?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Таинственное обаяние Альмодовара
Lissa
shaherezada wrote in drugoe_kino
От того, чего я начиталась об Альмодоваре по блогам, у меня сложился манящий образ загадочного и непостижимого художника. Но посмотреть его фильмы не удавалось таким же роковым образом, как Веничке Ерофееву попасть в Кремль. Наконец это заклятие утратило силу, и в прошлое воскресенье я вместе с vasilek , преодолев уйму препятствий, штурмом взяла сеанс фильма «Плохое воспитание». Оригинал названия – La Mala Educacion. Вообще-то, наверно, это всё же «злое воспитание», по аналогии с другим бессмертным заглавием (на французском): Le fleurs du mal, которое традиционно переводится как «Цветы зла».
Когда мы вышли после сеанса из зала, мне некоторое время казалось, что я понимаю феномен Альмодовара ещё меньше, чем до личного знакомства с его работой. На самом деле так оно и есть, ибо у юзеров, которых я читала, было о нём твёрдое мнение (у всех разное!), а я поначалу вообще не знала, что можно об этом фильме сказать.
По крайней мере одно неоспоримо: этот режиссёр очень любит красивых мужчин и умеет передать зрителю/зрительнице обаяние их красоты.
Содержательная конструкция фильма при словесном воспроизведении выглядит как-то даже банально: структура-матрёшка, когда главный герой, голубой кинорежиссёр, оказывается в фокусе столкновения литературного текста и своей собственной биографии. Он ищет сюжет для нового фильма, и к нему, как бог из машины, является его первая школьная любовь, мальчик, с которым он вместе учился в католическом интернате. Он киноактёр, и он принёс рассказ о том, как он в упомянутом интернате стал жертвой сексуальных домогательств директора этого заведения, католического священника, страстно в него влюбившегося. Режиссёр читает текст и оказывается во власти их общего прошлого. Он решает снимать фильм, но не согласен с требованием своего бывшего одноклассника – дать ему сыграть в экранизации главную женскую роль: известную певицу. Отношения обоих – между взаимной страстью и конфликтом. У режиссёра не проходит ощущение, что здесь что-то не так. Он идёт по следу – и в самом деле: его бывший одноклассник давно погиб, а молодой человек, который принёс ему текст – младший брат погибшего и, как потом выясняется, его убийца. Рассказ тоже представляет собой сценарий убийства, но по другой схеме, чем это произошло на самом деле.
Такая вот ось фильма. Она дополняется историей кино, которое в детстве обоих героев было их подлинным храмом, в противовес грешному интернату, более похожему на ад, чем на святую обитель. Мотив кино вступает с самого первого кадра: титры бегут по изысканному декоративному фону, он составлен из обрывков старых киноафиш, образующих многослойный палимпсест. Затем этот декоративный фон конкретизируется: камера отодвигается, и он оказывается вписанным в рекламную витрину старого кинотеатра, с которым связаны детские воспоминания героев. Ретроспекция оживляет прошлое, когда это обветшалое здание было наполнено волшебством.
Фильм почти с избыточной щедростью насыщен цитатами из культурной традиции и культурного контекста Испании. На поверхности лежит продолжение критической полемики с католицизмом, начало которой положено уже в «Андалузском псе» и затем подхвачено Бюнюэлем («Объект таинственного желания»), Карлосом Саурой («Вскормить ворона») и практически всеми значительными испанскими режиссёрами. Невозможно не заметить в композиции кадра и в подборе типажей влияние великой испанской живописи. Актёр, исполняющий роль режиссёра, явно загримирован как обобщённый тип «иконописных» испанских ликов Веласкеса и Эль Греко. В кадре он иногда преднамеренно статичен, что тоже работает на живописные ассоциации. «Живописность» плавно переходит в тематику маски, личины, множественной идентичности. Герои на глазах у зрителя меняют пол и облик, надевают парики, выдают себя не за тех, кто они есть на самом деле. Гомосексуальный дискурс переходит в эстетический, и наоборот. Между жанрами творчества границы ещё более подвижны: текст преобразовывается в видеоряд, а видеоряд – эхо полотен старинных мастеров, и всё это свободно перемещается из настоящего в прошлое, из реальности в фиктивность.
Морали у сей басни нет никакой. Добро и зло сосуществуют так же «без швов», как и художественные практики. Жертвы и преступники постоянно меняются ролями. Никто не наказан и никто не торжествует. Фильм кончается тем, что жизнь продолжается, и в ней есть место всем и всему.
Общее ощущение от фильма – эстетическая сатурация и ни одной мысли.

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1
м-да...
очень забавное описание.

(Deleted comment)

Зачем? Затем!

Вы хотите сказать, что я только набросала ряд картинок? И не вникла в суть? У меня такое же ощущение. Но я иначе не могла. Заблокировалась. Или, может, оглушила эстетика, эти невыносимо прекрасные лица и тела, кадры-картины и культурная игра. Поэтому и пишется пост: в поисках других ориентиров и видений. Если вы можете мне помочь увидеть фильм менее плоско, то за тем, собственно, и написан пост.

Спасибо за рекомендацию. Альмодовара хотелось бы посмотреть всего. Надеюсь, он не будет больше от меня ускользать и не даваться в руки. Пожалуйста, напишите подробнее. Что я не понимаю? Вы ведь знаете его фильмы, не так ли?

(Deleted comment)
Mal по-испански значит и как "плохой", так и "злой". Поэтому перевод вполне корректен.
Вообще я бы советовала начинать Альмодовара с чего-то другого. У него в фильмах нужно видеть "незаштампованность", отсутствие пафоса, некоторую пародийность и необычный взгдляд на штатные ситуации, тогда феномен его обаяния станет понятен. По крайней мере, я его вижу так ;)

С Альмодоваром не справляюсь ...

А с чего начинать? Пока что я под обвалом его эстетики. Даже во сне снились сегодня лица героев, как портреты на стене в моей гостиной. Пришлось среди ночи вскакивать как угорелой, чтобы убедиться в отсутствии булгаковской чертовщины.
А знаете ли вы фильм "Вскормить ворона" Сауры? Тут есть какая-то перекличка?

ах, альмадовар-альмадовар!

"дурное воспитание" не видела (Альмадовара оч люблю по другим картинам: Кика, Поговори с ней, Обаяние порока, За что мне это, Всё о моей матери), но насколько знаю, это единственный по-настоящему серьёзный фильм режиссёра, остальные всё-таки смешные от души, дикошарые, и серьёзное в них передаётся через вычурно-фарсовые ситуации. эх, перец-мегагерец! люблю я его фильмы страшенно!

смотри всё, что попадётся! испытаешь истинный торч.

Re: только до уровня шеи

Так я его и испытываю! Ещё как! Но только до уровня шеи. Головой не въезжаю. А хотелось бы!

Фильм "Дурное воспитание" мне определённо не понравился. Ждал большего, впрочем, допускаю, что просто тема слишком не моя.

тема слишком не моя... Но в чём она???

Фильм "Дурное воспитание" мне определённо понравился. Ждала меньшего. Тему не поняла, и в этом вся проблема. А в чём, по-вашему, она заключается?

Посмотрите "Поговори с ней",он почти без эскапад альмодоваровских.Ранние его фильмы на любителя,имхо их стоит посмотреть только чтоб оценить разницу между молодым и нынешним Бандерасом.

Да, конечно, надо насмотреть определённый объём и узнать кое-что из биографии режиссёра. Я стою пока в самом начале. Но оно оказалось бурным!

Ну вот, например, два "разных" фильма Альмодовара: "Поговори с ней" и "Высокие каблуки". Разные по эстетике. "Все о моей матери" и "Цветок моей тайны" более схожи между собой.
"Дурное воспитание" лично меня очень проняло. Жалею, что не видела "Женщин на гране нервного срыва" и "Кику".
В "Дурном воспитании" есть одна особенно четкая мысль, которую, впрочем, вовсе не обязательно считать главной: как далеко может зайти человек, испытывая собственные способности? Практически "тварь я дрожащая или право имею?"

Так и меня тоже проняло. Но мне кажется, что герои ничего не решают, в отличие от Раскольникова они не бросают вызов обстоятельствам, они плывут по жизни как чёлн по воле волн. И не ведают добра и зла.

Ну, вот еще кое-что интересное:
http://kinocenter.rsuh.ru/almodovar.htm

Спасибо! Уже всё скопировала и читаю потихоньку. Очень интересно!

Странно, что никто не упоминает "Женщину на грани нервного срыва" (перевод с английского Women on the Verge of a Nervous Breakdown). Для меня он остается вершиной творчества Альмодовара, а видел я, пожалуй, все что доступно, кроме, как раз, "Дурного воспитания".
Первым его фильмом, меня разочаровавшим, оказался "Все о моей матери" - уж больно хотелось получить Оскара. Вот там как раз раз мысли были, прилизанные политкорректные мысли как нехорошо бросать детей в беде и как добро торжествует. Оскара за этот фильм дали. Можно вернуться к своему кино, но единожды солгавши... Следующий фильм "Поговори с ней" - просчитанный сюжет, "поднимающий важные морально-нравственные вопросы".
Так что, честно говоря, я был бы рад, если мое мнение о последнем фильме совпадет с вашей оценкой. Это бы означало, что блестящий режиссер перестает заигрывать с майнстримом и возвращается к себе.

Слишком большая честь для Оскара!

Не знала, что Альмодовар - оскароносец. Если учесть, за какую хренотень его присуждают, то, можно сказать, это для Оскара слишком большая честь, быть присуждённым такому непростому режиссёру. Так как я пока что кроме "Дурного воспитания" ничего не видела, то и не могу позиционировать этот фильм в контексте творчества режиссёра. Однако на мой "незамыленный" глаз он эстетически незауряден. А какой-то моральной позиции в нём не прочитывается. Так что, наверно, вам понравится.
А "Женщину на грани нервного срыва" мне посоветовали посмотреть многие юзеры из Другого кино, куда я сделала кросспостинг. Большинство считают этот фильм вершиной творечества режиссёра. Чувствую, что мне предстоит сделать много открытий на этом поприще.
А знаете ли вы фильм Карлоса Сауры "Вскормить ворона"?

  • 1