zakrit_dver (zakrit_dver) wrote in drugoe_kino,
zakrit_dver
zakrit_dver
drugoe_kino

Category:

Фильм, который вы опять не увидите ("Бесы" Роман Шаляпин, 2014 г)

        И это совсем не те благостно-костюмированные «Бесы», которых сварганил Хотиненко.

            Кино снималось мучительно и в буквальном смысле с протянутой рукой. Почти все работали бесплатно, за идею. Или потому, что молоды, или потому, что им есть что сказать, этой молоди.

          У фильма не один автор, хотя в качестве режиссера заявлен Роман Шаляпин. В титрах декларируется так: «фильм Романа Шаляпина и Евгения Ткачука». Да-да, этот тот самый Евгений Ткачук, который снялся и в хотиненковских «Бесах». Только там он был Жертвой – Шатовым. Причем, к Хотиненко он пришел в тот момент, когда уже вовсю работал над демоническим образом Верховенского в совместном проекте с Романом Шаляпиным.
          Что я хочу сказать (ибо фильм не отпускает)? Вот совсем не хочется снисходительно и всепрощающе говорить об авторах картины, как о молодых, о начинающих, о бюджетном героизме, о свежей крови в стареющих кинематографических мехах… В случае с «Бесами» вообще нет смысла говорить о молодости, максимализме или пробе пера. Это самое настоящее поколенческое кино: запальчивое, постоянно срывающееся на символизм, доводящее свои образы до злой карикатуры, до полного абсурда. Молодым нет смысла обтесывать углы, они еще не хотят включать в себе внутреннего цензора. В общем, каждое поколение имеет право на своего Достоевского
          Ткачук работает, как гигантский пресс, впечатывающий и вбивающий неумолкаемыми речами немногочисленных персонажей. Как молоток – гвозди, по самую шляпку. Такое ощущение, что его Верховенский, открыв рот, уже не может остановиться. Удивительно, насколько внешне Ткачук «простачок-дурачок», настолько внутренне – Сатана.
          Антураж  «Бесов» сжат до минимума. Ребята вычленили из толстенного романа, как сейчас говорят, «самую мякотку». И рафинированный продукт оказался довольно ядовитым и горьким.
          Фильм снимался в заброшенных пространствах какого-то производства, и по безысходной картинке – это точно Достоевский. Устаревший разрушающийся завод, давно покинутые территории, сгнившие доски, пыль, ветошь, ржавое железо, разлагающаяся осень. Тотальный некроз. Это не противоречит литературной основе, потому что герои Достоевского обычно пребывают в перманентно кризисном пространство-времени, взыскуя выхода.
          Верховенский буквально пикирует на своих жертв, появляясь откуда-то сверху. Он - заводной долгоиграющий механизм, чья внутренняя пружина в любой момент готова распрямиться и снести не только окружающих, но и разрушить самого себя. Что, собственно, и происходит.
          Примечательно, что красавец Ставрогин обнаруживается ближе к концу фильма, как воплощение идеи-обманки, как символ мертвой и неплодотворной идеи. У Шаляпина безумно красивый декаданский труп Ставрогина болтается в петле, в то время как напившийся первой крови отвратительно голый (обнаженный – это не про него) Верховенский пытается совокупиться с ним в каком-то безумном экстазе, постепенно превращаясь в клопа.
          Время в вольной экранизации сжато до предела, практически следуя классической театральной трагедийной традиции, подразумевающей единство времени, места и действия. Некий рок, обреченность обозначен декоративным невинно-белым голубем. Этот неумолимый голубок в конечном итоге посещает и Верховенского. Кульминация, мессадж картины выражены в последнем монологе Верховенского, не оставляющим никаких лазеек для разночтений. Это – кратко сформулированное кредо любого абсолютизма, в основе которого всегда лежит низведение рода человеческого до уровня покорного, бессловесного и слабо соображающего скота. Народ-функция – голубая мечта любого диктатора.
          Евгений Ткачук – это, конечно, сплошная энергия. Он обрушил на зрителя такой мощный энергетический шквал, что в силу этого убедительность образа показалась еще страшнее: «и всюду страсти роковые, и от судеб защиты нет».
          Остальных персонажей так подробно не рассматриваю не потому, что они плохи, а именно потому, что они каждый по-своему хорош в своей оцепенелости перед стихией Верховенского.
           Они - кролики, он – удав.
          Впрочем, не стоит обольщаться. Наличие главного страшного беса не делает остальных бесенят невинными овечками.

Бесы
Tags: 2014, Бесы, Роман Шаляпин, российское кино
Subscribe
promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments