?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Послесловие Хуциева
Simon
alexander_pavl wrote in drugoe_kino
Был в Советском Союзе хороший кинорежиссёр, Марлен Хуциев. Происходил он, как почти все шестидесятники, из элитной семьи партийных номеклатурщиков, репрессированных во второй половине 30-х годов, в позднесталинское время учился во ВГИКе у самого Савченко (как Алов и Наумов), в период «оттепели» сделал эталонный оттепельный фильм «Весна на Заречной улице» и ещё одно очень сложное, зашифрованное кино, "Два Федора".

dogd 03 posle poster

Затем произошёл известный скандал с «Заставой Ильича» (чудесная картина, лёгкая, воздушная, умная), за коим последовал разрыв со сценаристом Шпаликовым, поскольку Шпаликов казался нести тяготы проклятия «Заставы» вместе с Хуциевым и попытался переключиться на работу с другими режиссёрами.

Сам Хуциев тем временем сделал фильм ещё более глубокий и изощрённый, чем предыдущие его фильмы – «Июльский дождь». Проблема с «Июльским дождём» оказалась в том, что фильм получился слишком сложен для восприятия советскими зрителями и кинокритиками. В Советском Союзе величайшим кинорежиссёром всех времён и народов почитался Фредерико Феллини, простой и весёлый, как докторская колбаса, но не Микелеанджело Антониони, которого уважали и не смотрели. А Хуциев по своему темпераменту и дарованию близок к Антониони. Как результат, его почитали, но холодно, с дистанции, вежливо пряча скучливые зевки в кулак.
В общем-то, такой реакции следовало ожидать, поскольку «Июльский дождь» как раз раскрывал генезис зевающих в кулак семидесятников. Но кому это надо – смотреться в зеркало?

zasta dogd 01

В семидесятые годы Хуциев ушёл с аванцсены. Он больше не претендовал на потрясение умов и душ, он тихо-мирно ставил спектакли в театре «Современник», снял стандартный советско-антифашистский фильм «Был месяц май» (скрыто полемический по отношению к оттепельному, уже убранному с проката, фильму Алова и Наумова «Мир входящему»), художественно руководил ТО «Экран» Центрального телевидения и был секретарём Союза Кинематографистов СССР.

Однако в момент максимального возвышения Юрия Андропова Марлену Хуциеву захотелось снять своё кино. Именно своё, авторское. И он снял фильм «Послесловие» по рассказу совершенно бездарного Юрия Пахомова, Секретаря Правления Союза Писателей России, полковника медслужбы, обладавшего уникальной способностью оказываться в тех точках планеты, которые спустя короткий промежуток времени становились «горячими»: в Гвинее, Мозамбике, Эфиопии, Сомали, Вьетнаме, Йемене и так далее. Рассказ назывался тупо: «Тесть приехал». Умный Хуциев переименовал камерную историю в многозначительное «Послесловие».

posleslovie 02 huciev

Если смотреть этот фильм наивно, воспринимая лишь верхний слой повествования (как это делают самые простодушные зрители), приходишь в недоумение: зачем снимать бессмысленную бессюжетную историю про двух мужчин, расхаживающих по квартире? Если вникать в детали, учитывать скрытые значения и вообще заниматься дешифровкой, недоумение не рассеивается, а усугубляется.

Напомню сюжет: в Москву к дочери внезапно приезжает откуда-то с юга (не говорится откуда, но понятно – из Крыма, где селили отставных военных, кагебешников и прочий вышедший в тираж служилый люд, которым Москва не по чину) экспансивный старец в феерическом, по обыкновению, исполнении Ростислава Плятта, но дочь не желает дожидаться отца и уезжает в командировку, сопровождать каких-то иностранцев куда-то в Азию. Старца, распевающего на улице «Лилового негра» Вертинского и восклицающего «Москва, Москва, любил ли кто тебя, как я!», встречает муж уехавшей дочери, экономно сыгранный Андреем Мягковым. Он-то и является рассказчиком, но рассказывать ему, собственно, не о чем. Зачин его рассказа многозначительный, герой уверяет, что чего-то не понял, однако мы так и не узнаём, чего именно не понял герой Мягкова. Это остаётся тайной персонажа, он этой тайной с нами делиться не пожелал (прямо как герой известной баллады Козьмы Пруткова)

Отца жены герой Мягкова толком не знает. Он видел его всего пару раз бог весть когда. Для него приехавший – полный незнакомец, и он пытается этого незнакомца «расколоть». Ну, ему известно, что старик знает пять или шесть языков, что он воевал в Испании, что он... э... военный врач. Хирург. Но это всё. Старик непрерывно болтает, сыплет деформированными афоризмами, коверканными цитатами, рассуждает обо всём на свете, но при этом ухитряется ничего не рассказывать о себе. Более того, он совершенно не интересуется ни своей дочерью ни своим зятем, с которым непосредственно общается несколько дней.

posle 02 posle 01

Всё аккуратно сворачивается в сторону «с доченькой приехал повидаться, а она не дождалась». Ну, типа новое поколение бездуховное и деловое, а старое поколение роскошествует в духовности и, помимо прочего, является носителем морального абсолюта. Вероятно, цензурой и поверхностными зрителями фильм воспринимался именно так. Но Хуциев-то прекрасно знал поколение своего героя. Он это поколение «отцов» превосходно отпортретировал и в «Заставе Ильича» и в «Июльском дожде» как цепких хищников. Откуда же вдруг расслабленное маразматическое блеяние про гусей, бегающих в пыли у дороги, и про сорта «нашего южного винограда»?

Нет, там всё непросто. Мелкие детальки, расставленные по фильму, направляют нас в немножко другую сторону. Во-первых, дочь по ходу дела принципиально не желает общаться с отцом. Чем-то он дочь и жену очень серьёзно обидел, этот фактурный старец. Во-вторых, его обаятельная на первый взгляд болтовня при внимательном рассмотрении оказывается ненатуральной. Это нечто вроде маскировки. К примеру, героя Плятта со сдержанной гордой гореччью повествует, как делал хирургические операции «нашим солдатикам» на корабле во время шторма, без всякой анестезии. У персонажа Мягкова этот феерический эпизод, почти дословно повторяющий болтовню хирурга-психопата докторе Бэнвея в «Голом завтраке» Уильяма Бэрроуза, вызывает совершенно естественный приступ сарказма. По мнению советского зрителя, скептическое хмыканье Мягкова должно свидетельствовать о бездуховности «поколения застоя», но у любого нормального человека рассказ о резьбе по живым солдатам во время отчаянной качки вызвает предположение, что герой Плятта по какой-то причине врёт, не особо заботясь о достоверности.

Получается, что старик вроде бы приехал к дочери (с которой не общался десятилетями и которую даже не спросил, удобно ли будет ей, если он приедет), но на самом деле разыскивает кого-то в Москве, кого-то знакомого из старой жизни и, найдя, тут же съезжает от зятя, в котором больше не нуждается. А пока суд да дело, герой Плятта затопляет персонажа Мягкова пустопорожним словоизвержением, отбивая у того всякое желание общаться и задавать вопросы.

posle 03 posle

А сам героя Мягкова? Это «журналист-международник», ездящий то в Африку, то в США, хотя не знает ни одного иностранного языка. На столе у него зажигалка в форме глобуса, над которым водружён исламский полумесяц, вот как. Ну, жившим в СССР не надо напоминать, что подобные «журналисты» одновременно работали в Конторе Глубокого Бурения и отнюдь не писание очерков было их основным занятием. Его жена, кстати, хоть и не в загранку катается, но окучивает «туристов» из капиталистических стран, сопровождая из в поездках внутри СССР.

И вот, посреди фильма демонстративно врезан кусок, когда героя Плятта смотрит «Международную панораму», всякие там взлетающие с авианосцев самолёты агрессиного блока НАТО, и вдруг начинает вещать «Это надо остановить, вам, вам, ребята, поручена тяжкая миссия спасти нашу планету от ужасов грядущей войны!» Это он так к своему зятю адресуется. М-да...

Получается, что Хуциев изобразил приватную встречу двух советских шпионов, принадлежащих разным поколениям. Сталинские орлы и брежневские рыцари плаща и кинжала. Поколение героев, бивших ледорубами по черепам троцкистов, поколение экспансии, нахрапистого захвата всего и вся, в том числе, наглого присвоения чужой культуры – ведь сталинизм активно использовал культурное наследие Российской Империи, имитировал «преёмственность», адаптировал Станиславского, императорский балет, академическую живопись и прочие «золотые шнуры на погонах». А теперь их сменило поколение эпохи Брежнева – скромные функционеры, которые ни разу из пистолета не выстрелили, человечки со стёртыми лицами, с хорошей памятью и умением вписаться в любой поворот. Они просачивались в Конго, во Вьетнам, в Иран, в Йемен, везде были как бы своими. Это был не прямой, грубый, сочный захват новых территорий в сталинской манере. Это инфекция, инфильтрация. Мягков в этой роли выше всех похвал. Человек-вирус, умный, наблюдательный, абсолютно никакой. Именно своей безликостью запоминающийся.
И вот – невстреча. Встретились два бойца теневого фронта, но говорить им не о чём, и не доверяют они друг друг, хоть и работают на одну фирму. Постояли рядом, посмотрели друг другу в глаза и разбежались.

Мне долгое время оставалось непонятным, что же Хуциев хотел сказать своим послесловием? И кому? С точки зрения наивного зрителя – идиотское нарочито неубедительное морализаторство в духе «Вот были люди в наше время, не то, что нынешнее племя». С точки зрения зрителя наблюдательного – сложный, каллиграфически выписанный рассказ ни о чём. Ну, шпионы, ну и что? Да, такая работа. И какой вывод?

Уважаемый leonid_belov, комментатор этого поста у меня в ЖЖ, предложил убедительную, на мой взгляд, разгадку "Послесловия":
"Один - тот который создавал величие совка, второй - тот который поддерживает. Два поколения, два персонализированных КЛЮЧЕВЫХ образа эпохи. Встретились, посмотрели друг на друга - один врет как дышит, второй врет даже когда молчит. Оба - пустота, фикция, символ совка прошлого и настоящего, при всей внешней эффектности и многозначительности представляющего собой химеру, которая (в фильме) смотрится в зеркало и не видит отражения. Сущность, созданная и поддерживаемая спецслужбами, имеет фиктивное прошлое, лживое настоящее и нулевое будущее. Ни черта "это поколение" ни от чего не спасет и не удержит, ибо спасать и удерживать, по сути, некому - вот что понял к концу фильма герой Мягкова. Абсолютная пустота. "Послесловие" - к истории СССР, закат которой Хуциев уже в 83 году предвидел, как человек, имеющий некоторый допуск. (А те, кто имел полный допуск, не предвидели, а точно знали)."

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1

Интересно...Нада пересмотреть ...


Типажи ушедшей эпохи, заката совка. Кажется, "Застава Ильича" считается культовым фильмом режиссера. Интересно, Хуциев и Тарковский - одна школа?

Андрей Тарковский играл у Хуциева в "Заставе Ильича". Он в роли нехорошего мальчика с ехидной улыбочкой прохаживался по комнате, декламируя нараспев "С фуганком повстречалась фуга. Мораль: им не понять друг друга".
Эстетически Тарковский и Хуциев не одна школа. Тарковский (ранний) близок Вайде и Куросаве. Хуциев - Антониони и Алену Рене. Но культурно и социально это был один круг.

Дык, пока Мягков еще жив, надо, не мешкая, сволочь его в острог, крюк под ребро и на дыбу: "колись, гад, кого играть было велено? в чем тайный умысел состоял?"

