makekaresus (makekaresus) wrote in drugoe_kino,
makekaresus
makekaresus
drugoe_kino

Categories:

Отрочество

Безусловно, постмодернистское кино может быть обусловлено этическими диспозициями, о чем свидетельствует в меру недавнее «Отрочество» Линклейтера. Часто концентрируясь на радикалистских эскападах современного кинематографа, нынешняя аудитория некритично оценивает визуальную постсовременность как обитель трансгрессии и видео-экстаза. Карнавальная образная эксцентрика, сценарные перверсии, технологические изощрения – все эти красочные абстракции могут быть невнятно восприняты, но, тем не менее, они указывают на радикальную гетерогенность происходящего в киноиндустрии. Меж тем, это - «традиционная» ошибка, связанная с колониальными амбициями модерна, коему трансгрессия как раз и свойственна. Постмодерн, как давно уже известно, является самоотрицанием модерна и его фундаментальных постулатов. Постмодерн – цирковое самоубийство модерна с последующим воскрешением на потеху интеллектуальному плебсу. Так вот, «Отрочество» суть образец «классического» прочтения визионерского постмодерна. За ворохом запредельных порно-извращений и сиропной кровищи популярных «слэшеров», столь актуальных в хипстерском масскульте, Линклейтер, будто бы ученик Честертона, находит трансгрессию (для него она идентична ортопраксии и этичности) в самых крепких институтах социальной преемственности и стабильности: брак, семья, образование и прочие приятные концепты любого уважающего себя мелкого буржуа. Используя весьма хитроумную и трудоемкую режиссерскую технему, Линклейтер недвусмысленно указывает на то, что сейчас является источником чудовищной, взрывающей многие поп-культурные устои, трансгрессии… Это – Семья… В ее полнокровном облике, где отображены не только Реальное насилия, взросления, унижения, но и Символическое заботы, памяти, любви. Идея Линклейтера достаточно топорна и модернистична, не учитывая его технических инноваций: вернуть эстетическую трансгрессию из стана маргинальных идентичностей и специфических культур в домен большинства, той таинственной «массы», живущей более чем традиционной жизнью. В то время как в плоскости Реального, культуры, основанные на частичных идентичностях, все также располагаются на второстепенных позициях, оставаясь типично пограничным явлением, тогда как на поверхности Символического они теперь господствуют, став эстетической доминантой. Постсовременность – это культура карнавала, маскарада, соблазна. Культурологический праздник продолжается целый год, как в христианских святцах, до того момента, пока какой-нибудь юродивый эстет, вроде Линклейтера, не крестит нас в омуте повседневности. Хотя бы и на два часа. «Улица» залезла в наши умы, но мы никак не хотим выйти на «улицу». Среднестатистический пролетарий, ограниченный строго регламентированной культурными акцентами повседневностью, может танцевать гей-диско западнопобережной богемы, или слушать ритмизованную матерную лексику черных гетто, либо созерцать кавайных цыпочек с руки узкоглазых сибуя-задротов, и т.д. Ежедневно он проскакивает своим взором через тысячи образов и звуков бесчисленного множества идентичностей. Линклейтер возвращает нас в забытую область грез, где индивидуальное соразмерно универсальному, где мир платоновских эйдосов все еще связана с материальными красотами, он конструирует визуальную симуляцию некогда жанрового доминатора – «романа воспитания». Вот адекватный ответ белого эстета всем черным матерям-лесбиянкам. Конечно, у обезумевшей от маскарадной пестроты «массы» нельзя была требовать искренней заинтересованности в классических западноевропейских жанрах; слишком монументально, затянуто, очевидно, целокупно. Линейная наррация и этическая назидательность сюжета, строгая композиция и структурная симметрия, - представленные эффекты нынче не соответствуют обрывочному, ускоренному режиму мышления современного человека-потребителя. Воспитанному на скорости реакции, экшен-аффектации, нарушениях причинности и ломки системы, трудно вовлекаться в эстетику фундаментального. В действительности, Линклейтеру удалось мастерски симулировать классическую традицию. Линейный целостный сюжет на самом деле был искусным скреплением множества самобытных фрагментов – чистейшая режиссерская технема. Мягкий и неспешный ритм поэтики взросления стал результатом действия монструозной хронологической компрессии. Изысканная моралистичность и эмоциональная доброта оказались торжествующим итогом, этическим празднеством той компилятивной громадины, собранной из мелких коллизий, рефлексирующих борений, будничного выбора, в конечном счете, самых повседневных и житейских прецедентов. Короче говоря, сама классичность отображения была мастерским симулятивным эффектом. Итак, идеализация трансгрессии Повседневного в неприветливой среде бушующего карнавала знаков вполне возможна, но только посредством применения симулятивного гения.

Tags: Отрочество, Ричард Линклейтер
Subscribe
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments