ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
Андерсон-2000: общее и различное в фильмах "Нефть" и "Мастер"
tat_sache wrote in drugoe_kino
В последние годы любители искусства становятся свидетелями нового витка в истории. Известный теоретик сценарного искусства Роберт МакКи в своей книге "История на миллион долларов" обозначил наиболее распространённое в мире разделение фильмов как разделение на "голливудские" и "некоммерческие" фильмы. Если взять такое дробление в качестве грубой точки отсчета, то процесс, происходящий с современным кинематографом, можно назвать "декоммерциализацией". Времена, когда клуб интеллектуалов засматривался фильмами Бергмана и Годара, а отдельно от них обычный зритель наслаждался голливудскими комедиями и боевиками, потихоньку проходят. Наблюдать подобное мы все ещё можем довольно часто, но среди наших современников есть целая плеяда режиссеров, снимающих фильмы, которые интеллектуалы вместе с представителями среднего класса могут смотреть обнявшись. К лучшему подобная универсализация или нет покажет время, но одно же можно сказать точно:среди этих режиссеров есть поистине выдающиеся фигуры. Об одной из них мы и хотели бы поговорить, речь идёт о режиссере тяжелых к просмотру, эмоционально выматывающих, но тем не менее прекрасных фильмов. Пол Томас Андерсон снимал и в двадцатом веке, но здесь мы хотели бы затронуть его более зрелые работы, в которых выработалась его окончательная манера снимать кино, а также сравнить их между собой. Сравнивать будем в первую очередь фильмы "Нефть" и "Мастер" как отдельную стадию в режиссёрской карьере Андерсона. Его "Врожденный порок" 2014 года можно назвать уже новой ступенью в его развитии. Итак, разберём в деталях модель Пол Томас Андерсон-2000:

Повествование
"Нефть" большинством людей считается вершиной творчества Андерсона. Таковым он считается, вероятнее всего, потому что именно в нем в окончательно оформленном виде продемонстрирован его стиль. Одной и, наверное, самой главной чертой этого стиля является невидимость руки автора. Как и в случае с "Мастером", здесь совершенно незаметны нити, ведущие от ног, рук и голов героев к ловким пальцам Бога-творца: у истории как будто нет определенной формы. Несмотря на то, что в фильме присутствуют такие атрибуты субъективизма как нагнетание обстановки за счёт музыки или депрессивные планы, например, горящей нефтяной вышки - у зрителя не складывается привычного уютного ощущения, как будто он находится у режиссера в голове. Героев по жизни ведёт не сценарий и не божий замысел, точнее высшие силы ими иногда руководят, однако двигателем в конечном итоге почти всегда становятся их души и мысли. И тут мы подходим ко второй важной черте в кинематографии Андерсона.

Персонажи
Души его героев - всегда потёмки, причём как правило потемки холодные, склизкие и совсем неаппетитные. Ярким примером тут может послужить главный герой "Нефти", Дэниэл Плейнвью. Жестокий и рассчетливый, по сути он, что называется, пропащая душа. Этим и занимается ПТА, рассматривает пропащие души: не изнутри, как это часто бывает, а снаружи, не рискуя подходить слишком близко и не подпуская слишком близко зрителя. А потому логика и мотивация поступков героев не всегда ясны, в глазах зрителя отсутствие конкретных и простых образов делает происходящее на экране чуть ли не случайностью, словно происходящее на экране происходит само по себе. И вот ты остаёшься наедине с фильмом, ты не участник событий, а простой наблюдатель, и все, что тебе остаётся, это безмолвно и обездвиженно смотреть на то, что постепенно и всегда неожиданно выходит из тьмы людских душ
.

Космология
Ничуть не менее важной в "Нефти" и "Мастере" является космология. В поле зрения оператора неспроста то и дело попадают планы природы или моменты природных катаклизмов. Причём характер и навязываемое восприятие этих планов представляются зловещими и тяжелыми, какое-то большое и тягучее пространство, пойти против которого практически не представляется возможным: пустыня в "Нефти" или неоднократно демонстрируемое зрителю течение в синем море, вызываемое, вероятно, двигателем корабля, в "Мастере". Главные герои - те, кто безуспешно пытались или пытаются идти против этой силы (Плейнвью, Фредди Куэлл), второстепенные - те, кто безуспешно пытаются её понять (Илай, Ланкастер Додд). И все же ведёт и тех, и других не эта сила, а их собственные в основном немотивированные и самоцельные поступки. Таким образом события в этих фильмах происходит именно так, как они происходят, потому, что они диктуются в основном двумя алогичными стихиями - высшими силами, а в большей степени - природой человека.



Социальный подтекст
Ещё одна общая черта этих фильмов: тонкая аллегоричность, причём аллегоричность на темы злободневные и острые. Сполна насладившись переживаниями и характерами главных героев, вплетенными в общую канву событий, зритель получает возможность отойти на несколько шагов и посмотреть, что же символизируют собой эти произведения, если смотреть на них издалека. В случае с "Нефтью" герой Дэниэла Дэй-Льюиса и его нефтяная мечта являются символами всепоглощающего капитализма. Его чёрная и масляная рука наносит одну за одной пощечины по ещё нежному лицу молодого проповедника, с каждым ударом вбивая в голову мальчика новые ценности. Семя сомнения, однажды посеянное нефтяником, ядовитым плющом проросло в голове священника, отравив в ней атмосферу, заставив его под конец отказаться от Бога в пользу денег.
В "Мастере" великолепно сыгранный Хоакином Фениксом Фредди Куэлл, участник Второй Мировой войны, в первой части фильма отчаянно не может наладить хоть какую-то связь с внешним миром. На пути к нормальным отношениям с людьми в виде страшной преграды перед Куэллом встаёт посттравматический синдром. Из этой пропасти его смог вытащить только Ланкастер Додд, основатель и предводитель нового на тот момент религиозного культа. Андерсон отмечал, что при создании сценария использовал биографию Рона Хаббарда, основателя саентологии. Кстати, в продолжение фильма зритель может отметить немало моментов, в которых история Додда является чуть ли не точной копией биографии Хаббарда, с которым Филип Сеймур Хоффман имеет даже внешнее сходство. Куэлл здесь предстаёт в качестве символа мирового сообщества, которое в некотором смысле в этот период также переживало посттравматический синдром. Разочаровавшись во всем, многие его представители сделали выбор последовать за сказкой, поверить в волшебство фокуса, суть которого несильно пытались разгадать. Именно поэтому Додд предстаёт таким убедительным "волшебником": ему хотели верить. Причём Андерсон оставляет судить зрителю, хорошо или плохо то, чем занимался Додд: давал ли он надежду или же безбожно лгал.

Эпоха
В значительной степени персонажи Андерсона являются и символами своего времени, да и вообще хоть этот пункт и стоит последним в статье, по важности является одним из первых: фильмы Пола Томаса Андерсона это, в первую очередь, исследования и передача духа той или иной эпохи. Причём "Нефть", "Мастер" и "Врожденный порок", о котором мы до этого не упоминали, последние три фильма Андерсона, выстроились по хронологии в довольно простую и понятную линию:
1. "Нефть" - фильм 2007 года, повествует о 1920-1930х годах, жадный нефтяной магнат
2. "Мастер" - фильм 2012 года, повествует о 1940-1950х годах, психологически неустойчивый инвалид, ветеран войны
3. "Врожденный порок" - фильм 2014 года, повествует о конце 1960х - начале 1970 годов, хиппи-наркоман
Интересно, возьмётся ли Андерсон экранизировать 1980-е годы, и если возьмётся, то кто, предстанет героем этого десятилетия

Раз уж речь зашла о "Врожденном пороке" стоит сказать о необычности этого фильма, так как это был дебют Андерсона как режиссера комедий. С точки зрения жанровой получилось интересно, поскольку Андерсон использовал в "Пороке" много тех же стилистических приёмов, что были использованы в "Нефти" и "Мастере". Тем самым он доказал универсальность своего стиля, своей формулы кино. Наверное, именно эта формула и позволяет нам назвать Пола Томаса Андерсона пожалуй самым "неголливудским" из современных популярных американских режиссеров. Несмотря на то, что его фильмы затрагивают разные периоды времени, проблематику, характеры, их можно назвать плодами одного проекта, одного глобального исследования человека.

promo drugoe_kino april 20, 13:31 3
Buy for 150 tokens
Рекомендации в телеграм-формате. Добавляйте пост в избранное, если хотите каждый день читать новые рекомендации по фестивалю. Пост будет обновляться. Честно говоря, не блещет, на мой вкус, юбилейный ММКФ шедеврами, но что-то посмотреть безусловно стоит. 26.04 Последний день кинофестиваля -…

  • 1
Хорошо сказали. Много совпадений со мной. Тоже вижу историчность фильмов.

Добавлю: история показывается через тоталитарность сознания. человек/персонажи здесь морально не судимы - они естественны, милы как дети своего времени, своего тоталитарного сознания. кино оптимистично, видит человека честным с собой, деятельным, жаждущим общества. очень интересно.

Про след. фильм-эпоху можно поиграть. Интересно, как можно отразить тоталитарное сетевое сознание 00-х.

Edited at 2016-11-12 08:54 am (UTC)

кат не помешал бы

Люблю ПТА, но не представляю себе обывателя-любителя "Нефти" :)

Хорошая статья! Стоит также упомянуть "Магнолию", хотя она еще там, в 20 веке. Я не стал бы называть "Врожденный порок" комедией, хотя там есть сцены, вполне тянущие на подобную классификацию. Комедия это "Большой Лебовский", с которой "Врожденный порок" несомненно "спорит". У Андерсона не веселый хипарский дебилизм, а тяжелая постнаркотическая головная боль. Из пофигизма выхода нет. Ни для человека, ни для поколения. Порок врожденный.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account