Александр Гнездилов (gnezdilov_alex) wrote in drugoe_kino,
Александр Гнездилов
gnezdilov_alex
drugoe_kino

Category:

Фильмография Нагисы Осимы (1932 - 2013). Часть 3. 1972 - 1999 гг.

Это третья, завершающая, часть максимально полного обзора фильмографии Нагисы Осимы (1932 - 2013). В рамках обзора впс написал обо всех фильмах Осимы, которые мне удалось отыскать - в озвучании русском или английском, с субтитрами или без, просто на языке оригинала.
Всего 33 фильма, из которых 9 вошли в этот заключительный раздел.

Предыдущие части:
Ч. 1 (1959 - 1964): http://drugoe-kino.livejournal.com/2887335.html
Ч. 2 (1965 - 1971): http://drugoe-kino.livejournal.com/3087484.html

1972. Летняя сестра
Dear Summer Sister | Natsu no Imoto | 夏の妹
Япония. 96 минут

Самый малоизвестный и недооцененный из полнометражных игровых фильмов Нагисы Осимы. «Летняя сестра» действительно производит поначалу крайне невзрачное впечатление. Фильм кажется заурядной бытовой историей, совершенно невнятной жанрово. Одновременно недокомедия и недомелодрама, в которой абсолютно отсутствует предмет для зрительского интереса. Некая случайная прокладка между левым протестным творчеством Осимы 1959-1971 годов и его поздними провокативными работами, которые поместят имя режиссера в сонм классиков авторского кино. Но вдруг происходящее на экране начинает приобретать явное и глубокое значение, история на глазах обрастает совершенно неожиданными смыслами, диктующими дальнейшие сюжетные повороты.

Осима, с одной стороны, закрывает здесь темы предыдущего периода своего творчества, и, с другой, перекидывает от них мостик к своим будущим работам. Жаль что-либо рассказывать о сюжете «Летней сестры». Пожалуй, лучше вместо этого дать несколько географических и исторических пояснений относительно места, где разворачиваются события фильма.

Окинава — главный из небольших островов архипелага Рюкю. Этот архипелаг расположен в Тихом океане, к югу от 4 основных островов (Хонсю, Кюсю, Сикоку и Хоккайдо), составляющих историческую Японию. Королевство Рюкю до конца XIX века оставалось отдельным государством, хотя и зависимым от Японии. Коренное население архипелага — рюкюсцы, этнос, родственный как японцам, так и некоторым народам Океании. Википедия сообщает нам, что рюкюсский язык имеет общие корни с японским, но отличается от него, приблизительно так же, как немецкий язык отличается от английского.

После Второй мировой войны оккупационный режим США действовал на Окинаве на 20 лет дольше, чем в остальной Японии – до 1972 года, когда и был снят фильм «Летняя сестра».

На эти южные острова, только что в полной мере возвращенные стране восходящего солнца, приплывает группа японцев. В дальнейшем, среди героев фильма отчетливо проявится разделение на поколения. Старшие (среди них судья, полицейский, хозяйка дома гейш) сосредоточены на прошлом и его связи с настоящим. В этом вытряхивании своих «скелетов из шкафов», они наследуют героям «Церемонии». Младшие же поглощены настоящим, этим летом и своими чувствами. «Make love, not war» — это их ответ на вопросы жизни и их способ не повторить ошибки отцов.

Говоря об атмосфере фильма, думаешь о его частичной перекличке по настроению и интонации с рядом фильмов Вуди Аллена, которые снимет американский режиссер лет через десять. В первую очередь, это «Сексуальная комедия в летнюю ночь», которую роднит с «Летней сестрой» не только время года, но и режиссерский сарказм по отношению к сюжетным перипетиям взрослых персонажей на фоне природы. Океан, пляжи, буйная субтропическая растительность приглашают к радости и простым удовольствиям бытия, которые порой оказываются самым правильным ответом на самые сложные вопросы. Люди, не замечающие этого, — серьезны и одновременно забавны:
— «Для кого-то это вопрос жизни и смерти».
— «Ваша болтовня — не вопрос жизни и смерти».

Так объясняется жанровая природа фильма: «Летняя сестра» — это всё-таки эксцентрическая комедия. Но комедия в том же смысле, что и пьесы Чехова, в том же смысле, в каком комедией является вся наша жизнь, нескончаемое движение времени на фоне пространства, и в этом круговороте перемешано воедино и смешное, и грустное.


1973. Рахман, отец Бенгалии
Rahman, The Father of Bengal | Bengaru no chichi Raman
Япония. 25 минут

В 1970-е годы режиссер продолжал периодически путешествовать по странам Азии, и одной из самых посещаемых им стран в тот период стал Бангладеш, только-только добившийся независимости от Пакистана. Осима снял три документальных фильма, посвященных бывшей британской колонии Бенгалии. Один из них - "Рахман, отец Бенгалии" - посвящена основателю независимого государства, первому президенту и премьер-министру Бангладеш Шейху Муджибуру Рахману.

Осима явно увлечен скромностью быта семьи Рахмана и его демократизмом в общении с народом. Рахман, харизматический народный лидер, рассказывает режиссеру (первый случай, когда Осима появится в кадре своего фильма, затем он повторит это в "Киото, город моей матери" - и оба раза это подчеркивает его личную заинтересованность в истории). Любопытно теперь оценить этот фильм 1973 года, зная, что через два года Рахман попытается, под предлогом борьбы с коррупцией и терроризмом, заменить демократию диктатурой, объявит начало "второй революции" и через несколько месяцев будет убит в ходе военного переворота вместе с большинством членов своей семьи. Убит в том самом доме, где проводил свои съемки Осима.

А пока премьер-министр Рахман и члены его семьи вместе с японским режиссером сидят на застекленной террасе своего дома, за небольшим столом и завтракают.


1976. Империя чувств | Коррида любви
In the Realm of the Senses | Ai no Corrida | 愛のコリーダ
Япония – Франция. 109 минут

Премии и фестивали:
Специальный приз жюри кинофестиваля в Чикаго (1976)
Приз Британского киноинститута (1976)

Самый известный фильм Осимы, соединивший киноискусство с порнографией и попавший в целом ряде стран под многолетний запрет. Эту историю о разрушительной силе страсти и тонкой границе между безудержным влечением и патологией снимали в Японии, но для монтажа пленку потом приходилось частями вывозить во Францию. Судебные процессы режиссера с японскими властями продолжались потом четыре года, перед показом на Берлинском фестивале фильм был арестован полицией. Не решился взять этот фильм Осимы в конкурс и Каннский кинофестиваль.

Впрочем, гораздо важнее поговорить в связи с «Империей чувств» не о порнографии тела, а о порнографии чувства, о его анатомии, исследуемой режиссером. Осима деромантизирует и деидеализирует любовь и чувственное влечение. Не принижает эти чувства, не пытается найти за ними более примитивные мотивы, а, признавая любовь и желание, показывает их натуралистичнее и проблемнее, чем это делало и делает подавляющее большинство творцов.

Станиславский и его последователи в русском психологическом театре любые человеческие взаимоотношения рассматривают как конфликт, как столкновение желаний, намерений и действий героев, даже если речь идет о Ромео и Джульетте. При этом под конфликтом понимается не грубое столкновение, а естественное и непреодолимое в реальности стремление одного человека повлиять на другого, изменить его поведение в желаемую сторону.

Осима не просто разделяет данный подход к драматургии отношений применительно к любви, он заостряет его и обнажает, делает предельно видимым для зрителя. Этот подспудный поединок пронизывает и ранние его работы, но начиная с «Империи чувств» будет оказывать особенно сильное воздействие на внешние сюжеты художественных фильмов режиссера.

Не претендуя на всезнайство, я не в силах назвать другого кинорежиссера, который анализировал бы любовь в таком аспекте. Именно поэтому поздние фильмы Осимы пугают, отталкивают и смущают зрителя. Множество режиссеров снимали одежду с героев, но мало кто дерзал снять одежду романтического флёра с самого чувства, бесстыдно обнажить его природу.

Любовь и секс у Осимы неразрывно связаны с проблемами власти и подчинения, смерти и боли, силы и слабости, насилия в отношениях (не в значении изнасилования, а как диктата своей воли партнеру), сладости унижения и возвышения. Это борьба, особенно напряженная оттого, что глубоко скрыта в подсознании человека, она не видна явно и не понята даже ее участниками. Это поединки за роли и сценарии в отношениях, сложная игра с другим и с самим собой, притяжение и отталкивание, наслаждение и стыд, потребность отдаваться и принадлежать с желанием сохранить независимость. Это смертельная игра «до полной гибели всерьез», в которой участников может быть больше двух не за счет измены, а за счет столкновения в человеке внешнего и внутреннего.

Второе из двух названий — «Коррида любви», под которым фильм известен в Японии, — пожалуй, несколько точнее первого. Оно сразу задает историю схватки быка и матадора, смертельную опасность всепоглощающей страсти для любящих. Впрочем, и в названии «Империя чувств» есть свои важные для фильма нюансы. Оно подчеркивает властность любви, тотальное стремление к контролю и обладанию, когда герои в своих взаимоотношениях становятся скорее схожи с парой богомолов, нежели с парой попугаев-неразлучников.


1978. Империя страсти | Призрак любви
Empire of Passion | Ai no borei | 愛の亡霊
Япония – Франция. 110 минут

Премии и фестивали:
Приз Каннского кинофестиваля за режиссуру (1978)
Номинация на премию Японской киноакадемии (1979)

Гораздо менее эпатажная и намного более сдержанная (но лишь в сравнении со своим предшественником), «Империя страсти», сохраняя преемственность с предыдущей лентой в части бесстрашно анатомического исследования чувств и отношений мужчины и женщины, в то же время значительно более традиционна по киноязыку. Всё более явно выраженной оказывается связь Осимы с национальной кинематографической традицией, ранее принципиально им отвергаемая и, казалось бы, практически полностью разорванная.

Как частный пример, можно привести тот факт, что в молодости он призывал коллег-сверстников изгнать из японского кино зеленый цвет, мягкий и нейтральный, успокаивающий и создающий ощущение гармонии, полный, в зависимости от оттенка, либо теплоты, либо холодноватой отстраненности. Теперь же мы найдем в «Империи страсти» немало зеленоватых оттенков, а жанрово фильм об истории запретной страсти мужчины и женщины в маленькой деревеньке конца XIX века сдвинулся от «чистых» границ эротической драмы к соединению ее с «кайданом». Кайдан (реже «квайдан») – традиционная японская легенда о призраках, в кинематографическом воплощении которой смешиваются мистический триллер и фильм ужасов.


1983. Счастливого Рождества, мистер Лоуренс
Merry Christmas, Mr. Lawrence | Furyo | Senjo no Meri Kurisumasu | 戦場のメリークリスマス
Великобритания – Япония. 123 минуты

Премии и фестивали:
Участник Каннского кинофестиваля (1983)
Номинация на премию Японской киноакадемии (1984)
Премия «Кинема дзюнпо» в номинации «лучший фильм» (1984)
Премия «Майнити» в номинациях «лучший фильм», «лучший режиссер», «лучший сценарий» (1984)

Более традиционная форма не сделала содержание фильмов Осимы менее острым, особенно для его соотечественников. События «Счастливого рождества, мистер Лоуренс» большей частью происходят в японском лагере для военнопленных антигитлеровской коалиции. Захваченный у голландцев и их союзников англичан остров Ява, 1942 год. Зеленого цвета еще больше, но это никак не мешает режиссеру затрагивать самые чувствительные темы для японского общества, национальной истории и культуры (возможно, в данном случае, и для цивилизации Востока в целом).

Осима сталкивает европейских и японских военных в психологических поединках. Роль майора Селлерса исполнил знаменитый рок-музыкант Дэвид Боуи, подполковника Лоуренса — Том Конти, начальника лагеря, капитана Йонои — известнейший композитор и автор музыки к фильму Рюити Сакамото. И, наконец, в роли сержанта Хары впервые получил признание, как актер кино, популярнейший к тому моменту телевизионный комик Японии Такеши Китано.

Японцы пытаются сломать своих пленников, то попросту истязая их, то играя в психологические «кошки-мышки». Таким образом они стараются доказать им и себе цивилизационное и расовое превосходство Востока. Подполковник Лоуренс, знающий японский язык и бывавший в Японии до войны, пытается найти с надсмотрщиками взаимопонимание через сотрудничество, и облегчить тем самым жизнь других заключенных.

Напротив, майор Селлерс принимает решение бороться с произволом, идя путем несотрудничества и ненасилия. В его поведении сплетаются чувство собственного достоинства, истинно христианская готовность в случае удара по одной щеке подставить другую, элементы политической тактики Махатмы Ганди и особая, не выражаемая словами, связь, которую он и капитан Йонои чувствуют между собой.

Два разных образа представителей одного народа создают также Сакамото и Китано. Первый играет потомка самураев, человека по-своему культурного. Его фанатизм рафинирован и основан на глубоком осознанном восприятии тех принципов поведения, которые для его круга являются нормой и эталоном. Йонои любой ценой пытается следовать им. (Рискуя сказать глупость, замечу, что этот образ в исполнении Сакамото неотступно ассоциируется для меня с фигурой выдающегося японского писателя Юкио Мисимы).

Герой Китано — человек из народа, его культурные и поведенческие установки находятся скорее на бессознательном уровне, благодаря этому он оказывается более психологически устойчивым, чем Йонои. Жестокость этого сержанта Хара не осознана им, она естественна для него, усвоена им, судя по всему, очень глубоко и рано, впитана с молоком матери. Поэтому он остается верен себе в моменты как победы, так и поражения, он в буквальном смысле слова закоренел в своем образе жизни и мысли.

Понятно, что за отдельными японцами и британцами в этой антивоенной гуманистической драме, встают два возможных набора норм поведения, два типа культуры, две цивилизации. История оставила военную победу за Западом. Осима, сведя его с Востоком в этом фильме лицом к лицу, отдает Селлерсу и Лоуренсу (обоим, несмотря на различие применяемых их стратегий в лагере) еще и полную моральную победу, прорастающую сквозь слабость, которую европейцы сохраняют даже в роли победителя.

Такое признание силы, правоты и важности ценностей внешнего для Японии мира, ценностей, казалось бы, исторически совсем чуждых родине Осимы, по своей взрывной мощи далеко оставляет позади даже (не менее ясно выраженную внешним содержанием сюжета этой киноленты) тему военных преступлений Японии на примере жестокого отношения к пленным.


1986. Макс, моя любовь
Max, Mon Amour | Max, My Love | Makkusu, Mon Amuru | マックス、モン・アムール
Франция – США – Япония. 98 минут

Участник Каннского кинофестиваля (1986)

Единственный игровой фильм Осимы, сделанный им целиком с европейской съемочной группой. Автор сценария — сотрудничавший с Луисом Бунюэлем Жан-Клод Карьер, в главных ролях — Шарлотта Рэмплинг и Энтони Хиггинс, среди героев второго плана – Виктория Абриль и Милена Вукотич.

Сегодня фильм о том, как высокопоставленный сотрудник британского посольства в Париже заподозрил супругу в неверности, и нагрянув в снимаемую ей квартиру обнаружил там кроме жены только шимпанзе, выглядит злободневной притчей на тему толерантности.

Что впереди у Европы с ее политикой мультикультурализма? Моральное вырождение и упадок цивилизации, или, напротив, движение в сторону большей человечности, мирного, высоконравственного и гармоничного общества будущего?

То обстоятельство, что шимпанзе в картине Осимы почти откровенно не настоящий, то, что под шкурой животного не очень трудно угадать одетого в нее человека — лишь еще один аргумент в пользу такого взгляда на фильм, избегающий лобовых ответов и представляющий собой сплав серьезного антропологического исследования с замечательными актерскими работами и режиссерской иронией, наполняющей события явственным привкусом фарса.


1991. Киото, родина моей матери
Kyoto, My Mother's Place | キョート・マイ・マザーズ・プレイス
Великобритания – Япония. 50 минут

«Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым отечества нам сладок и приятен»... Хрестоматийная цитата из Грибоедова точно фиксирует одно из свойств фильмов Нагисы Осимы 1990-х годов. Поработав в Европе, и безуспешно попытавшись найти в Голливуде продюсеров и финансирование для фильма о взаимоотношениях секс-символа немого кино Рудольфа Валентино и Сэссе Хаякавы, первого японского актера, ставшего звездой международного масштаба, Осима вернулся домой и впервые позволил себе проявить ранее потаенную нежность к хрестоматийно-открыточной Японии, сняв для шотландского подразделения BBC документальный фильм «Киото, родина моей матери».

Можно только очень сильно сожалеть о том, что в нашей стране мало кому доступен этот фильм, многое в судьбе и творчестве своего создателя проясняющий, становящийся своего рода ключом ко многому в его творчестве, особенно первых 12 лет в кинорежиссуре.

Бывший в своей работе неистовым проповедником, теперь Нагиса Осима создает фильм, который, с некоторой осторожностью, нужно признать исповедальным. К тому же, «Киото, родина моей матери» — еще и единственный случай, когда режиссер сам появится на несколько минут в кадре своей картины.

Трогательная и по-японски сдержанная история, внезапно напоминающая фильмы Ясудзиро Одзу история о примирении с прошлым, отошедшим в историю. Примирении, которое отнюдь не означает забвение, принятие или романтизацию. Осима остается верен себе.

Он показывает нам изнанку города, который более тысячи лет (с 794 по 1869 год) был резиденцией императора Японии и официальной столицей страны. Поразительно красивый, погруженный в прошлое, застывший, верный неизменным патриархальным традициям, закрытый для всяческих новых веяний, Киото казался тюрьмой для юного Нагисы, впервые попавшего туда в 6 лет со своей мамой, когда она вернулась к родителям из Токио, после смерти мужа. Этот город со множеством социальных условностей и правил, жестоко подчиняющий себе личность, станет местом, откуда он будет всеми силами стараться вырваться в юности, которому он будет яростно оппонировать в своих фильмах через несколько лет после того, как отъезд из Киото все же произойдет. Произойдет внезапно и вынужденно, когда из-за юношеского участия в студенческих выступлениях вместе с активистами компартии выпускник юридического факультета Осима не сможет найти себе работу нигде в городе и уцепится за возможность стать ассистентом режиссера на киностудии «Офуна» в Токио. Случайный выбор, который станет для него призванием.

Мы видим город, в который Осима возвращается спустя годы, чтобы, надев кимоно, вновь пройти по его улицам, на сей раз присоединившись к процессии, идущей от одного синтоистского храма к другому под сенью цветущих деревьев сакуры. Чтобы вновь очутиться в темном старинном доме с крошечным внутренним садиком, напоминавшем тогдашнему мальчику тюремный дворик для прогулок. И для того, чтобы встретиться со старыми подругами-одноклассницами его матери, умершей несколько лет назад в восьмидесятилетнем возрасте. Две старые дамы никогда не работали и всегда подчинялись мужу, неизменно возвращались в дом до захода солнца и никогда не покидали Киото, о котором теперь рассказывают на камеру. Город, рождение в котором так властно и непреклонно продиктовало им и многим другим людям судьбу.

Город, полтора десятилетия жизни в котором определили ценности Нагисы Осимы, заставили его понять, что он любит и ненавидит, дали ему мощный импульс отрицания, который во многом породил протест как движущую силу его ранних фильмов, да и в целом — режиссера Нагису Осиму.


1995. История японского кино от Нагисы Осимы
100 Years of Japanese Cinema | Nihon eiga no hyaku nen
Япония – Великобритания. 60 минут

По приглашению Британского киноинститута, Осима принял участие в документальном проекте, приуроченном к 100-летию первого публичного кинопоказа братьев Люмьер. Честь снять фильм об истории кинематографа своей страны предоставлялась лишь одному режиссеру от каждой из ведущих кинодержав. Среди японских режиссеров выбор пал на Нагису Осиму, что свидетельствовало о его мировом признании.

Осима не стал пытаться уложить менее чем в час все значимые события в истории кино Японии. Не стал он и играть в объективность, стараясь уделить немного времени каждому из жанров и направлений.

Он сделал личное, крайне предвзятое и ангажированное кино, захватив с собой в вечность тех предшественников, современников и продолжателей, кто был близок ему по духу. Не забыл и себя, включив в фильм ударную сцену из «Повести о жестокой юности» и еще несколько кусочков из других фильмов. Именно по этим причинам «История японского кино» вызвала смешанную, отчасти недоуменную, порой разочарованную реакцию у многих зрителей. Осима не представил полной и всеохватной картины, совершенно спокойно проигнорировав множество знаменитых фильмов прославленных режиссеров.

Думаю, проблему восприятия этой субъективной хроники можно было бы хоть отчасти решить, если бы название не было определено его заказчиками заранее. Не знаю, конечно же, как назвал бы свой фильм Нагиса Осима, но сейчас мне остро не хватает уточнения: историю какого именно японского кино нам рассказали? «Нон-конформистского гуманистического»? Быть может. Тогда ожидания не оказались бы так далеки от представленного зрителю Осимой фильма. Такое или примерно такое уточнение делает понятным выбор фильмов, которые были упомянуты или кусочками показаны в этой хронике.

«Родиться-то я родился...» Ясудзиро Одзу, «Осакская элегия» («Элегия Нанива») Кэндзи Мидзогути, «Человечность и бумажные шары» рано умершего Садао Яманаки. Это некоторые фильмы 30-х годов, упомянутые Осимой. Потом будут и «пинка эйгу» 2-й половины 1960-х, и классическая серия гангстерских фильмов Киндзи Фукасаку – сага о якудза «Бои без чести и жалости».

Но Осиме важны не сами по себе фильмы и режиссеры. Общество интересует его намного больше, чем искусство. Это не список фильмов, это список тем, проблем и вопросов жизни 1970-х, 1980-х, первой половины 1990-х: непонимание между родителями и детьми, однополая любовь, положение корейцев (Осима показывает отрывок из фильма этнического корейца Ёити Саи).

Одним из последних мы видим фрагмент фильма «Сонатина». Телекомик Такеши Китано, в котором Осима 12 лет назад разглядел талант драматического актера, теперь не только играет в кино главные роли, но и сам снимает по своим сценариям фильмы.


1999. Табу
Taboo | Gohatto | 御法度
Япония – Франция – Великобритания. 100 минут

Премии и фестивали:
Участник Каннского кинофестиваля (2000)
Номинации на премию Японской киноакадемии (2000)
Премия «Голубая лента» в номинациях «лучший фильм» и «лучший режиссер» (2000)

Подготовка к съемкам длилась несколько лет. На главную роль — Содзабуро Кано — выбран из нескольких тысяч претендентов 15-летний Рюхэй Мацуда. Роль командира отряда Синсэнгуми, Исами Кондо, была поручена тому самому «корейцу японского кино», режиссеру Ёити Саи, который работал ассистентом Осимы еще в конце 1970-х годов. На роль его заместителя Тосидзо Хидзикаты согласился Такеши Китано, к этому времени мировая звезда, обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля за свой фильм «Фейерверк» (1997). Другие заметные роли — Тосиро Хуадзо и Содзи Окиты — исполнили молодые, но уже известные в Японии актеры Таданобу Асано (потом мы увидим его у Китано в «Затоiчи», в роли Чингисхана у Сергея Бодрова-старшего и совсем недавно в голливудских «47 ронинах» с Киану Ривзом) и Синдзи Такеда. Даже в эпизодической роли слуги Содзабуро мелькнет один из любимых актеров Китано Сусуму Тэрадзима.

Уникальную музыку для фильма, сочетающую авангард и отсылки к национальной традиции, написал Рюити Сакамото, старый знакомец режиссера еще по фильму «Счастливого рождества, мистер Лоуренс».

Осима получил разрешение на съемки в средневековом храмовом комплексе Тион-ин в своем родном Киото. Когда-то японские кинематографисты много работали там, но с 1960-х годов комплекс был закрыт для съемочных групп. Для Нагисы Осимы было сделано исключение.

В основу сценария легли произведения знаменитого писателя Рётаро Сиба (1923-1996). Время действия: 1860-е годы. Япония вынуждена открываться внешнему миру под давлением иностранных держав, намного опередивших ее в развитии, в том числе в военном. Модернизация государства и вестернизация общества — необходимое условие для успешной конкуренции с другими странами. Но значительная часть политической элиты и общества против перемен. Их патриотическая риторика, самоуверенность, национализм, убежденность в самодостаточности традиций и превосходстве над остальным миром, населенным варварами, далекими от подлинной культуры и этики (разумеется, японских) мешают услышать голос разума. В стране начинают вести все более активную пропаганду сторонники обеих точек зрения на необходимость отказа от изоляции.

Правитель Японии, сёгун, поручает сформировать «вновь созданный отряд» или «новое ополчение» (Синсэнгуми) для борьбы с противниками правительства. Члены отряда живут по строгим правилам, наказание за любое их нарушение — сэппуку (процедура, более известная у нас в стране под названием «харакири»). Воины Синсэнгуми носили форму голубого цвета, однако Осима меняет ее цвет на черный (возможно, чтобы создать перекличку с формой СС в национал-социалистической Германии). И вот в этот элитный отряд, помесь ОМОНа, «Беркута» и центра «Э» в самурайской Японии, приходит новобранец... С этого начинается фильм, а всё написанное ранее – лишь краткое поясняющее предисловие к нему.

Подобная (но намного более основательная) фактологическая подготовка крайне желательна, чтобы не увидеть в «Табу» всего-навсего необычайной красоты фильм с интригующим и загадочным детективно-приключенческим сюжетом. Все любовные перипетии отзеркалены разногласиями в треугольнике политических руководителей отряда.

Хотя мы и не увидим в фильме конец истории отряда, Синсэнгуми — несмотря на их мастерское владение мечом, безжалостную исполнительность и боевую силу – обречены, как и дело, которое они защищают. Таков закон истории и прогресс не остановить. Точно так же человеческая природа смывает любые искусственные фальшивые рамки, любые кодексы поведения, какие бы санкции за это ни грозили.

«Табу» — не только один из эталонных образцов самурайского кино (не смотря на погрешности против исторической точности в цвете костюмов, прическах главных героев, возрасте некоторых персонажей и т.д. — всё это обычное дело для фильмов этого жанра в Японии). Фильм Осимы — размышление пожилого мудреца о том, что во власти человека и что вне ее. Нельзя победить любовь, страсть, желание. Нельзя остановить перемены. Против природы и течения времени становится тщетным любое табу.
Tags: Нагиса Осима, японское кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments