?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Нибелунги /Die Nibelungen/: "Зигфрид", "Месть Кримхильды" ("Siegfried", "Kriemhilds Rache"), 1924
beauty_spirit wrote in drugoe_kino
Однажды все самые отвратительные и кровавые истории прошлого застынут, как муха в янтаре, красивым мифом. То, что когда-то жгло, мучило и истирало кости в прах обратится гербарием полустертых, обрамленных золотом воспоминаний. Теперь мифом может пользоваться кто угодно, как мечом Зигфрида, но все-таки он живет по собственным законам, не соприкасающимся с нашей обыденной повседневностью. В 1933 дипломированный германист доктор Геббельс в своем выступлении перед немецкими кинематографистами, назвал «Нибелунгов» фильмом, оказавшим на него наиболее мощное воздействие. Фрица Ланга, который в том же году навсегда уехал из Германии, в аккурат после прихода к власти «мелких лавочников»(тм), возомнивших себя нибелунгами под управлением одного ефрейтора, такое признание вряд ли могло порадовать. В реальности то сверхчеловеское при общем дефиците человеческого все же как-то крайне погано смотрится. Если разобраться, то кино тоже именно об этом, уж непонятно, чего там так пробрало психопата Йозю. Хотя нет, понятно..

Зигфрид Кракауэр, который в своей известной книге «От Калигари до Гитлера», убедительно описывает, как культура еще Веймарской республики была проекцией общественных настроений Германии (побежденной, сломленной и одержимой жаждой мести за свое унижение), разумеется, не мог пройти мимо темы:

«Призрачные томления немецкой души, для которой свобода была роковым потрясением, а незрелая юность — вечным соблазном, облекшись в человеческую плоть и кровь, вышли на арену нацистской Германии»
«Перед нами полное торжество орнаментального над человеческим. Неограниченная власть выражается и в тех привлекательных орнаментальных композициях, в которых расположены люди. То же самое наблюдалось при нацистском режиме, который проявлял склонность к строгой орнаментальности в организованном построении человеческих масс. Всякий раз, когда Гитлер разглагольствовал перед народом, он видел перед собой не сотни тысяч слушателей, а гигантскую мозаику, сложенную из сотен тысяч человеческих частиц. "Триумф воли", этот официальный гитлеровский фильм о нюрнбергском съезде нацистской партии 1934 года, свидетельствует о том, что, создавая свои массовые орнаментальные композиции, нацистские декораторы вдохновлялись "Нибелунгами" Фрица Ланга»
Дальше в книге про царство Аттилы. Только вот настоящими сверхчеловеками выглядит даже не Аттила, не Хаген, и даже не Зигфрид, а Брунхильда и Кримхильда (у Вагнера они фактически слиты в одну) – женщины из стали и воли, жестоко наказавшие своих обидчиков (а заодно еще кучу народа и себя). Броня, в которую одели свои души и сердца эти героини, оказалась столь крепка, что расплющила их самих. Обе истории закручиваются кольцом в очередную победу зла.
Но разве «Нибелунги» только о том, что каждая эпоха - молотильня жизней? Нет. Как это ни странно, каждый персонаж вызывает не только ужас, но и сочувствие вперемешку с уважением. Жалко Зигфрида (ну это понятно).«Заржавело твое золото. И повсюду на нем пятна». Кримхильду жалко с самого начала второй части, даже когда из обычной женщины она превращается в чудовище, одержимое местью. Жалко короля Гюнтера, который предав одного друга, мучается и не может пойти на повторное предательство. Жалко Аттилу, который, всего лишь любил жену и сына, хотел «нормальную семью», а потом понял на какую лютую психопатологию подписался. В конце концов, даже конченный ублюдок Хаген начинает вызывать какую-то симпатию и уважение своей несгибаемостью.
Не стоит забывать, что это экранизация средневекового эпоса, а каждый эпос, даже если он далек от привычных христианских понятий о добре и зле, полон не только темного, но и светлого начала. То, какими мы не должны быть и какими мы быть не должны. Обаяние окончательности времен, когда деревья были большими и люди большими, которые больше не повторятся. Хотя вряд ли они были когда-то такими на самом деле, но это же миф! Песнь по утраченному, поднимающая над ужасами настоящего. Гимн величию человеческого духа, цельным героям, которые даже будучи, мягко говоря, неположительными, остаются все-таки великими. Отражение той особенной германской ментальности, которая уходит корнями и к саге о Зигфриде, и к легенде о Фаусте, и к Ницше немецкому романтизму, Фихте, развивавшихся в пику идеологии Просвещения.
Эта одна из ветвей немецкой мысли, основанная на стихийности, и отбрасывающая этический и сознательный подходы (разум враждебен к стихии, ибо стремится к ее обузданию, об этом еще Шпенглер писал). Идея ее в том, что немцы – великий духовный народ. Но у них всегда было мало земли (после потери колоний и Первой мировой это стало особенно острым), поэтому проживая на маленьком европейском пяточке, немецкий дух тянется ввысь и вширь, стремясь объять Космос. Начиналось красиво. Во что это все эволюционировало (деградировало) тоже известно – «Курки, млеко, яйки. Фюрер даст нам на Востоке землицу с крестьянами после войны». Императрица степей Кримхильда в чрезмерно огромном пространстве растет, раздувается, становясь ломкой и хрупкой. Ее тело привезут в Вормс и похоронят в родной земле – такой же, какую она хранила при себе, отправляясь в царство Аттилы. «Возьмите мое царство / И возьмите мою корону /Нам не нужно твое царство / Нам не нужно твое царство / Твое царство - яма в земле сырой / И корона твоя - из клена».

promo drugoe_kino september 26, 03:11 4
Buy for 100 tokens
Несколько лет назад на международном кинофестивале документального кино "Послание к человеку" появился замысел программы игрового кино. Идея была проста - через популярность игрового кино привлечь внимание зрителя к документальным картинам. Составить программу, получившую название…

  • 1
Чудовищно мощное кино. Имею в виду, конечно, вторую серию, когда фэнтези с драконами, гномами и невидимками плавно отошло на задний план, и началась эйзенштейновского уровня органная фуга с Аттилой.

Первая часть тоже эйзенштейновская, с Ярославичем и псами-рыцарями.

Фриц Ланг уехал в Америку и снял фильмы, являющиеся классикой "нуара", вместо того трэша, который он снимал в Германии
я иной раз думаю - а если бы Эйзенштейну позволили уехать в Голливуд, может быть он тоже снял бы что-нибудь великое? Таланта ему было не занимать, но в СССР он только и мог делать, что лепить пропагандистское говно, увы

являющиеся классикой "нуара"


  • 1