Macroud (macroud) wrote in drugoe_kino,
Macroud
macroud
drugoe_kino

Categories:

Панегирик лицемерию, или «Молчание» Мартина Скорсезе (2016)

02

По роману Сюсаку Эндо.

Картина удостоена всяких американо-британских наград, даже номинирована на «Оскар». Запомним – это важно для понимания.

Само по себе действо длинное, нудное, мрачное и невероятно затянутое. И почти статичное. В общем, не зрелищное. Да и то правда – здесь не смотреть, здесь думать нужно. И хорошо разбираться в исторической обстановке.

Итак. Середина 30-х годов XVII века. До иезуитов в Португалии доходит известие, что один из их братьев, проповедовавших в Японии, пропал и, скорее всего, погиб. Два его ученика не могут смириться и отправляются на поиски.

1640 год. Япония. Тотальные репрессии против христиан. Крестьяне, тайно исповедующие католицизм, радостно встречают двух священников. Однако власти активно ищут посланцев Рима. И таки хватают их.

А дальше начинаются страсти Христовы: местных христиан казнями и пытками заставляют отречься от новой веры, а чтобы процесс шел активнее, принуждают к показательному отречению священников-европейцев. Иезуиты готовы геройски пострадать за своего бога и потому упираются. Тогда коварные азиаты пытают на их глазах простодушных крестьян – мол, они страдают из-за вас…

И? И португальцы сдаются. Но назад в Европу-то их не отпускают… И приходиться коротать долгие годы в чужой стране, помогая кровожадным властям в разоблачении бывших единоверцев,.. молчаливо и тайно поклоняясь преданному ими богу.

Аллилуйя терпению к вящей славе божией!

Дети божии, несущие миру, как они уверены, Истину, страдают за Господа своего. И вопрошают Его. А Он молчит. Почему?

Все дело в антураже. Ну, с японского романиста какой спрос? Он о внутрияпонской истории пишет. Но Скорсезе-то не может не знать.

В Европе в разгаре Тридцатилетняя война (1618-1648), с учетом союзников и союзников союзников – война всеевропейская. За что бьются? Как всегда – за власть. Но на знаменах-то борьба за веру! Католики увлеченно тащат протестантов обратно в лоно матери Католической церкви, те активно упираются. По итогам в Германии во многих регионах человек исчезает как биологический вид. Так себе мать-то…

Ау, иезуиты! Если кто не в курсе, Орден иезуитов специально для контрреформации и создан.

А ведь еще Аугсбургским миром (1555) признан принцип «чья власть, того и вера», т.е. веру подданным определяет сюзерен. Или другими словами, – не спросясь сюзерена, свою веру не вносить! Да, японцев в Аугсбурге не было. Но европейцы-то проблему осознали и в первом приближении решили.

Но так то в «просвещенной» Европе, а диких азиатов-то кто спрашивать будет? На то они и дикие! И не важно, что к 1600 году Иэясу Токугава наконец объединяет Японию и его вполне можно уже спросить. Португальцы с испанцами (позже подключаются и голландцы с англичанами) отчаянно интригуют, разжигая мятежи, и параллельно распространяя христианство.

Уже тогда стандарты были откровенно двойными…

Именно охристианенные провинции выступают в Японии базой сепаратизма.

И в 1637 году вспыхивает Симабарское восстание. Не важно, что это чиновники накосячили, увеличив во время стихийных бедствий налоги, главное, что восставшие – поголовно католики (и не только крестьяне, но и аристократия). Для подавления приходиться мобилизовать двухсоттысячную армию…

Токугава ужесточает запрет христианства, выгоняет всех испанцев, потом португальцев, и к 1641 году полностью закрывает страну для европейцев. Жестко? Кроме прочего у японцев перед глазами история покорения испанцами Филлиппин – через христианизацию. Плавали – видели. Так что, жестко, но оправданно!

О людях, значит, герои наши переживают, о единоверцах? Человеколюбцы, значит?

А ведь герои-то – португальцы. Представители той самой нации, что построила империю на работорговле! И всю Европу рабами снабжает, и обе Америки. Еще с XV века. А со второй половины XVI в. вывоз рабов из Конго и Анголы приобретает уже совсем неприличные – промышленные масштабы.

Что за рабы? Да негры, конечно! Крестили, да. Целыми кораблями – чего по головам-то считать? Ну, и что, что единоверцы? Одно другому не мешает.

А как же любовь к ближнему, как же христианский гуманизм?

Ну, деловые люди всегда друг с другом договорятся. Португальский двор еще в середине XV века обратился в Рим за разрешением на… работорговлю. Там удивились, почесали репы и… выставили ценник. Две папские буллы 1452 и 1454 годов разъяснили, что негры и сарацины вполне для того годятся, и цитату нужную из Ветхого Завета привели.

А чем японцы и прочие китайцы отличаются от негров с сарацинами? Вот и герои наши в фильме их полагают дикарями дикарскими. Правда, сделать рабами пока не могут. И потому только крестят. Да, и еще жалеют очень…

И сидя в плену тайно исповедают веру свою. А на службе пинают иконы ногами.

Как там святые угодники? Святые-то веру свою исповедовали открыто. Потому и святые. А тут иезуиты со своей официально адаптивной моралью. Да еще португальские.

Не корежит, однако?

Нет, режиссера не корежит. И тех, кто награды раздает, – тоже. Их сила духа восхищает.

Или гибкость морали?

Или гложет скорбь по упущенным возможностям, по недополученной прибыли?

В триллере 1995 года про падших ангелов («Пророчество» Грегори Уайдена) один из падших, имея в виду Господа, жалуется другому: «Он больше не говорит со мной…». Какой замечательный получился бы эпиграф! Да только Скорсезе не согласится…



Tags: 2016, рецензия
Subscribe
promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments