?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Шарик
d_desyateryk wrote in drugoe_kino
Крошечный, почти ажурный. Белый, как перчатки того, кто его бросил. Вкатывается и застывает на границе света и тени. Происходит это примерно в середине фильма австрийского режиссера Михаэля Ханеке «Забавные игры».
Шарик – мяч для игры в гольф - появляется после того, как один из героев, Георг (Ульрих Мюэ) расставшись со своей женой Анной (Сюзан Лоттар), отправившейся за помощью, набрасывает покрывало на тело только что убитого сына Шорши; гибель мальчика - первое (если точнее, второе - в самом начале был умерщвлен пес) убийство, совершенное захватчиками – Паулем и Петером. Параллельно Анна перелезает через ворота и выбегает на автобан, чтобы остановить машину. А Георг пытается отремонтировать телефон и связаться со своими друзьями. Передвигается медленно, полусидя, так как нога сломана в завязке сюжета – ударом клюшки для гольфа. Все происходит глубокой ночью, в молчании. Мяч вкатывается из-за порога и застывает на полу. Со двора падает свет, достаточный для того, чтобы увидеть нежданный подарок у порога. Камера фиксируется на нем невыносимо долго, передавая оцепеневший взгляд Георга. Потом поворот камеры выказывает сам этот взгляд - великолепную работу Ульриха Мюэ. Лицо актера не просто покрывается испариной, оно как бы размягчается, оплывает от ужаса, рот приоткрыт, в глазах мерцают белесые блики. Шарик – еще одно проникновение, вторжение из многих других, которыми насыщен фильм, но, может быть, самое жуткое.
В «Забавных играх» тема спорта проходит как один из не слишком акцентированных, но важных лейтмотивов. Убийцы одеты в некое подобие теннисных костюмов, клюшки для гольфа приводят в восхищение Пауля, убийство Шорши происходит под рев телетрансляции заездов «Формулы-1», в последней части фильма Петер и Пауль профессионально управляют яхтой.
Гольф - игра-гаджет, один из тех (около)спортивных ритуалов, что давно вышли за пределы собственно физических упражнений. Выбрана эта игра неслучайно - она одновременно крайне медлительна, крайне дистанцирована от зрителей и предполагает наличие в своем роде «райского», максимально обустроенного пейзажа. Поле для гольфа – в равной степени спортивное и социальное, окруженное четкими границами безопасности, редуцированное к эстетике ланшафтных парков. Внутри этого периметра – территория полной защищенности, процветания, предсказуемости. Правила всем известны, действия игроков и публики определены.
Чудовищная инверсия, предпринятая Ханеке, заключается в том, что составные части буржуазной защищенности неожиданно становятся ловушками. Уютный мир привычных, милых вещей вдруг обращается против своих владельцев. И так клюшка ломает кость, так автоматические ворота отсекают надежду Шорши на бегство, так ружье отказывает в руках у жертвы, но прекрасно срабатывает у убийцы, и так ПУЛЬТ становится орудием казни.
Одним словом, вещный мир «Забавных игр» выстроен как камера пыток. В фильме множество предметов, причиняющих острейшую боль, страдания и ужас. Шарик превосходит все, потому что окончательно переворачивает порядок вещей. Но вера жертв в предсказуемость, надежность своего, да и чужого имущества непреодолима. И потому вместо того, чтобы искать убежища, прятаться, Георг долго и бессмысленно сушит мобильный телефон феном, а потом пытается по нему позвонить, причем не в полицию, а своему другу, чтобы тот вызвал полицию. И потому Анна, вместо того, чтобы остановить первую попавшуюся машину, останавливает именно машину убийц.
Мяч появляется после длительного эпизода разрядки, резкого снижения активности. Убийц, повторюсь, нет, причем после выстрела в Шорши они исчезли с моментальной быстротой, испарились, словно призраки. Режиссер отмеривает ровно столько времени, сколько необходимо, чтобы дать понять, насколько быстро и нелогично в координатах игры, устроенной Паулем и Петером, это произошло, и фраза, несколько раз повторенная Анной – «они ушли», звучит почти невероятно. Здесь, на самом деле, применяется излюбленный прием Ханеке – остранение насилия, с экрана вновь и вновь дают понять, что происходящее – условно, кинематографично до предела. Исчезновение, а потом возвращение Петера и Пауля на автомобиле – из того же разряда, что и подмигивание, даже прямое обращение Пауля в камеру, к зрителю. Однако именно в таких условиях «ужас буржуазии можно преодолеть только еще бОльшим ужасом» (Годар). Ужас фильма Ханеке состоит в том, что каждой из жертв по отдельности и всем им вместе предоставляется масса возможностей спастись. Максимума такого рода иллюзия побега именно после убийства ребенка. Ханеке удаляет убийц за пределы кадра, оставляет жертв одних, дает им массу времени. Анне – чтобы выбраться за пределы поместья-ловушки на трассу и остановить машину. Георгу - чтобы спрятаться в подвале.
Шарик означает одно – игра продолжается. С другой стороны, это – жирная точка всех надежд на спасение. Точка невозвращения, пороговый узел. После него останутся уж вовсе невероятные варианты, что Ханеке блестяще подчеркивает, пуская в ход заезженные голливудские клише - наподобие выхваченного вовремя ружья или удачно забытого ножа, - чтобы тут же разрушить их, причем становятся допустимыми самые невозможные ситуации, такие, эпизод с ПУЛЬТОМ - одна из вершин в истории экранного насилия.
А в фильме все же играют в гольф, или, точнее, играют гольфом, пускают в ход соответствующее снаряжение. Но первый удар наносят убийцы, они же и бросают шарик. Пауль вертит этот трофей в пальцах, всячески его демонстрирует, еще не зная, каким наиболее эффективным способом его применить. И, наконец, после того, как они вновь захватывают Анну на дороге, Пауль делает верный ход. Он вбрасывает шарик в игру. И, таким образом, превращает дом Анны и Георга в лунку для меткого, но отнюдь не окончательного удара. Игра пожирает стены и их обитателей, мироздание валится в эту гигантскую воронку.
Без костров, виселиц, войн, сатаны и бога – вечный мелкобуржуазный ад: умирать от ужаса, глядя на мяч для гольфа.

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1
ого.
я немного читал про этот фильм, но из того, что читал - это определённо лучшее.
спасибо Вам.

камера пыток

эпизод с пультом-потряс. смотрела фильм лет этак 6-7 назад, так зал аж задохнулся в этот момент.
фильм чудовищный, потому что веришь и страшно было, очень.

а я все вспоминаю этот фильм(давно смотрела уже), а название куда-то запропастилось... Теперь бы я и фильму пересмотрела... Спасиб за напоминЭ...:)

Веш пост немного упорядочил все мои мысли по поводу этого фильма. Смотрела его 3 дня назад. Шокирует. Но вот конец очень уж предсказуем оказался...

  • 1