?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
«Хрусталь», 2018. Белорусский «Левиафан», или образец чистого искусства?
crazy_reader wrote in drugoe_kino
          Иногда произведение разрывает связь со своим автором и живёт самостоятельной жизнью. То есть, автор задумывал показать одно, а зритель (читатель) воспринимает всё по-своему, и это своё становится новой сутью произведения. Когда произведение прекрасно своей целостностью и не требует дополнительных знаний (которые, как известно, умножают печали), хотя гораздо чаще я вынужден учитывать весь доступный мне контекст, сопровождающий появление фильма, книги, картины и так далее. Так я устроен как потребитель, сколь ни казалось бы неуместным это слово при разговоре об искусстве. Вот и в случае с «Хрусталём» моё окончательное мнение будет зависимым от той цели, которую преследовали его создатели и, в первую очередь, насколько политизированным был их посыл зрителю.



     Минск, 1996-й год. Всё как у нас в то же время – сломать сломали, а построить ещё не построили. Веля (Эвелина), выпускница юридического факультета, слегка подрабатывает ди-джеем, но, фактически, живёт тем, что потихоньку таскает денежки из материнского кошелька и мечтает. Мечтает уехать в Америку, где свобода – свобода говорить, что хочешь, заниматься тем, чем хочешь, общаться с теми, с кем хочешь. Да что тут объяснять: свобода - она только в Америке свобода! А здесь никогда ничего не изменится. Поэтому Веля пытается оформить визу в Америку, да вот незадача – требуется справка с работы о доходах, и, причём, достаточно убедительных для посольства США. Что делать? Извечный русско-белорусский вопрос она решила просто – купила бланк с печатью завода по производству изделий из хрусталя, впечатала в него данные, взятые с потолка, и отнесла документ куда надо. К её ужасу, принявший документ сотрудник посольства сказал, что они проверят достоверность данных, позвонив по записанному в анкете телефону, а потом уже примут решение. Мечта оказалась под угрозой – номер телефона она выдумала сама. Что делать? – с новой силой встал перед нею тот же самый, извечный. Но голь на выдумки хитра, и Веля едет в городишко, где находится «её» родной завод и по номеру телефона находит квартиру. Дело за малым – надо договориться с хозяевами квартиры, чтобы они, если позвонят американцы, подтвердили Велину легенду.  Хозяевам же явно не до Велиных страданий – старший сын, только что вернувшийся из армии, через пару дней женится и все заняты подготовкой к этому значимому событию. Вот такая завязка у нашего фильма.

          Мы погружаемся в будни людей, которых сложные люди называют простыми. В то самое болото провинциальной жизни, о котором много писал Чехов, а в нашем кинематографе которое показали «Маленькая Вера» и «Облако-рай», например.  Вопрос только в том, как это показывать – с любовью или с презрением. Что касается характеров действующих лиц, то, на мой взгляд, режиссёр со своей задачей справился – все герои действуют как единый ансамбль, сохраняя при этом своё лицо и индивидуальность. Веля – яркое пятно на фоне серой жизни, которая выделяется даже визуально яркими цветами своей одежды, к которой я бы отнёс и фиолетовый парик. Так режиссёр хотел, так у него (я знаю, что режиссёр фильма женщина) и получилось. Степан, тот самый жених на подходе, тоже вылеплен достаточно объёмно и видишь, что это целое явление или продукт конца 90-х, когда правила отменили, и приходится жить по понятиям, как в армии (как он это представляет) – сначала терпишь, что тобой помыкают, а потом переходишь на уровень помыкающих. И это хорошо, главное – не быть «сукой», тогда тебя опустят, и это будет правильно. Такой вот у него взгляд на жизнь, смущает, правда, татуировка на его заднице, где как раз слово «сука» и выбито. Старшее поколение тоже достаточно символично. Мать Вели работает экскурсоводом в музее, как органчик повторяя мантры советских времён и не замечая, что они (её мантры) давно побиты молью и у школьников, которых водят к ней  на уроки истории, кроме скуки и желания поскорее сбежать с её нудного и неуместного рассказа, никаких ответных эмоций  не вызывают. Заметен и шевелящийся на втором плане отец Степана, отстранённо наблюдающий за жизнью, хотя самого жизнь уже покинула и остались только заученные годами движения. Родина-мать и просто родная мать – почему дочь хочет их покинуть? Сейчас не принято разворачивать дискуссии по таким вопросам, не буду этого делать и я, хотя помню время, когда подобная картина наверняка вызвала бы яростное обсуждение этой темы. Но будем жить в своём времени и перейдём к заключительной части.

          Давным-давно кто-то (мне кажется, что Гоголь) сказал примерно следующее: обидишь в повести одного майора – обидятся все майоры в стране. Так и с «Хрусталём». Повод для обиды есть, и тут сразу вспоминается история с «Левиафаном». Сам я не читал смотрел, но так много о нём слышал, что можно и не смотреть. В нашем случае 90-е годы и жизнь обитателей небольшого городка показаны так, что, думаю, не уступят и Левиафану. К тому же, есть и общее – оба фильма были засланы за рубеж для оценки и, если повезёт, то и для получения награды. Левиафан уже не помню куда, а вот Хрусталь представлял Беларусь в споре за Оскар. Наверное, и белорусский фильм можно рассматривать с тех же самых позиций, с которых часто смотрели на Левиафан. Есть для этого основания? Полагаю, что да. Но... торопиться не надо. Как я уже говорил, не зная цели режиссёра, трудно вынести окончательный вердикт. Не буду подозревать его в худшем. Возможно, это попытка отобразить время, его ужас. Или личную драму человека, не вписавшегося в реальность, и которого реальность, в свою очередь, не принимает. Правда, тогда трудно обойти вопрос – что же это за реальность, и что же это за люди? И как трактовать, например, хрустального гуся (кстати, так и называется фильм в английском варианте), который ценится во Франции и никому не нужен в родных краях, а также заключительные кадры, где жиденькая колонна Чернобыльского шляха скандирует то, чего так не хватает героине – "свобода, свобода!!!". Тем не менее, я пока отброшу конспирологию и скажу так: «Хрусталь» - вполне достойный  и даже познавательный фильм, потому что интересно посмотреть, как видит режиссёр 90-е годы  с высоты нашего времени, давая повод освежить свои личные впечатления, если, конечно, они есть.

           В заключение вот что хочу сказать. И режиссёр (Дарья Жук) и сценарист (Хельга Ландауэр)в 90-е годы переехали в Америку и обосновались там. Почему бы им не снять продолжение фильма, в котором мечта их героини сбылась и она добралась до Чикаго? Только не слащавое продолжение, а столь же жёсткое, поместив её в такую же непонятную и, даже, враждебную ей среду? Я бы посмотрел.
П.С. Страны-участники: Беларусь, Германия, США, Россия.

=========

Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1
О фактах. Чернобыльский Шлях 1996 (!) г в Минске был самым многочисленным за всю историю с водометами и многочисленными арестами.
Вероятно была запись Шляха другого года.

Наверное, на имитацию такого Шляха у съёмочной группы не хватило средств))
Там был эпизодический вид из окна городского автобуса, скорее как фон, оттеняющий задумчивость главной героини.

Действительно, было бы интересно.

если бы героиня попала в Чмкаго (по фильму, её план проваливается, но, если она действительно стремится в США, то, рано или поздно она туда доберется наверняка (сужу по моим знакомым-белорусам из того же поколения), то фабула была бы не совсем такой, как вам кажется:
мы увидели бы. как Веля, во всей этой "враждебной среде". чувствует себя совершенно органично, превращается в американку более американистую, чем урожденные американцы
(собственно, как сама создательница фильма Дарья Жук, которая после минской школы с углубленным изучение английского языка, пошла по траектории, включающей учебу в Гарварде и Колумбийском университете и работу на HBO)
в отличие от тех же россиян или украинцев, белорусские иммигранты en masse растворяются в обществе стран, в которые иммигрируют, как рафинад в горячем чае
но про это, действительно, никаких фильмов пока не сняли, так что было бы интересно посмотреть

В свете вашего комментария я вижу проблему так:
на одной чаше весов - аргумент, что "белорусские иммигранты en masse растворяются в обществе стран, в которые иммигрируют, как рафинад в горячем чае",
а на другой - девушка без профессии и без не то, чтобы ярко выраженных талантов, а вообще без них (в фильме она даже в Минске где-то на подхвате на какой-то второразрядной дискотеке). Есть отрицание окружающей её действительности и есть наивные представления о неком золотом крае "Чикаго", где есть свобода заниматься тем, чем ей хочется. Но между "хочется сделать" и "сделать" - большая дистанция. Я не уверен, что она её пройдёт.
Что касается Дарьи Жук, то даже поверхностное сравнение её "траектории" с одной из возможных траекторий Вели говорит явно не в плюс последней. Мне так кажется.
Но спор тут слишком абстрактен - реальных жизненных ситуаций можно набрать как в вашу пользу, так и в мою (если, как и вы, придерживаться мнения, что я в отношении Вели пессимист). Что уж говорить о кинематографических попытках смоделировать подобную ситуацию? Сколько режиссёров, столько и историй.

ну, я не утверждал, что Веля непременно станет супер-успешной американкой
но то, что она станет американкой - не вызывает сомнений ни у кого, кто имеет представление о соответствующем дискурсе
из белорусов её поколения и бэкграунда, желающим уехать в США - 100% (не 90 или 99, а 100) это удалось, тем или иным способом
даже банальную грин-карту выиграть - у белоруса в разы больше шансов, чем у россиянина, скажем
но и без неё эмигрировали массово, как будто сто лет назад

То, что она найдёт своё место в американской жизни, вполне вероятно. Особенно, с учётом белорусского плюса. Но мне кажется (поскольку база наших разговоров, всё-таки, способности Вели из фильма Хрусталь), более важным будет соответствие её ожиданий и того реального положения, которого она там сможет добиться. Кем Веля станет в Чикаго и насколько это будет соответствовать её минским мечтам. Повзрослеть ей там придётся гораздо быстрее, чем на родной земле. Результат это принесёт, безусловно, но какой? Мне вот кажется более реалистичным вариантом, что станет она там официанткой, выйдет замуж, впишется и успокоится. Более реалистичным по сравнению с её ожиданиями, уточню.

ну, в изменившихся условиях человек (тем более - белорус) меняется. и, вместе с ним, меняются и его мечты
я уверен, что Веля в Чикаго не пропадет, и счастье свое найдет
а каждый раз, когда ей будет трудно, она будет говорить себе: "ну, не ной - не такая же жопа, как была в том хрустальном городишке!"

Спасибо за наводку.

  • 1