ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Next Entry
ИГИЛ своим кинематографом пока не обзавелся
я в мечтах
kolobok1973 wrote in drugoe_kino
----------

Казанский Международный Фестиваль Мусульманского Кино, который  в этом году проходил в татарской столице уже в 11-й раз,  принято называть «визитной карточкой Татарстана»   -  так, к примеру, с гордостью именует его Президент Республики Рустам Минниханов. Однако российский и зарубежный зритель за минувшее десятилетие уже привык к тому, что Казань становится столицей одного из лучших кинофорумов не только России, но и планеты, центром ярчайшего и неповторимого праздника кино.  

С каждым годом расширяется не только география фестиваля,    -   если на прошлый, юбилейный кинофестиваль заявки прислали 50 стран мира, то в этом году  уже 53,   -    но и тематический, проблемный диапазон, размах творческого взгляда кинематографистов-участников.  Одной из центральных тем обсуждения в фестивальных кулуарах в этом году стала самоидентификация фестиваля, выраженная в его названии,   -   Казанскому фестивалю становится явно тесно в регламентирующих и обязывающих рамках мусульманского кино.  Это спровоцировало дискуссию о дальнейшем самоопределении кинофестиваля,   -  одни предлагали вернуться к его прежнему названию   -  «Золотой минбар»,  другие делали акцент на гуманистическом характере участвующих в конкурсе картин,  третьи    -    на стремлении развивать кино некоммерческое, не гнаться за прибылью, а сконцентрироваться на нравственном воспитании зрителя.  В любом случае,  организаторы фестиваля чувствовали потребность подойти по-новому и к процедуре проведения фестиваля, и к его репертуару  -   отбору фильмов-участников  (отборочная комиссия во главе с её бессменным председателем Сергеем Лаврентьевым проделала гигантскую работу, отобрав в конкурс из 700 с лишним заявок 51 фильм),  и к критериям оценки победителей.
     

В том, что 11-й фестиваль пройдет как-то по-особому, завсегдатаи-казанцы и гости, приехавшие из 20 стран, убедились уже в первый день   - церемония открытия и закрытия фестиваля проходили не в привычной «Пирамиде» с её суперсовременной сценической машинерией, а в главном национальном театре  -   Татарском академическом театре им. Галиаскара Камала.   Программа фестиваля в этот раз не ограничивалась исключительно кинопросмотрами и выступлениями кинематографистов перед зрителями и прессой   -    инициаторы фестиваля позаботились об установлении мастерами кино обратной связи с кинозрителем, организовав целую серию мастер-классов, которые провели и режиссеры, привезшие на кинофестиваль свои работы, и продюсеры, делившиеся секретами продвижения киноидей, и зарубежные и московские актеры, и  специалисты, обеспечивающие технологическую часть кинопроизводства,  -  съемку, монтаж, озвучку, компьютерные эффекты.  Любителям кинематографа был предложен «лабораторный практикум»   -   за фестивальную неделю придумать, снять и смонтировать свой короткометражный фильм, пройти все стадии кинопроцесса. Фильм «Плёнка», снятый зрителями - завсегдатаями фестиваля под руководством  казанского режиссера, основателя Школы авторского кино Алексея Барыкина, был презентован в день закрытия КМФМК.  

Одним из наиболее запомнившихся казанским кинолюбителям мастер-классов  стал мастер-класс польского режиссёра Кшиштофа Занусси, настоящего друга России и российского кино, старающегося не пропускать ни Московский международный фестиваль, ни региональные российские кинофестивали, из которых казанский, по его признанию, самый любимый.

-  Как формируется фестивальная программа, как проходит поиск фильмов в течение года?   -  спрашиваю арт-директора КМФМК Альбину Нафигову.





-  Мы не  только отсматриваем всё, что нам присылают,    -   а присылают много, поскольку у фестиваля уже есть имя, сложилась репутация,   -    говорит Альбина.   -   Мы ищем сами, следим за киноновостями во всех уголках планеты, засылаем отборщиков по всему миру.  Стараемся обращать внимание и на фильмы с прокатным потенциалом,  но понимаем, что наша миссия несколько другая   -  познакомить зрителя с тем кино, которое он никогда не увидит в кинотеатре.   Очень важно представить и начинающих кинематографистов, дать им путевку в жизнь, импульс к дальнейшему кинотворчеству, погрузить их в  совершенно уникальную атмосферу, дать возможность пообщаться с коллегами по цеху.  Традиционно на фестивале доминируют Иран и Турция, но для нас важно показать фильмы тех стран, откуда до России кино практически не добирается.  В этом году, например, практически все заявки из Египта были присланы дебютантами, а также непрофессионалами-фрилансерами, впервые попробовавшими свои силы.  Две египетские игровые короткометражки    -   «Холодная весна» Мохаммеда Камеля о теплоте отношений отца со своей взрослеющей дочерью и «Лейла» Хоузана Абдо о женщине, томительно и смиренно ожидающей своего мужа с войны    -  попали в конкурс. 

-   По каким критериям идет отбор фильмов?  Другими словами, у какого киноматериала нет шансов попасть на фестиваль?

-   Те, кто полагает, что КМФМК   -  смотр религиозного кино, будут разочарованы:  акцент делается на диалоге культур, на взаимопроникновении различных жизненных, бытовых, культурных, творческих, философских традиций.  Есть у нас и свой ортодоксальный зритель, который ждет именно рассказа о Коране, жизни мусульманской уммы, мусульманской религиозной обрядности, и выбегает из зала, попав на «нехаляльный» фильм о любви или о злоключениях мигрантов.   В этом году специально для глубоко интересующихся мы специально запустили внеконкурсную программу «Ислам и просвещение», где собраны документальные ленты об особенностях мусульманской веры.  А вообще диапазон фильмов, которые могут попасть в фестивальные программы,  как вы сами уже давно убедились, максимально широк.  В конкурсе этого года есть киноленты, снятые в немусульманских странах и в которых об исламе вообще ни слова,   -   например,  фильм доктора Биджу из индийского штата Керала «Имена неизвестны» о борьбе обездоленных за право на землю под руководством индийских коммунистов  и фильм бангладешца Мостафы Сарвара Фаруки «История о муравьях» об одиночестве в обществе потребления, ломающем человеческую природу.  Пожалуй, ни у кого из отборщиков не возникло ни малейших сомнений, что эти фильмы у нас более чем уместны.  Пожалуй, есть только два ограничения   -    не должно быть откровенных эротических сцен и пропаганды насилия, агрессии.

-   Однако одна из самых жестоких, натуралистических сцен убийства, виденная мной когда-либо в кино, это именно сцена из фильма якутского режиссера Аркадия Новикова «Крик чайки», показанного на прошлогоднем фестивале в Казани….

-   Мы  потому тогда и не включили эту картину в конкурс, но во внеконкурсной программе не могли не показать   -  сильнейшее по воздействию кино о борьбе добра со злом.

-   В этом году, тем не менее, и в конкурсную программу попал ряд фильмов, которые многие зрители называют весьма спорными,  -  в частности, документальная лента Дениса Красильникова  «Война непрощённых» о легионе «Идель – Урал», сформированном из военнопленных народов Поволжья и воевавшем на стороне немецких нацистов, снятая по заказу правительства Республики Татарстан  (разговор состоялся накануне подведения итогов, и именно эта картина победила в номинации «полнометражный документальный фильм»     -  Д.М.).  Кто вообще принимает решение о выделении бюджетных средств на ту или иную картину?

-   Формальное решение о выделении государственных средств принимает Татаркино.  А вообще система госзаказа на кинематографическую продукцию переживает большие перемены    -   кинематограф у нас теперь подпадает под 44-й Федеральный закон «О госзакупках»   -   решающими факторами при принятии решения становятся сроки и цена.  Кто берется снять кино за минимальные деньги в кратчайший срок, тот и получает госфинансирование.  Лично я не уверена, что такой принцип применим к кинематографу и вообще к любому творчеству, но реальность такова.

-   В этом году Татарстан отметился целой россыпью кинокартин   -  приятно, что в республике складывается профессиональная киношкола, узнаваемая, со своим почерком… Из года в год радует татарстанская анимация, для меня татарские мультики давно стали визитной карточкой фестиваля…

-   Можно сказать, что татарстанскому кино восемь с половиной десятилетий   -   первый художественный фильм, «Булат-батыр», был снят в 1929 году,  в рамках советского кинематографа развивалась и национальная татарская кинематографическая традиция. Сегодня кино Татарстана представлено абсолютно во всех номинациях   -  всего было подано 32 заявки, самая популярная номинация   -  документальные короткометражки.  В связи с 70-летним юбилеем Великой Победы выделили внеконкурсную программу «Татарстан на фронте и в тылу».  Наибольшего зрительского ажиотажа ожидаем на фильме закрытия     -    татарстанской киносаге «Ак чәчәкләр» («Белые цветы») Рената Аюпова, снятой по одноименному роману писателя Абдурахмана Абсалямова в формате телесериала и сокращенной до фестивального формата.  Фильм о жизни и подвиге людей в белых халатах  -  врачей и медсестер    -   в советской Татарии обещает стать национальным кинохитом  (Действительно, такого паломничества страждущих зрителей организаторы  явно не могли предусмотреть   -  в казанский кинотеатр «Родина» пришло несколько тысяч человек, и фильм пришлось показывать несколько раз в нескольких кинозалах   -  Д.М.).

-   У меня сложилось впечатление, что среди отбираемых ежегодно работ превалируют фильмы философские, медитативные, авторы которых находятся в поисках гармонии  -  с природой, с окружающими, с самими собой.   Остросоциального кино меньше присылают или оно пользуется меньшим вниманием отборщиков?  Ведь мир сегодня просто бурлит, многие мусульманские страны и регионы находятся на точке кипения…

-    Социального, гражданского кино снимают и присылают очень много.  Много в этом году гражданской, политической документалистики.  В прошлом году, если помните,  документальный конкурс затмил по профессионализму и зрительскому интересу конкурс игровой.  В этом году решили сделать внеконкурсный показ фильмов бывшей Югославии,  -  ещё в недавнем прошлом полноценной горячей точки.  Венгерский киновед Иван Форгач сформировал программу югославского кино разных лет.  Кроме того, сегодня из остроактуальных фильмов удалось слепить целую программу «Свой среди чужих»,  -  там  картины и о трудностях мультикультурного общества, и о цветных революциях, и о гражданских войнах, и о феномене терроризма…

-  ИГИЛ ещё не обзавелся собственной кинематографией?  Или там кино это харам?...

-   Нам, по крайней мере, ничего не приходило,  -  улыбается Альбина.   -  В этом году так сложилось, что акцент сделан именно на художественных кинолентах   -   финальная десятка настолько звездная и ровная по мастерству, что жюри придется поломать голову над выбором.  К сожалению, остросоциальное кино зачастую уступает по уровню и качеству    -   прислали, например, фильм о войне на Донбассе. Трудная, трагическая, значимая тема, но репортажная съемка дебютанта не позволила включить в конкурс.   Интересно, что зачастую медитативные, медлительно-созерцательные киноработы приходят именно из стран, охваченных гражданскими волнениями и конфликтами.  Обратите внимание на египтян   -  у них за окном революции одна за другой, а они снимают фильм о том, как отец-одиночка  переживает процесс превращения дочери из девочки в девушку,   - фильм тонкий, пронзительный, лиричный,  где за 15 минут перед нами и поэма родительской любви, и тема непонимания между разными поколениями,  и драма человеческого взросления….
   

-   Альбина, фестиваль славен своими устоявшимися традициями, но вместе с тем каждый год несет с собой  что-то новое.  Какие принципы отбора и кинопоказа на КМФМК останутся незыблемыми, а что есть желание поменять, скорректировать?

-    Для нас очень важно, чтобы фильмы шли на языке оригинала.  Мы специально не прибегаем к дубляжу, а только субтитрируем   -  зритель должен слышать язык первоисточника, на котором был снят фильм, наслаждаться его оттенками, подлинными интонациями говорящего.  От этого принципа и впредь не отойдем.  Что касается системы оценки фильма, то многие говорят о том, что жюри следовало бы разделить    -   для более вдумчивого, внимательного, профессионального судейства  сделать раздельное жюри для игровых и для документальных фильмов.  В этом есть свой резон    -   кино это разное и оценивать его нужно с разных позиций, да и большее внимание можно будет уделять конкурсной программе.  В жюри стараемся собирать людей, представляющих всё наше постсоветское пространство,   -  в этом году под руководством председателя Владимира Меньшова работают и кинозвезда советской Прибалтики Мирдза Мартинсоне, и легендарный Рашид Нугманов, снявший прославившую его «Иглу», и Эльёр Ишмухамедов, презентующий свою собственную новую киноработу  -  фильм «Гвоздь» о студентах театрального института. 

-   Альбина, что означает лично для вас девиз фестиваля  «Через диалог культур  -  к культуре диалога»?

-   Я этого девиза придерживаюсь и на работе, и в семье.  В свободное от фестивальных забот время работаю в казанском кинотеатре «Мир», стараюсь показывать нашему зрителю кино, приучающее мыслить, любить, верить в человечество, терпимо относиться к другому, непохожему.  Семья у меня и многонациональная, и многоконфессиональная,   -   сын сознательно выбрал ислам, а дочка крещёная…  

promo drugoe_kino april 20, 13:31 3
Buy for 150 tokens
Рекомендации в телеграм-формате. Добавляйте пост в избранное, если хотите каждый день читать новые рекомендации по фестивалю. Пост будет обновляться. Честно говоря, не блещет, на мой вкус, юбилейный ММКФ шедеврами, но что-то посмотреть безусловно стоит. 26.04 Последний день кинофестиваля -…

?

Log in

No account? Create an account