы все знаем, что такое общество называется "демократическим", но в данном случае неважно как оно называется, поэтому дальше я это сложное слово употреблять не буду. И про "Америку" забудем - общество!
О том, что мы должны отвлекаться (по-философски - абстрагироваться) от всяких лишних подробностей нам сходу намекает сам автор - на экране попросту отсутствуют всякие подробности, весь перечень примет мира дан почти исключительно в словах. Темное пространство студии, высвеченные в ней люди-актеры, нарисованная на полу карта их "городка", некоторый антураж, чтобы не превращать все это окончательно в пантомиму. Вот, собственно, все. Такое упрощение прямо призывает нас не отвлекаться на подробности, прямо-таки понуждает нас быть ближе к сути, ну просто Ларс фонт Триер можно сказать нам этой сутью прямо в глаза тычет.
Но голая суть все же была бы скучновата для кино - мы же не на лекцию о вреде вредного и пользе полезного пришли. Пусть нам скажут правду, пусть нам скажут ее горькую, но - намеком, промежь сказки: чтоб нам было занятно почти три часа в кино сидеть, и не чувствовать при этом, что нас за дураков принимают. Сознавая это, автор рассказывает нам - тут уж со всеми подробностями, на слова он не скупится, не только своих героев ими щедро снабдил, но и от себя за экраном то и дело добавляет немало - историю о том, как некая пришлая девушка захотела помочь людям (обществу) жить по-человечески, то есть гуманно, по-доброму - и что из этого вышло.
А не вышло из этого ничего хорошего - совсем наоборот все вышло. Прямо-таки зверски, не то что по-человечески.
И ведь что озадачивает - девушка очень старалась, трудно ее упрекнуть, и не тупо старалась, и даже поначалу вроде как получалось у нее. А потом, вдруг все пошло наперекосяк. До того наперекосяк, что сама она в конце-концов плюет на свою доброту - и устраивает полный Апокалипсис собственными же руками на том самом месте, где так старалась устроить счастье.
Автор ставит, как мы видим, вопрос ребром - возможно ли быть человеку добрым? И если нет - то что ему мешает? Чтобы не оставлять у нас никаких сомнений относительно именно такой постановки вопроса он нам даже подсовывает специального персонажа, который все время только об этом и рассуждает, причем несомненно умного и доброго изначально, то есть до появления девушки. Его зовут Том (как называлась первая книжка, из которой большинство из нас что-то узнало про Америку? прально - "Том Сойер"). А девушку, кстати, зовут Грейс (грация, это по гречески; по нашему - "ладная") - тоже ясно, что не случайно.
И в чем же намек этакой, такой недоброй - страшной - сказки? Отчего эта святая Грейс вдруг так озлобилась именно тогда, когда во всей силе могла явить безмерность благодати? А не раньше - когда ее топтали все эти люди-собаки?
Потому, что не смогла простить себе несусветной глупости собствнных представлений о том, что добро в людях можно пробудить причинением им добра, что им просто не останется ничего другого, как быть добрыми в ответ на одну лишь доброту? Она возненавидела людей за "несимметричный ответ", решила, что человек недостоин жить, если он не годится на добро даже в виде простой благодарности? Она поняла, что между "добром" и желанием "жить хорошо" (то есть добром "для себя") человек всегда выберет "хорошую жизнь", а всякого носителя Добра сделает заложником своей жадности и своего ничтожества? Может быть она вспомнила старую притчу о метателях бисера перед свиньями, которая не свиньям - метателям в назидание была назначена? Может быть. Но это уже догадки и толкования. Я же веду речь о фактах, о том, что нам автор преподносит на блюдечке.
Факты таковы - чем легче людям живется, тем гаже в своей мерзости они становятся, нагло в ней утверждаясь и в этой мерзости обретая солидарность. Научить их быть добрыми - утопическая затея, с какого бока за нее не берись. Они будут творить не Добро - а то, что им самим угодно сообща объявить таковым, даже вопреки их собственным - каждого в отдельности - вполне казалось бы совпадающим в теории представлениям. Добро, в таком случае, есть не более чем маска, грим - прикрытие шкурного интереса, голой корысти. А кто верит в Добро как в Абсолют, рычаг с помощью которого можно перевернуть мир - тот, убедившись на собственном опыте в ошибочности этой теории, и войдя в силу творить суд, прямо обречен сотворить окончательное и бесповоротное Зло.
Я ничего не пропустил?
Поехали дальше - уже недолго осталось. "Мандерлей" устроен точно так же. Опять некое общество - теперь это негры-рабы, но неважно, что они негры, важно, что они рабы. Просто слова "раб" и "рабство" привязаны в нашем сознании прежде всего к образу американского негра в недавнем прошлом (у нас, русских, на памяти правда еще и речение классика о выдавливании из себя рабства по капле, но фильм сделан не специально для нас, он для всех, а всеобщее представление именно таково: раб - это американский негр). Стало быть теперь речь пойдет о другом фундаментальном для жизни человека понятии - о Свободе. И опять с нуля. Забыли Догвиль, проехали... Героиня проблевалась и очистилась - чтобы облегчить нам понимание этого обнуления ее играет совсем другая актриса, равно как и ее папу-мафиози и всю ее свиту (так и просится сказать - "небесное воинство"; а можно - "государство"; неважно - Сила).
И опять, вроде другая история говорит нам - прямо, без обиняков и возможностей разнотолкований, что свободы человеку-рабу "ненада". Без нее проще. Почему проще и ежу понятно - не надо ничего самому решать, за тебя Мэм все решает, ее "закон". А всякие беды-напасти, включая произвол господ, сбившись в кучу легче пережить. Ведь в свободе ты один - сам решаешь, сам отвечаешь, стало быть и беда вся твоя - справляйся как можешь, не жди подмоги. 
Здесь Ларс фон Триер коварно добавляет маленький нюанс, которого не было в предыдущем фильме. Свободная вроде бы изначально Грейс оказывается тоже несвободна: ее рабство - похоть. Стало быть рабство есть некоторым образом "природное", "естественное" состояние.
Несвободному человеку-рабу свободный человек не просто соблазн, он ему прямая угроза. И Грейс (вновь озлобившейся - опять человек оказался недостоин ее "благой вести") приходится удирать от тех, которым она пыталась помочь быть свободными.

Для краткости я пропустил некоторые нюансы, значимые для полного въезжания в глубину и необычность триеровской подачи этих "вечных" вопросов, но за адекватность картинки готов голову прозаложить.
Что здесь неясного, что здесь нуждается в каком-то "толковании"?
Что Америка - это просто все мы, общество?..
Что речь о Добре, Свободе и о том, как они "работают" в человеке?
Что человек оказывается не на высоте своих же идеалов?
Из всего этого напрашивается вывод, который не представляется мне ни случайным, ни произвольным - он джокер в колоде Ларса фон Триера: никакое состояние общества не делает "автоматом" человека свободным или благим. Свобода и непричинение зла это вопрос личного выбора, решимости его осуществить, и готовности его отстаивать просто в силу того, что ты сам так решил - а не "до кучи". Куча - общество - в решении этого вопроса не подмога, а препятствие, как бы хорошо оно ни было устроено. Ты не можешь никого сделать добрым или свободным - кроме самого себя. Человек не добр и не свободен; свобода и добро это шанс, возможность - и только.
Возможность перестать быть зверем, собакой, рабом.
Фильмы трилогии это не ответ - это вопрос.
Там где вопрос там начинается философия.
Что нам готовит датчанин в третьем фильме?
Стрелять в пианиста будем?

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

браво! *аплодирую* как вы правы..

Хорошо написано, очень хорошо. Считайте, что в вашу честь гремит праздничный салют.

Мне кажется, вы еще забыли такую составляющую, как Идеология. Грейс - идеалистка. Это ее как раз и губит. И в этом ее так хочется упрекнуть...

В этом случае - идеалистичность. Идеология - всецело на совести ЛфТ.

Браво-браво!!!
/дочитываю пост, жуя бутерброд - благо он не встает поперек горла при словах вроде "абстрагироваться"/

Грамотная рецензия. Приятно читать.

Многобукв. Это признак философии?
Что вы сказали такого, о чём бы не говорил, например, Сартр, даже не смотря на Триера?
И не похоже ли вы со своими словоизлияниями (Добро, Свобода, бла-бла-бла) на того самого хвилософа Тома, так же словоохотливого до благородных тем?
Вот о чём учит Триер: свобода, добро, благородство - это только слова, которые ничего не объясняют в людях, ничего, чем можно было бы их оправдать или обвинить. Догвиль - это фильм о словах и людях (вещей нет или практически нет), о их несовместимости, несоединимости, вражде. Люди - это всего лишь животные, неряшливо ряженые в слова - в этом весь "гуманизм" Триера...

Совершенно верно, Триер занят исключительно отношениями своих героев с богом, никакого гуманизма. Добро для него - только одно из божьих установлений, и не самое важное. Абсолютную ценность в его фильмах имеет только жертва; она может быть принята("Рассекая волны"), или отвергнута("Догвилль"), но всегда является центром сюжета.

До последней буковки читал с замиранием сердца, опасаясь, что вот-вот начнется модное в продвинутых кинокругах опускание фон Триера. Но, к счастью Вы не из модников-нигилистов.

Гляньте чуть выше - "опускание", и не Триера, а самой возможности сказать что-либо внятное; чистое 3,14здобольство. Я стараюсь не "опустить" или "поднять", а понять, и открываю рот только в тех случаях, когда считаю, что мне это удалось. Триер стоит того, чтобы постараться его понять. Я хотел показать, что это не так уж сложно. А вот позы интеллектуалов и псевдоинтеллектуалов ("модников-нигилистов") не на понимание рассчитаны, а только на то, чтобы выставиться "крутыми": накачали себе мышцу в черепе стимуляторами в виде слов - и поигрывают-кокетничают, и через губу сплевывают.

Отличная рецензия.

а коммент кросспостить можно?
короче - в ру_кино уже))))))))

Грейс, в данном случае, не грация и не "ладная", и не по-гречески, а "божья милость" - значение, в котором это слово принял христианский мир. Фабула, прошу прощения, вся сказка до "апокалипсиса" довольно одномерная и простая. Ларс фон Триер всегда ставит на зрителя - он с ним забавляется.
Задача в том, чтобы построить сюжет, который заставит зрителя чувствовать в себе всё то, что он так строго порицает в других. В конце фильма "Догвилль" зритель оправдывает уничтожение населённого пункта - всех без разбора, и ставит мораль организованного разбоя выше морали "дикого запада".
Насчёт Америки я не стану спорить, фон Триер называет "Догвилль", "Мандерлей" и третий проект трилогией об Америке, которую он явно не любит и не раз отказывался туда ехать (более того, заявлял, что ноги его там не будет), но мнения самого фон Триера, насколько я понял, мало кого-либо интересуют.

Фон Триер вообще, к сожалению, несмотря на много хороших и несколько нехороших фильмов (по-моему), становится своеобразным Че Геварой. А модно не ругать его, и не не ругать, а просто резко высказываться (что приятно соответствует контрастности его собственных фильмов) - "я обожаю этого режиссёра, он заставил меня плакать и много думать о добре и зле" или "я ненавижу этого режиссёра, он вообще не режиссёр и не дворянин".

Прошу всё здесь написанное дополнить скромным "по-моему мнению", и в случае возникновения разногласий считать меня неправым. Надеюсь, мне удалось избежать иностранных слов в большинстве случаев, а это главное.

забыл "войти в систему"; то, что выше, написано мной.

афтор - многа букыв
проще надо быть

"философический" - режет слух это ваше.
Ладно, читаем дальше - вступление замечательное. В духе Хаббарда такое, хехе.

ужасно.
начали за здравие, а кончили за упокой.