rassudkin (rassudkin) wrote in drugoe_kino,
rassudkin
rassudkin
drugoe_kino

Category:

Старший сын. Постановщик В. Мельников. 1976 год.

Об "Иронии судьбы" я писала: "Бессмертный" сюжет достоин "Ревизора".
В мире мало произведений с бессмертным сюжетом. Кроме "Ревизора" ( безусловный лидер в этом перечне) еще "Ирония судьбы", "Старший сын" и "Виктор и Виктория" - шедевральная комедия Блейка Эдвардса. "Бессмертность" не характеризуется ничем, но безошибочно определяется на глаз.
Итак, "Старший сын". Что же надето на гениальный сюжетный каркас? Во-первых, абсолютно необходимая защита от цензуры - это верхний слой.
Средства противоцензурной обороны бывают разные. К примеру, в "Иронии судьбы" Женя - хирург, Надя - учитель. Но на них совершенно нет отпечатка райбольницы и средней школы, они абсолютно не испорчены квартирным вопросом и совсем не запуганы советской стоматологией. При этом Женя и Надя, конечно, не положительный примитив, а живые люди с чувствами и судьбой, однако, не исключено, что они прилетели с планеты Марс.
Это почти неизбежная условность советского кино: как в античном театре мужчины играют женщин - так в советских фильмах актеры играют взрослых младенцев ( в коконе), со сложным характером, но без признаков местной идентичности.

В "Старшем сыне" необходимая антицензурная оборона - не в героях, а в сюжете. Он универсален и включает в себя и эту функцию. Два парня, по недозрелости, цинично наврали пожилому музыканту, но потом один из парней опомнился и нравственно повзрослел. А второй разгильдяй еще сильнее проявил свою мещанскую сущность, и зло в его лице, т.е., в лице колоритнейшего и красивого Михаила Боярского, было посрамлено. (Плюс еще новизна усиливала яркость актера - Боярского тогда никто не знал). Не хватало, разве что, срывания с его груди комсомольского значка, как в пьесе Розова "В добрый час".

Для сравнения, в этой пьесе Розова главный герой-разгильдяй, чуть было не пролезший по знакомству в институт, тоже нравственно развился, зло, опять же, было посрамлено, а причиной уходящей в прошлое коррупции оказались больные сердца мамаш блатных абитуриентов. Это хорошая, яркая пьеса Розова, показавшая не только коррупцию, но и наполеонов по-советски, но - пьеса однослойная. В отличие от вампиловской. Просто жестко условный советский классицизм нужно смотреть с учетом абсолютно обязательной конъюнктуры и с пониманием драматургических и уголовных законов того времени. Это признак жанра. В 56-м второго плана и подтекста не могло быть. Розов и так много сказал.

в пьесе Розова мораль крутится вокруг комсомола и значка - эта икона еще существует в конце 50-х. В 70-е, вампиловские, иконы коммунизма больше нет. Сук , на котором сидели, срублен сталинщиной.
До 70-х защита от цензуры была очень мощной - сплошная условность, и за верхним защитным слоем почти ничего не помещалось. За личной судьбой всегда косвенно стояло общее дело, и уши его торчали по всем направлениям. Так было до Вампилова.

Пьесы Вампилова многослойны и неоднозначны, со вторым планом и тайным третьим смыслом. Герои его пьес ищут свой личный смысл для своей жизни - общего у них нет. Для них цель - ни коммунизм, ни его отрицание. Они эту икону начисто забыли. Это люди, которые про коммунизм в школе слышали, но пропустили мимо ушей - как что-то навязанное в нагрузку к жизни. Таких героев раньше в кино не было (но были в жизни) - не было людей, которые просто живут и ищут для этой жизни свой нравственный смысл, напрочь забыв, что он заключался когда-то в коммунизме.

В "Старшем сыне" все ищут мать. Мать Нины и Васеньки сбежала. Васенька влюблен в женщину значительно старше себя, не только по возрасту, но и по мироощущению. Сарафанов все время порывается поехать к матери Бусыгина. Мать - это известный символ, это духовная родина, основы.
Бусыгин ищет отца. Все стремятся к потерянным корням. Все герои в поиске, им не хватает завершенности.

Когда М. Горький говорит: "Человек - это звучит гордо!", а церковь называет человека образом и подобием Божьим - это разное. Но на бытовом уровне, массово, такая галиматья о человеческом величии понимается одинаково - кто из людей сильнее, кто выше в иерархии. Если совсем массово - кто кому может навалять.
Сарафанов - не знает, зачем прожил жизнь. С его точки зрения - он не стал большим музыкантом, композитором (хотя мог) и даже не играет в оркестре. Оправдания, которые Сарафанов находит - в детях, в нравственных достоинствах - более, чем весомы. Он это понимает головой, но не верит этому, т.к. подсознательно одурманен пропагандистскими месседжами про гениальность, престиж, удовлетворенность жизнью, достижения и т.п. Андрей Григорьевич сам не может найти главного оправдания своей формально неудачной жизни, которое заключается в служении музыке как таковой - не с целью получения ништяков. Этот аргумент отлично видит со стороны и находит для него Бусыгин.

Кудимов михаил - противоположность Сарафанова. Этот добьется всего, т.к. для него высшая цель - соблюдение формальных принципов, как правило. поверхностно-поведенческих. Он интересен еще и тем, что до него человек в форме (любой) толковался как исключительно положительный. Просто так форму на актера не надевали. Кудимов и положительный и принципиальный, но за внешней канвой ничего нет. Это чисто поверхностные проявления, оставшиеся от когда-то бывшей идеологии.
Сильва и Кудимов по-разному одинаково не слышат человека. Сильва крайний индивидуалист, людей он понимает, но использует только для себя и не сочувствует им. Кудимов, наоборот, бескорыстно всех подводит под принятые общие правила. Он - коллективист, носитель жестких поверхностных общих шаблонов.

Для Бусыгина ценность индивидуальной, нестандартной, никуда не вписывающейся судьбы гораздо выше и коллективной идеологии и религии успеха и приличия. Здесь - жизнь, там - просто схема. Здесь - вкус жизни, там - обманка из правил, определений, иерархических ступеней. Характерно отношение к Сарафанову этих трех персонажей. Бусыгин слышит в его жизни отголосок судьбы своей матери, отзвук своего прошлого и чувствует ценность этой невеликой жизни. Кудимов видит в ней "горькую правду", а Сильва считает: "Гусь...все они гуси...напаяли мужика и хватит."
Васенька и Нина не могут найти в отце моральной опоры, потому что он сам не видит ее в своей жизни, считая ее неудавшейся. Васенька любит женщину намного старше, а Нина бросилась от неуверенного ни в чем отца к ни в чем не сомневающемуся Кудимову. Но Кудимов только видимость опоры.

Все пьесы Вампилова написаны в 60-х годах. Но о 70-х. Там состояние умов 70-х годов. Это большая мистическая странность.
В фильме Мельникова - 70-е. Нина одета в кофту-лапшу и юбку-полусолнце. На парнях - клеша и длинные волосы. В 60-х были брюки-дудочки, стрижки под канатку или под полубокс, конские хвосты и пышные начесы. Так часто одевают актеров в театральных постановках "Старшего сына".
Они очень, что называется, атмосферные, фильмы Мельникова по Вампилову. Реализм там соблюдается жестко, в деталях и всецело - вместе со всем его романтизмом. Окраинное захолустье, летний холод, черный ночной воздух, почти скрывший старую двухэтажку, обилие опадающей листвы и ажурный от разноцветных деревьев дворик - со всей щемящей и сладкой провинциальной романтикой реализма.
В фильме прекрасная обыденность - неяркий акварельный день и ночь с приятным , мягким освещением.
Старая квартира в двухэтажном доме, дощатый пол, торшеры, белые кухонные занавески - чем больше ушедших в прошлое бытовых деталей, тем больше в простоватом реализме ностальгической романтики.

Ирина Степанова.
Tags: 1976, Виталий Мельников, советское кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments