?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Flag Next Entry
Прикосновение греха /Tian zhu ding/ 2013, Цзя Чжанкэ
beauty_spirit wrote in drugoe_kino
Кто-то в сети сравнил «Прикосновение греха» с «Левиафаном» Звягинцева и сейчас, на волне интереса к последнему, таких параллелей не избежать. Цзя Чжанкэ, которого на родине тоже сочли оппозиционером от китайского кинематографа и «очернителем» снял фильм о все той же оппозиции «маленький человек и система». Только, у Звягинцева - «Ветхий Завет без Бога», переосмысление истории Иова и «вавилонская этика», как написал один рецензент. А Цзя Чжанкэ обеими ногами стоит на почве своей древнейшей культуры. Фильм хорошо показывает различия между цикличной восточной цивилизацией и западной с ее линейным вектором однонаправленного накопительного прогресса и идеей превосходства. И абсолютную чужеродность и противоестественность последней для китайской культуры. Этот вектор прогресса и капитализма, захватывающего некогда коммунистический Китай, врывается в фильм «Прикосновение греха» в образе молчаливого мотоциклиста-убийцы, который связующей нитью проходит через четыре новеллы, передавая своеобразную эстафету зла, и даже становится героем одной из историй. Экшен ради экшена – движение ради движения, только вперед, из точки А в точку Б. Ему даже деньги не особенно нужны, как становится понятно из разговора с женой – весь смысл в одуряющем движении, дающим возможность почувствовать свободу и власть над жизнью и смертью.
Первая же сцена, где этот мотоциклист хладнокровно кладет трех человек на заснеженной трассе, задает настроение жанрового кино, но если кто-то ожидает от Цзя Чжан боевика, то разочаруется - старое доброе ультранасилие с кровавым фарсом будут только редкими всплесками в социальном насилии, от которого человек превращается в скот, либо просто звереет. Четыре истории, взятые автором наугад из криминальной хроники (три заканчиваются убийствами, одна – самоубийством) – всего лишь статистические погрешности в обществе, теряющем под натиском индустриального прогресса и незыблемые вековые традиции, и идеологическую коммунистическую закалку. В Китае фильм хотели запретить за экстремизм – уж очень приятно смотреть на то, как «маленький человек», почти герой гоголевской «Шинели» расправляется с коррумпированными боссами или молодая девушка режет богатого клиента, хлеставшего ее по лицу купюрами. Но насилие у Чжанкэ не несет долгожданного облегчения, а пустота рождает только пустоту. Новелла про рабочего, который перебил начальство, начинается и заканчивается кадрами с нещадно избиваемой хозяином лошадью, которая напоминает нам известный момент из биографии Ницще. Герой расстреливает обидчика лошади, но, в отличие от человека, сформулировавшего в свое время постулат «Падающего подтолкни», обнять и заплакать уже просто не может. Прав был он, когда нарывался, обвинял чиновников в воровстве, получая за это клюшкой для гольфа, потом поднимался и брал в руки ружье? Нет ответа. Социальное кино о проблемах капиталистического общества, в то же время обнаруживает в себе черты экзистенциальный драмы. Старая как мир идея прощения – чтобы простить надо полюбить и простить самого себя, а на это герой просто неспособен. У героини из новеллы, которая порезала клиента, и этого выбора не было. Все они были обречены. Там есть сцены с традиционной «китайской оперой». Заметно, как герои устали от своих ролей, но позволяли так с собой обращаться из-за чувства вины, а потом не выдерживали и ломались. Сложно сказать, перед кем они считали себя виноватыми, но никто не смог противостоять этому чувству. Восточные люди принимают судьбу, роль каждого расписана, как сценарий и рамки этих образов так крепки, что ломают скелеты и перемалывают судьбы.
Замкнутый круг, безумная молотильня жизней, тотальная некоммуникация и антониониевское отчуждение: «В моих ранних фильмах я исследовал традицию межличностных отношений в китайском обществе, процесс трансформации таких понятий, как дружба и любовь. Сегодня связь с традицией прервана окончательно, возникают новые типы взаимоотношений, новое отчуждение: особенно бессильными себя ощущают молодые люди, которые не знают, что противопоставить этой ситуации, как себя защитить. Это и интересует меня в последних картинах». Затмение человеческих чувств, их угасание. И любовь, умирающая в индустриальном мареве большого города.

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1
Отличнейший фильм. Монументальное полотно о жизни современного Китая, замаскированное под детектив.

После такой рецензии грех не посмотреть фильм.
Хотя, Чжанкэ же... надо смотреть. Действительно, он как никто умеет про некоммуникацию сказать.
Слышала, что китайцы ищут себе новую идеологию (на тех уровнях, где этим занимаются). Старая не держит, истлела.

"Слышала, что китайцы ищут себе новую идеологию (на тех уровнях, где этим занимаются). Старая не держит, истлела" - ну если китайцы ищут, то значит найдут решения для оптимизации системы. -)) Я пока смотрела, то успела подумать, что это очень актуальный фильм для РФ (в отличии от "Левиафана") и у нас гораздо более печально с этим дело обстоит

Хотите хохму? Они, говорят, встречались с верхушкой РПЦ, по вопросу организации на своей (китайской то есть) территории крупного православного монастыря.
Но также говорят, что православие без коррекции воспринять китайцы скорее не могут, чем наоборот... оно им слишком "иньское".

Отлично - что тут еще скажешь. Они далеко пойдут.

до корейцев не дотягивает
я про китайское кино
игра актёров оставляет желать лучшего, просто тупое выполнение задания по движениям

Прикосновение греха /Tian zhu ding/ 2013, Цзя Чжанкэ

User karber861 referenced to your post from Прикосновение греха /Tian zhu ding/ 2013, Цзя Чжанкэ saying: [...] Оригинал взят у в Прикосновение греха /Tian zhu ding/ 2013, Цзя Чжанкэ [...]

  • 1