Хороший актер играет, не зная бэкграунда. А Мягков - хороший. Ничего не расскажет...

А и правда, похож Феллини на докторскую колбасу! Я всё думал "На кого похож Феллини?" На докторскую колбасу!

На докторскую колбасу с изюмом и марципанами, если уж развивать аналогию

Мне всегда нравился "Июльский дождь" полностью, и никогда не могла понять какие сложности в нем находят :)

Чего непонятного? Несоветский фильм.

(Deleted comment)
соглашусь. Хоть и не служила.

обожаю все фильмы Хуциева, они о будущем.
"совершенно бездарного Юрия Пахомова" - а может небездарного?
человек написал об отсутствии будущего у "интересных парней".
наверное, именно этим заинтересовал.
спасибо, Вы очень интересно написали.

Спасибо вам.
Но рассказ Пахомова плохой. Назидательный и плоский. Всё, что в фильме глубоко и тревожно, идёт от Хуциева.

Ну, и к чему эти нападки на Феллини? Никак нельзя похвалить любимого, не плюнув в кого-то, кто ничуть не хуже? Причём тут колбаса? Тогда Хуциев - водопроводная вода. Чуть тёпленькая.

Хуциев снял очень мало - только в СССР можно было позволить себе такую роскошь.

Мягков рассказывал о съёмках "Послесловия" (перехваленного тут): сидим мы с Пляттом часами в гриме, а Хуциев где-то в кабинете придумывает, как снять эпизод. Мягков:"Как же так, Ростислав Янович, вы такой знаменитый артист, у вас время расписано, а вы тут столько маринуетесь". Плятт: "Но это же Марлен!"

В "Заставе Ильича" сейчас вызывает интерес только сцена в Политехническом. И не из-за Хуциева.

"нападки на Феллини" - Сами вы нападки. Феллини блистал антиинтеллектуализмом, он был советской иконой стиля "настало время отвыкнуть жить головой". Сам по себе он замечательный режиссёр, но советские интеллигенты вознесли его до небес - и это удивляло его самого.
"Причём тут колбаса?" - Ну если вы не ловите каламбуры, то я могу и расшифровать шутку. Я не постесняюсь. У Феллини в СССР было прозвище "маэстро". Даже была какая-то пьеса с названием "Послушай, Феллини", коя шла под альтернативным титулом "Послушай, маэстро". А в Италии не говорят "маэстро", обращаясь к немузыкантам. Говорят "дотторе", то есть "доктор". А самая советская из колбас, конечно, докторская. Так что с точки зрения советских интеллигентов, любителей кино, Феллини - что-то вроде докторской колбасы. Такой простой и ребячливый. Витальный и жовиальный и где-то даже высокодуховный. В отличие от занудного унылого Антониони и заумного Алена Рене.
"Хуциев - водопроводная вода" - Угу. Дай мне напиться железнодорожной воды. Я хотел быть водой для тебя, меня превратили в вино. Хорошая метафора, подходящая.
"только в СССР можно было позволить себе такую роскошь" - Меня это тоже возмущает.
"вызывает интерес только сцена в Политехническом" - Говорите за себя, ладно? Это должно звучать так: "У меня и моих друзей вызывает интерес только сцена в Политехническом".

Тарковский о некоторых фильмах:
«Не знаю почему, но меня последнее время стал чрезвычайно раздражать Хуциев. Он очень изменился в связи с теплым местечком на телевидении. Стал осторожен. С возрастом не стал менее инфантильным и, конечно, как режиссер совершенно непрофессионален. И мысли-то у него какие-то короткие пионерские. Все его картины раздражают меня ужасно; пожалуй, кроме последней [«Был месяц май»] — о конце войны. Да и то с натяжками, ибо главный герой — ужасен. И линия поляка из концлагеря — тоже какая-то взятая словно напрокат. И виньетка эта с туристами и развалинами очень неудачна. Странно, но какой-то он жалкий».

О фильме «Идентификация женщины» Микеланджело Антониони:
«Трудно даже сказать, как этого плохо. Даже если это история бездуховности и пустоты, образовавшейся в человеке в том мире, где выращивают любовь, — то нельзя быть автору бездуховным и лишенным любви. Актеры, музыка, диалоги — все очень плохо».

«Мартиролог. Дневник Андрея Тарковского».

а если Тарковский не авторитет?
осподя, как жить на белом свете без авторитетов, со своим собственным мнением!

Был в Советском Союзе хороший кинорежиссёр, Марлен Хуциев

А куда делся?

Советский Союз-то? Распался.

"Нахрапистого захвата всего и вся, в том числе, наглого присвоения чужой культуры – ведь сталинизм активно использовал культурное наследие Российской Империи".
Никакого захвата ничьего чужого. Совдепия - прямой наследник колониальной российской империи. Все прихватки - наследственные. Приёмчики - те же.
Форма собственности изменилась? Да. А Система владения осталась имперской, колониальной.

Нет, это был именно захват, описаныый, кстати, русофобствующим поляком Достоевким в романе "Братья Карамазовы". Там безграмотный лакей Смердяков претендует на освоение дворянской культуры, собираясь при этом стать буржуа - полная мешанина, прям как при Сталине. Советские пролетарии умственно-физического труда вместо создания полноценной советской культуры на рубеже 40-50-х принялись косплеить дворян имперских времён.

Позвольте вставить шпильку в вашу стройную теорию (тоже люблю обращать внимание на детали).

Итак, примерно в хронологическом порядке.

Тесть приехал с одним портфелем, в котором уместилось варенье, вяленая рыба, а где же вещи на пребывание как минимум на неделю? Ну это недочёт сценария/режиссуры, наверное.

Мягков далее говорит воображаемому другу/себе: «Сколько языков ты знаешь? Вот и я примерно столько» – что не означает, что он не знает как минимум своего профильного (Азия, Африка, чем он там занимался, но точно не английского, так как звонил своему приятелю уточить перевод оставленной записки). Поэтому вывод о его безъязыкости вряд ли верен.

Дочка разволновалась, получив телеграмму, но поездка у неё уже была запланирована, поэтому это не подтверждает, что она явно не хотела видеться с отцом – просто так отменить командировку с иностранными туристами тоже наверное вряд ли было возможно («Она не могла отложить поездку», говорит Мягков, а не «не захотела»). Да, он приврал, когда сказал тестю, что она уже уехала, когда телеграмма пришла – но тут нет ничего криминального, просто чтобы избежать лишних объяснений. У них уже своя жизнь и свои обязанности, хотя понятно, что каждый родитель, наверное, считает, что важнее него никаких дел быть не может. Хотя и нельзя отрицать, что у дочери могли быть мотивы не встречаться с отцом.

Мягков выставляет на стол бутылку каберне, чему тесть радуется, говоря, что это его любимый сорт – то есть подразумевается, что Мягков это знал или помнил. При этом ранее он как бы забыл, что его тесть знает несколько языков. Несостыковочка какая-то. Не мерло, не какое-то грузинское или молдавское, что было бы как раз понятно в то время, а именно каберне. Всякую ерунду помнит, а важные детали биографии якобы нет. Может быть и совпадение, конечно, а может быть старик просто продолжает игру в вежливого тестя.

А то, что тесть такой «умный» - может был он из проскочивших через сито чисток, недобитый дворянский потомок, который ещё успел захватить хорошее домашнее образование - и страсть к самообразованию сохранил до старости?

Да, диалоги может быть и слишком многословны и пошловаты, но что ожидать от людей, которые не общаются на регулярной основе и вынуждены танцевать вокруг да около, увидевшись впервые за 5-6 лет? Вероятнее всего, что они и по телефону все это время не общались. Естественно, некие общие фразы, абстрактные темы и тд, а не легко и непринуждённо, душа в душу, как с давним приятелем.

И многословие тестя тоже отчасти можно понять. Он там живет один, и хоть и болтает наверняка на своём рынке со всеми, но со своей семьей-то нет. И вот из него прет этот словесный поток. Надо выговориться. Запомниться. Или загладить вину из прошлого. Поэтому и спрашивает, нет ли новостей от дочери. Может быть это в последний раз. Страх одиночества. Он доживает свой век, а они продолжают жить. Конечно он начинает быстро раздражать Мягкова, у того своя жизнь и дела, но одно дело провести с кем-то вечер, а другое день изо дня жить и делать вежливое лицо. Как, например, в сцене, когда они играли в шахматы. Тесть ему рассказывает про Маяковского и спрашивает: знаешь, почему я боялся обернуться? А Мягков как бы пропускает это мимо ушей, специально или же ненароком, потому что он в своих мыслях, этот дед ему уже надоел, так как с ним у него мало общего, и поэтому он не хочет давать ему лишний повод продолжать его рассказ. Также показательно сцена и у театра Современник: ему хочется кому-то высказаться, вспомнить свою молодость, но молодым людям просто нужен лишний билетик, и они не хотят тратить время на рассказы старика.

Из той же серии рассказ про операции на судне - никаких скрытых смыслов там не увидел. Да, может он приукрасил слегка свои фронтовые воспоминания, но это не предосудительно.

И друзья у него везде живут, понятно, и в Москве, и те, кто проездом (такой был явно бывший обычный вояка, звонивший ему по телефону, когда с ним говорил Мягков).

Вы совершенно забыли реалии 1983 года, если думаете, что у персонажа Мягшкова был выбор, что выставить на стол. Каберне - лучшее, что вообще можно было купить, так что сие вовсе не означает, что герой Мягкова помнил, какое там вино любит тесть. Восторг старика "Мое любимое!" звучит крайне фальшиво, как и все его остальные распевки.
Остальные ваши рассуждения примерно на том же уровне, в духе "а может". "а может", "а может". В самом деле, может, у него гнездо там, как в старом советском анекдоте.

Не обижайтесь на мои слова, но ваша версия ничуть не более и не менее правомочна, чем моя. Разница между ними лишь та, что моя придаёт фильму некоторый смысл, а ваша делает его скучным и неискренним морализаторстсвом.

Edited at 2019-03-22 10:03 am (UTC)

Понятно, что это не простолюдины, большая упакованная «хата», как сам ее называет Мягков, пачка Мальборо и т.д. Явно не хрущёвка, даже с кабинетом (буржуазные излишества). Автомобиль «Волга». То есть когда-то тесть может устроил дочку в престижный институт, да и Мягков явно не из простых смертных. Ну это может быть и просто «люди с красивыми лицами из Садового кольца», и не более.

Явно что-то в семье его жены произошло ещё до того момента, как они может быть познакомились. Может быть он (тесть) жену свою бросил, может быть что-то ещё, раз он был для них персоной нон грата. А меня удивляет, почему ему, Мягкову, это все было не интересно, как будто бы жизнь семьи его жены – это пустое место. Это как раз говорит о его равнодушии. Забыл через полчаса о тесте после того, как проводил в аэропорт.

Вывод: при всём уважении, не увидел каких-то внятных подтверждений вашей «конторской» теории. Но тут вопрос толкования, каждый может видеть своё.

По мне так это история как раз о новом циничном поколении (Мягков), которые живут по накатанной в своей благополучной и хорошо упакованной жизни. Равнодушие. Сарказм. Чему свидетельствует сцена на площадке, когда свет отключили. Он даже соседей своих н знает. А зачем? Время коммуналок прошло, живу и наслаждаюсь своей индивидуальной сытой жизнью, и не хочу вникать в чужие проблемы. И старик на его фоне выглядит гораздо симпатичнее, пусть и со своей театральностью. Но лучше уж с ней и бритвой Золингер, чем мягковское пресно-сытое бытие. Работа без страсти. Вымучивание диссертации. «Наспех подобранные книги».
Мягков в самом начале говорит: «Если бы я знал, что это так перевернёт мою жизнь» – что же именно так серьезно изменилось? Тесть через год умер? И он понял, что этот старик с его квази-показушными речами может и был более-менее настоящим? А он его так и не узнал.

В рассказе, по которому написан сценарий, да и в фильме старик приехал попрощаться перед смертью. Об этом говорит и его болезненный вид и фраза при расставании "Теперь уж вы ко мне приезжайте" произнесенная с особой интонацией. Незадолго до этого он говорит, что завещает детям свою ценную по его мнению библиотеку.
Ни в кино, ни в книге нет никаких намеков на его отношение к спецслужбам. Жил на юге, воевал на юге, вывозил раненых на пароходе. Он в прошлом врач, по воспоминаниям дочери очень хороший, но не практичный. Мог бы на больных озолотиться, "тогда бы мы жили совсем по-другому", но не озолотился. Его жена ненавидит и презирает его именно за то, что он не от мира сего и такое же отношение воспитала у своей дочери. В свою очередь, герой Мягкова ненавидит просто до колик свою тещу во всех проявлениях. Впрочем, она уже несколько лет как преставилась к моменту приезда тестя.
Герой Мягкова работает в некоем институте, вымучивает диссертацию, ученый совет занимает приоритет в его списке тревог. Правда в Африку ездил, привез "настоящую" маску, показывал ее в "Клубе кинопутешественников". То есть фейс свой палит без опасений, что говорит не в пользу версии о его принадлежности к разведке. Скорее эксперт, изучает Черный континент, составляет рекомендации по запросам. Жена уехала в командировку с иностранцами. Короче, благополучие молодых строится на принадлежности к кругу выездных. Старик пытается понять чем они живут и войти в контакт, поэтому много болтает. Но никому он не интересен и контакта не получается. Поэтому он навещает друзей своего круга и уезжает умирать домой в одиночестве. А муж его дочери понимает, что они с женой поступили с ним как недолюди и типа немного мучается от угрызений совести. Но и еще чувствует, что соприкоснулся с другой породой людей, которые знают о реальном мире из собственного опыта что-то такое, чего он и представить не может, а он прозевал момент, когда мог что-то важное узнать. И типа это переворачивает его душу. Но не до конца, так, немного. В целом вроде обычное советское кино про отсутствие связи между поколениями, но еще и про напрасность жертв уходящего поколения. Новые измельчали и как опарыши копошатся в респектабельном навозе, не получая от этого даже удовольствия. Респектабельность - это в устах тестя порок (в рассказе специально вставлена парадоксальная фраза).
Хуциев грустит и одновременно дает понять, что все напрасно, жилы рвали непонятно для кого. Очевидно надо подставить руки под струи дождя и наслаждаться грозой, которая смоет псевдо-респектабельный тонкий слой навоза, в котором живут мелкие опарыши и нанесет новый толстый слой гумуса, где поселятся большие жирные черви, как в остальном цивилизованном мире. Андропов наверное получил некое подбадривающее послание от своего друга и укрепился в своих усилиях по демонтажу системы. А зритель подумал, что это просто какая-то нудная тягомотина ни о чем, пока не оказался на улице с голой жопой. Но это уже была другая серия в 3D.

Это рассказ, а из фильма всё это выброшено. Причём вычищено всё это очень старательно, чтобы и следов не осталось - даже тёща героя по контексту ещё жива.
В результате фильм совсем не о том, о чём рассказ.

буквально недавно пересматривал. захотелось про кино написать, и решил почитать, что уже написали другие:) в яндексе нашел ссылку на этот пост.
почитал, и что-то писать расхотелось:) фильм глубокий, и судя по отзывам и самому посту, даже глубже, чем кажется на первый, второй и третий взгляды, раз люди видят в нем много всего. включая то, чего там нет:)

спасибо за рецензию, очень интересно.

  • 1