alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in drugoe_kino,
alexander pavlenko
alexander_pavl
drugoe_kino

Category:

Легенда о Тиле

Причиной для обращения кинорежиссёра к жанру «исторического» кино может быть желание сделать как можно более легковесное приключенческое кино, свободное от социальных и психологиченских мотиваций, либо попытка переодеть современные проблемы в «исторический» костюм, чтобы, "остраннив" (термин Бертольда Брехта и Виктора Шкловского), подчеркнуть какой-то специфический аспект современности. В первом случае мы имеем «Чудо волков» Андре Юнебеля и «Трёх мушкетёров» (любую из мыслимых киноверсий), во втором – «Фараона» Ежи Кавалеровича или «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна. Либо фильм оказывается старательной, несколько занудной иллюстрацией к учебнику истории – тут можно вспомнить роскошные библейские постановки Сесиля Б. де Миля и, скажем, «Ватерлоо» Сергея Бондарчука. Да, и, конечно, престижные экранизации классики, всяких там шекспиров и пушкиных, забывать не стоит.

01 03

Однако фильм Алова и Наумова по «Легенде о Тиле Уленшпигеле» Шарля де Костера из этой классификации выпадает.

Это, собственно, не экранизация книги. С текстом де Костера кинорежиссёры отважно сражаются и большей частью побеждают. И не приключение – приключений на протяжении многочасового фильма очень мало, да и те немногие поданы подчёркнуто неувлекательно. И не фильм-аллюзия, потому что найти в «Легенде о Тиле» какие-то отсылки к современной для Алова и Наумова действительности чрезвычайно трудно. Ну, можно, поднапружившитсь, изложить сюжет, как «борьбу угнетённых нидерландских классов против испанского империализма XVI века, столь актуальную для наших дней, когда Огненный Континент Латинской Америки ежечасно потрясают народные революции, а в сердце Черной Африки бурлит котёл гнева против неоколониальных устремлений США и израильской военщины“... Но это прозвучит невероятно глупо, да и в фильме нет ничего такого. И не иллюстрация это к учебнику, потому что понять исторический фон «Легенды о Тиле» практически невозможно, и даже объясняющие интертитры, время от времени всплывающие под трагически бравурную музыку хартурщика Каретникова, не слишком помогают разобраться в мотивах действий персонажей.

18 07

Так что это такое и зачем Алов и Наумов (талантливые и умные люди) соорудили подобный колосс, коий и взглядом-то охватить невозможно? Ответ, как мне кажется, прост, и ключ к ответу дают слепцы с картины Питера Брейгеля Мужицкого, бредующие через фильм неведомо куда.

«Легенда о Тиле» - это альбом с репродукциями нидерландской живописи XVI-XVII веков, один из престижнейших объектов бытовой инсталляции советского интеллигента. Интеллигент, если он желал выглядеть культурным человеком в глазах товарищей и подруг, должен был иметь монументальные альбомы репродукций, собрание сочинений Антона Чехова, однотомник Бунина с «Жизнью Арсеньева» и набор пластинок – Вивальди, А.Суханов с «Зелёной каретой», «По волне моей памяти» Тухманова, плюс непременная «Лютневая музыка XVI-XVII веков».

13 06

В самом деле, все, кто положительно вспоминают о «Легенде о Тиле», называют этот фильм «необычайно красивым». Его рассматривают с отрешённым спокойствием, ничуть не беспокоясь о судьбах персонажей. Сопереживать героям фильма совершенно невозможно, мы попросту не понимаем, кто они такие. Вот высовывается в окно Михаил Ульянов, провозглашая что-то велеречивое, начинающееся со слов «Сын мой!» У этого пероснажа вроде бы есть профессия и даже имя, но мы не в состоянии их запомнить, потому что для авторов фильма это неважно. Он живёт в собственном доме? Или снимает квартиру? А кто его жена? Жена должна быть, потому что у него, вроде бы, есть сын – ну кто-то родил же мальчика! Однако для авторов это несущественно, а существенна композиция высовывания из окна. Что-то рембрандтовское, да. Грамотный зритель возразит, что Рембрандт, пардон, из XVII века, но и это несущественно, потому что в фонограмме, помимо Николая Каретникова и весёлого мистификатора с пластинки «Лютневая музыка», наличествует Вивальди. Как знак высокой одухотворённости репродукции, предлагаемой для подробного рассматривания. Брейгель, Вивальди, «Советское шампанское», салат «оливье» и атмосфера приобщения к высокой культуре. Ну, а для особо продвинутых посетителей кинотеатра «Иллюзион», что на Котельнической набережной в Городе-Герое Москве – визуальные цитаты из «Дня Гнева» Дрейера... Эти цитаты, впрочем, тоже типологически близки салату с маянезиком, ибо Дрейер портретировал опять-таки XVII, а не XVI век.

02 08

Каждый кадр фильма наполнен символикой: куда-то бредут брейгелевские слепцы, человек всё время втаскивает колесо на склон холма, а потом колесо с шумом скатывается вниз, героини то и дело смотрят в камеру, медленно расчёсывая волосы или зажигая свечу, за ночь лето сменяется зимой, под водой на побережье лежит раскрытая книга, которую в начале фильма спрятали в канал какого-то города, Уленшпигель раскачивается на виселице, как на качелях... И многое другое. Хуже всего, что все эти символы никак не работают по ходу фильма. Спрятанная Библия никак не отзывается в сюжете, поскольку Уленшпигель полностью равнодушен к религии (он не атеист и не верующий, этот вопрос просто обходится, а Неле всё время молится Богу, одновременнно практикуя оккультную магию), внезапно выпавший снег ничего не означает – друзья удивились, поразились, и пошли дальше. Есть эпизод, когда нам подробно показывают, как Уленшпигль присваивает осла, принадлежавшего какому-то колдуну, мы ждём развития этого сюжета, но уже через две минуты экранного времени Уленшпигель осла продаёт и забывает об этом. Впрочем, рядом с многозначительным надуванием щёк есть и действительно достойные кадры – например, корабли, вплывающие в затопленный город, или старый король, бредущий по коридору в сопровождении карлика. Это здорово, но увы, подобных эпизодов не так много, как хотелось бы.

05 04

Почему, при всех претензиях на академические аллюзии, Алов и Наумов не попытались воспроизвести «Героическую кермессу» Фейдера, я не знаю. Либо они попросту не видели этот фильм, рассказывающий как раз о Фландрии XVI века ( кажется, его в программах показа «Иллюзиона» не было), либо сочли, что сочный, яркий, раблезианский быт «Героической кермессы» неуместен в нарочито строгом, холодном, нахмуренном мире «Легенды о Тиле». Понимаете, в начале третьей серии титры идут на фоне репродукции картины Брейгеля «Битва Поста с Масленницей» и, хотя экранизированная книга написана во славу Масленницы, со жратвой, выпивкой, грудами колбас и окороков, весёлыми шлюхами и вышучиванием всего и вся, фильм показывает ту же историю с точки зрения Поста – кисломордого ханжи, любителя молебствий, солёных огурчиков и постной селёдки.

16 11

При этом в фильме нет не только самого Клааса, чей пепел потом три серии подряд стучит в сердце Тиля, но и самого Тиля, как таковог. Что очень обидно, поскольку исполняющий эту роль Лембит Ульфсак ярок, колоритен, харизматичен и вполне способен встревожить сон юных дев. Но авторы фильма упорно превращают его в завитушку, в стаффажную фигурку бесконечной общей панорамы. Тиль из фильма – это какой-то Павка Корчагин XVI века, неистовый аскет, стремительно шагающий по болотам и бесплодным солончакам в погоне за неведомой зрителю целью. Из всех проказ Уленшпигеля ему оставили приглашение Карлу Пятому поцеловать Тиля в «уста, коими он не говорит по фламандски». И это всё. Имеется ещё какой-то несуразный эпизод с участием Евгения Евстигнеева, который, к моему огромному удивлению, сыграл свою роль чрезвычайно плохо, но этот эпизод вовсе несмешон. Впрочем, в «Легенде о Тиле» плохо играет не только Евстигнеев. Тут плохо играют и Евгений Леонов, и Солоницын, и Белохвостикова, и Алла Демидова, а Владислав Дворжецкий просто присутствует в кадре с кислым видом, даже не пытаясь играть. На общем безрадостном фоне можно зацепиться взглядом только за Смоктуновского в роли Карла Пятого, великолепно передающего общую атмосферу скуки и раздражения, витающую над этим длинным фильмом. В последовательном стремлении сделать фильм как можно зануднее Алов и Наумов даже вставной триллер про охоту на маньяка, убивающего маленьких девочек, сняли и смонтировали максимально неинтересно, с плохим ритмом и невнятными мизансценами.

09 17

Почему же режиссёрам понадобилось наступать на горло собственной песне? Ведь и в «Скверном анекдоте» и в «Беге» они показывают отличное, утончённое чувство юмора, любовь к жёсткому ритму, умение строить массовые сцены, создавать запоминающиеся эпические композиции – и вдруг выдали неподвижное, мертвое, псевдомонументальное кино, которое с успехом можно заменить роскошным альбомом с постановочными фотографиями? Почему Алов и Наумов вдруг уверились, что потребление высокой культуры всенепременно должно сопровождаться утомительной скукой? Что случилось в промежутке между «Бегом» и «Тилем»? А в промежутке случился Андрей Тарковский. Его несусветно затянутые фильмы, очень красиво снятые, напрашивающиеся на медитацию, всё время намекающие на что-то одухотворённое и тем приводящие зрителя в состояние приятного остолбенения от чувства приобщённости к высокому, буквально крышу сорвали советскому интеллигенту. В кругах интеллигенции середины 70-х годов вполне серьёзно рассуждали о том, что Тарковский – величайший кинорежиссёр мира! Он, понимаете ли, не для средних умов... Это вам, ребята, не пошшлое развлекалово, а Большое Искусство! И всеобщее преклонение перед творцом «Зеркала» и «Соляриса» соблазнило малых сих, Алова и Наумова, решивших переиродить Ирода.

15 12

Эти режиссёры, по сути, экранизировали не книгу Шарля де Костера (она оказалась только поводом для съёмок), а тот эпизод из «Соляриса», когда под музыку Баха-Артёмьева взгляд скользит по репродукциям «Охотников на снегу» и «Возвращения стад» Питера Брейгеля. У Тарковского панорама по картинам занимает несколько минут, но Алов и Наумов уложились в четыре полновесные серии. Ну, и переборщили маненько. Даже закалённый фильмами Тарковского советский зритель не вынес многочасовой пытки скукой.

23 20

Вы скажете: «Так что же, «Легенду о Тиле» и смотреть не стоит? Этот фильм, с угрюмым видм смешивающий Брейгеля и Вивальди, так и остаётся «кинематографическим памятником» эпохи высокой духовности советской интеллигенции? Не более того?» На это я отвечу: «Тем не менее, смотреть этот фильм стоит». В наше время никто не принуждает нас всенепременно высиживать «Легенду о Тиле» от начала до конца. Можно обращаться к нему под настроение, поглядывая, ну, скажем, минут по десять и не беспокоясь о связности повествования – всё равно там никакой связности нет. К тому же, если вы посмотрите три первые серии фильма, вы будете вознаграждены четвёртой, в которой есть действие и персонажи наконец-то начинают проявлять свои характеры. Эта серия, весьма вероятно, была целью, смыслом всего грандиозного предприятия: усыпить цензоров, заставить нетерпеливых зрителей в раздражении покинуть кинотеатр, а самых верных, самых преданных вознаградить потоком сюрреалистических кадров, смывающих претенциозный символизм первых трёх серий.

21 22
Tags: советское кино
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

Recent Posts from This Community