ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Растрёпанный воробей
Groucho_smiles
alexander_pavl wrote in drugoe_kino
vor 02 vor 11 vor 03

Мультфильм Аллы Грачёвой «Растрёпанный воробей» по сказке Константина Паустовского «Взъерошенный воробей», как в осколке голограммы, концентрирует в себе почти всю советскую культуру – за исключением той части, которая полностью отмерла в 1956 году. Сама сказка, послужившая исходной точкой для фильма, написана до 1956 года, однако Паустовский, будучи не в восторге от нормативной культуры позднего сталинизма, развлекался стилизациями и в случае «Взъерошенного воробья» постарался ограничиться лишь «гуманными» деталями сталинского стиля – и это позволило его пастишам достаточно безболезненно перетечь в новую эпоху.

Однако назад к «Воробью». Из чего он состоит? Из деталей, характерных для эталонных произведений советской культуры самых разных эпох. Обычно тот или иной артефакт достаточно определённо принадлежит к совершенно конкретной культуре. Ну, не бывает так, чтобы классицизм сливался с барокко и это не коробило бы зрителя. Мешанина эпох всегда вызывает раздражение, эклектика – худшее из искусствоведческих ругательств. Но «Воробей» Грачёвой, снятый в 1967 году, воспринимается, как единое целое. Это не эклектика, это синтез разнородных элементов. И потому «Воробей» заслуживает серьёзного разговора.

vor 01 vor 04 vor 07

Во-первых, визуальный стиль мультфильма отсылает нас к началу 60-х. Этакое плоскостное изображение, почти коллаж из грубовато обрезанных кусочков бумаги. Подчёркнуто двумерное пространство, в котором герои движутся направо, налево, вверх и вниз, но никогда – вглубь экрана. Даже если стаффажным персонажам надо проникнуть в театр, они быстро поднимаются вверх по плоской лестнице. Такой стиль распространился в советской анимации под влиянием Фёдора Хитрука, очарованного «загребской школой». К 1967 году он уже воспринимался слегка устаревшим, и это важно. Не менее важно, что двумерность тут имитированная: фильм вообще-то рисованный, а не плоская марионетка (как у Норштейна и Хржановского), и технически ничто не мешает персонажам двигаться вглубь. Но авторам фильма это не требуется. Им важнее выстроить картинку, которая придавала бы футуроцентристской эстетике начала 60-х оттенок старомодности. Визуальный намёк на то, что «оттепель» давно позади.

Во-вторых, чрезвычайно важен звуковой фон «Растрёпанного воробья». Саундтрек состоит из двух элементов. Из проникновенного, чрезвычайно уютного голоса какого-то актёра (может быть, даже «заслуженного»! может быть, даже «народного»! но мне не удалось выяснить имя, увы) академического театра, читающего закадровый текст. И из музыки, написанной сразу двумя молодыми композиторами, Зацепиным и Крылатовым. О музыке потом, а для начала вспомним, что это значит – закадровый голос.

Борхес напоминает, что, если во сне мы слишим голос, но не видим говорящего, это с нами говорит Бог. Сие справедливо и для фильмов-мультфильмов, ибо что такое кинематограф, как не коллективное сновидение? К этому возможно присовокупить особое отношение советских людей к радио. Голос из радиоприёмника с начала 30-х годов возвещал советским людям Истину, и шуточки по поводу хрипатых репродукторов, характерные для авангардистского периода советской культуры, в рамках сталинского дискурса немыслимы. Кстати, в начале 60-х выжившие авангардисты не преминули поиздеваться над Закадровым Голосом, воплощающим сталинский мистицизм. Один из персонажей мультфильма 1958 года небрежно замечает «А, это Диктор, он объясняет то, что и так понятно». Но авторы «Воробья» почтительно возвращают Закадровый Голос на изначально принадлежащую ему позицию божественного всеведения. Это не случайно. Именно в 1967 году началась планомерная ресталинизация советской культуры. Днепропетровская братва, захватившая Кремль, поняла, что не справится с задачей создания полноценной идеологической машины, и стала затыкать дырки в идеологии ошмётками сталинского конструкта. Это получило именование «сталинизм» и было своеобразным маньеризмом по отношению к советской культуре 30-50-х годов. Такой важный элемент сталинских (и сталинистских) произведений искусства, как разъяснение зрителю смысла происходящего перед его глазами, введен в «Растрёпанного воробья» отнюдь не случайно.

vor 10 vor 14 vor 13

Закадровый Голос в «Воробье» прекрасен. Особо прекрасно то, что иногда изображение не совпадает с рассказом, и мы должны выбрать ту версию, которая нам нравится. Мы должны решить, верим мы собственным глазам или приятному дикторскому голосу. Не думаю, что подобное раздвоение было запланировано авторами. Скорее всего, это результат небрежности. Но там ценнее такая деталь! Ведь она предваряет целое двадцатилетие небрежности, лени, халтуры и постепенно снижающегося уровня претензий советских людей.

Примером нестыковки может быть сообщение Закадрового Голоса, что Маша будет танцевать Золушку в школьном спектакле, после чего мы видим огромный, областных масштабов театр с колоннами и роскошную сцену со сложными декорациями.

Одновременно с сталинистским проникновенным Закадровым Голосом в «Воробья» введена музыка – целых два композитора трудились над составлением саундтрека. И, в самом деле, музыка в фильме распадается на две линии, последовательно проведённые от начала до конца. Это конформистские «сказочные» мелодии, поддерживающие Закадровый Голос, ещё больше смягчающие его, буквально до приторной сладости, плюс резкие авангардные синкопы. Я не знаю, как называется подобная музыка, я не музыковед. В любом случае, это провоцирующий слушателей авангард. Почему так? А потому что в послесталинском СССР с музыкальным авангардом стало совсем плохо. Для композиторов с "сумбуром вместо музыки" консерваторские концертные залы были табу, таких композиторов выталкивали в маргинальную область озвучивания фильмов. Я помню много хорошей музыки советских времён – и вся она была в фильмах или мультфильмах. Шнитке, Губайдулина, Денисов, Сильвестров, Каравайчук – это киномузыка. Так что авангардная музыка в сентиментальной мультсказке тоже оказывается символом времени, четко указывающим на контекст фильма.

Но и помимо контекста, который, может быть, не осознавался, «Растрёпанный воробей» очень хорошо продуман и полон важных деталей, о которых стоило бы поговорить.

promo drugoe_kino april 20, 13:31 2
Buy for 150 tokens
Рекомендации в телеграм-формате. Добавляйте пост в избранное, если хотите каждый день читать новые рекомендации по фестивалю. Пост будет обновляться. Честно говоря, не блещет, на мой вкус, юбилейный ММКФ шедеврами, но что-то посмотреть безусловно стоит. 26.04 Последний день кинофестиваля -…

  • 1
заставляли думать те мультики,и были несмотря ни на что светлыми и добрыми.Спасибо за подробный рассказ,можно теперь его немного по-новому смотреть,глубже.

Да, они были светлыми и добрыми. И умными. Но не называйте, пожалуйста, их противным слащавым словечком "мультики". Это неуважение к их авторам.

А смотреть их, конечно, надо очень глубоко. Например, "Петя и Красная Шапочка" - образцовый постмодернистский текст. "Чипполино" же вообще шедевр с любой точки зрения, в том числе в смысле политической агитации.

из того,что помню-"чипполино"-шедевр!"Петя ми Красна шапочка "-начиная от озвучки до текста-ирония и кладезь цитат..А мультики-это уменьшительно -ласкательное,только очень близкое и любимое так любимое так зову.

Нет, неприятно звучит "мультики". Это же не инфантильное искусство. Это сложнейшие концепты, хоть и обращённые к детям.
Кстати, сценарии для мультфильмов писал даже Николай Эрдман. Легендарное из "Дюймовочки": "Я из тех раков, которые против браков! Я - рак-отшельник!" - это Эрдмановские шуточки.

Ну,мультфильмы ,почти все,кроме примитивных,типа телепузиков,обращены не только к детям.А уж,скажем,работы Гарри Бардина-вообще все с подводными камешками)))

На это я могу ответить следующее: телепузики - самый радикальный из возможных авангардистских проектов. Это, собственно, contemporary art невероятно сложности. Я, например, такое измыслить не в состоянии. Я даже проанализировать "это" не могу.
Что касается мультфильмов, они все, без исключения, обращены не только к детям. Например, серия прор Блудного Попугая - антисемитский памфлет. А в "Карлсоне" в музыкальной теме использавана мелодия Новеллы Матвеевой из песни "Эти дома без крыш" плюс введён мотив деформации реальности под напором воображения.

Насчёт Зацепина и Крылатова могу сказать лишь то, что Крылатов был тогда абсолютно начинающим композитором и Александр Зацепин, уже известный по музыке к нескольким фильмам, "раскручивал" его, предлагая режиссёрам Крылатова вместо себя.
Думается также, что есть определённая связь с работавшим примерно в то же время на Киевнаучфильме дуэтом московских режиссёров и художников Пекаря и Попова (они там снимали "Буквы из ящика радиста"), явная преемственность с которыми очень заметна в "Растрёпанном воробье". В своём интервью Крылатов рассказывал, что он дебютировал в мультипликации именно у них в фильме "Умка", к которому они хотели музыку именно Зацепина (в дальнейшем Крылатов писал музыку почти ко всем фильмам Пекаря с Поповым и позднее — отдельным режиссёрским работам Попова). Похоже, что эти фильмы вышли почти одновременно.
Ну, а насчёт закадрового текста — не думаю, что его возможно однозначно связывать с образами сталинизма. Закадровый текст содержался и в едва ли не самом знаменитом "оттепельном" фильме Хитрука "История одного преступления".

Edited at 2017-01-31 10:31 pm (UTC)

"Александр Зацепин, уже известный по музыке к нескольким фильмам, "раскручивал" его" - Очень интересная информация, спасибо.
"Закадровый текст содержался и в едва ли не самом знаменитом "оттепельном" фильме Хитрука "История одного преступления". - Хитрук как раз мне про этот закадровый текст говорил, что он там абсолютно лишний, что текст ему навязали в приказном порядке, "чтобы было понятно, что имеется в виду". Вы же не думаете, что советские художники творили свободно, как птичка поёт? Над ними было начальство.

Вот как? Не знал этой детали, стыдно.
Однако тогда и расхождения в тексте и кадре тоже могут быть вызваны тем же самым вмешательством.

Что же тут стыдного? Хитрук рассказывал это в достаточно узком кругу, в назидание молодым авторам, чтобы они не утяжеляли свои фильмы разными архитектурными излишествами. В его мемуарной книге этого эпизода, по-моему, нет.
Но в этом фильме явная небрежность в сотрудничестве сценариста и режиссёра. Но о сценарных косяках "Воробья" я хотел бы поговорить отдельно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account