Ночь пожирает мир / Париж. Город zомби, Доминик Роше.

Обращаем свой взор на французский хоррор, но на сей раз на самый что ни на есть прокатный хоррор безо всяких особых фестивальных изысков: с 5 июля фильм «Ночь пожирает мир» идет во всех кинотеатрах страны. Только вот назвали этот фильм у нас совсем иначе.

Вы, может быть, даже видели ярко-красную афишу с подпротухшим лицом девушки-зомби и удивительно оригинальное название «Париж. Город Zомби». Зомби написано через «Зет» – чудеса оригинальности. 

К сожалению, к огромному сожалению применительно конкретно к этому фильму такой перевод, такая локализация названия, такого качества и идейного содержания постер – это почти что преступление, вопиющая глупость, ошибка как смысловая, так и маркетинговая – словом, ничем не оправдываемый поступок. 

На фильм именно с таким названием и именно с таким постером (а посмотрите, как различаются оригинальный, англоязычный и отечественный – и выберите, какой здесь самый безвкусный, убогий, банальный) пойдут зрители, которые заинтересованы в нормальном зомби-хорроре со всеми его атрибутами: выживание, кишки, кровь, строгая драматургия для самых малопонятливых и прочий зрительский обязательный набор. Ну, чтобы немножко «Ходячих» с одной стороны, немного классики в духе Ромеро – в общем, нормальные Zомби для нормальных Zрителей.



Соответственно, на фильм с этим названием и этим постером НЕ пойдут зрители, которые хотели бы посмотреть в кинотеатре нечто не из категории примитивных слэшеров и стотысячных перепевок про плотоядных трупов. Им это просто неинтересно, как неинтересна какая-нибудь отечественная комедия с полуголым болваном на афише.

Что в итоге? Зритель, жаждущий потоков крови, ошметков плоти и КРЕПКОГО СЮЖЕТА, отправится на этот фильм – и будет разочарован, потому что ему придется вместе с главным героем сидеть все экранное время в замкнутом пространстве и размышлять. Герой будет вяло передвигаться по дому, почти ничего не делать, в фильме будет минимум диалогов, никаких серьезных схваток, саспенса на пол минуты... Ну – очевидный обман ожиданий и, естественно, гневная реакция от ценителей зрелищного кина. Их – обманули. Написали: «хоррор», пообещали в аннотации приключения, а на деле – вот эта вялая европейская рефлексия im Elfenbeinhaus. 

А зритель, который привык вглядываться в изображение и смотреть чуть глубже, чем на сюжет и ЛОГИКУ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, просто пройдет мимо алой безвкусицы мимо. Однотипные зомби, идиотский постер, идиотское название, дурная аннотация – что зрителю искать в этом фильме? Все как будто уже есть на афише. 

И все это – благодаря ужасной локализации. Это почти убийство фильма. 

А было ли что спасать? Может, очередная история с участием бродящих кадавров заслуживает такой участи?

Это дебютный фильм французского режиссера Доминика Роше, который прежде отметился двумя короткометражками. Полнометражную картину он решил поставить по литературной основе известного французского автора, ради эксперимента написавшего однажды под псевдонимом нечто вроде хоррора о писателе, окруженном зомби. Режиссер с командой сценаристов изъял из романа все лишнее – например, профессиональную принадлежность главного героя – и сделал свой фильм.

Про что? Ну уж точно не про зомби. 

В Париже – (обязательная Эйфелева башня – в тумане и расфокусе явлена в нескольких кадрах) – случился зомби-апокалипсис. Безо всяких причин и объяснений, просто случился.

Главный герой приходит на вечеринку, чтобы забрать свои кассеты, смотрит на всю веселящуюся толпу с тоской, скрывается в тихом помещении, засыпает ненадолго...

И просыпается в другом Париже. 

А дальше мы будем сидеть с ним в многоэтажном доме, учиться искусству выживания в фешенебельных буржуазных квартирах и изредка выходить на рандеву с хилыми и не очень проворными зомби. 

Один зомби, которого играет известный Дени Лаван, вообще оказывается в роли пленника пленника – несчастный мертвец застрял в лифте. Теперь герой с ним общается под сигару, ругается, мирится – и, конечно, не может убить – установилась ведь какая-никакая связь между двумя этими заключенными. 

Удовольствие герой находит еще и в музицировании, точнее – в отбивании ритмов. В многоэтажном доме, где жили прежде сливки общества, барабанить всласть можно только с наступлением зомби-апокалипсиса. Этим герой и пользуется, отбивая свой сумасшедший ритм одиночества. 

Стоит помнить, что в историях, где все начинает идти кувырком после того, как герой погружается в сон, не следует слишком доверять реальности. Тем более не стоит доверять героям-одиночкам, которые каким-то чудом остаются в здравом уме среди полчищ обратившихся в зомби. Нужно задать себе вопрос: а такими уж не-зомби казались нашему герою эти люди на вечеринке? Не решился ли он выключиться, упростить свой взгляд на мир до предела: есть я – существо человеческое, а есть все остальные – смердящая бессмысленная плоть.

Кажется, что человеку человек не нужен – человеку человек как правило зомби. Но вряд ли в таком состоянии получится просуществовать долго. Всегда появится какая-нибудь боевая девушка, забросит крамольную мысль о недопустимости вакуумного существования, исчезнет не дай бог – и с этим противоречием придется жить, подниматься на борьбу, которой, в общем-то, и не искал. 

Впрочем, была ли девушка – тоже вопрос. А если и была, то очень недолго. Все остальное – пробудившаяся воля. Но своим появлением девушка заронила герою в душу сомнение – а не стоит ли, как учил Рэндл Макмерфи, хотя бы попытаться выбраться из неправильного мира? Не является ли его существование в одиночестве в осажденной башне очень комфортным выбором добровольной, по сути, самоизоляции? В зомби ли вообще дело? Или у нас тут очередная оппозиция мыслящего одиночки в знакомых интерьерах из слоновой кости и грубой, тупой толпы. Зомби – отличный материал для эскапистских практик. Метафора проста и точна.

Как мы выяснили, «Ночь пожирает мир» – это и не хоррор, и не фильм о зомби – это медленное камерное кино, драма одиночки. Похвально, что оперируя надоевшими зомби, этим уже отработанным материалом, Роше смог сделать оригинальный, с собственной интонацией, фильм, нисколько не впав в зависимость от полумертвых традиций. 

Конечно, фильм не состоялся бы без очень по-французски выглядящего и по-французски же тоскующего норвежского актера, который и солирует на протяжении полутора часов. Андерс Даниелсен Лье играет с единственно-возможной степенью мастерства и уверенности – он просто не может играть плохо, потому что весь фильм на нем и держится. Попробуй тут ошибись – рухнет вся замысловатая постройка, и армии мертвяков будут ликовать на руинах режиссерского замысла. 

За убогим названием, за убогим постером прячется замечательное кино, которое создал интересный режиссер: Доминик Роше. Второй фильм нового французского кинематографиста стоит ждать. Дебют дает для этого все основания.

promo drugoe_kino july 15, 14:29 4
Buy for 500 tokens
Друзья! С 19 по 29 июля в Москве пройдёт кинофестиваль Strelka Film Festival by Okko. В программе - самые крутые и ожидаемые киноленты этого года, российские и иностранные, призеры Канн, Берлинале, Санденса и Кинотавра. Кроме того, в программе открытые встречи-дискуссии с кинорежиссерами,…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.