Tenn (pol_ned) wrote in drugoe_kino,
Tenn
pol_ned
drugoe_kino

Category:

Портрет в сумерках / 2011 / Ангелина Никонова



Безумству храбрых преград не бывает, а отсутствие денег не повод отказаться от затеи снять кино, благо современная техника позволяет, а дальше уже дело исключительно в организаторских способностях и титаническом терпении, а у создательницы фильма, Ангелины Никоновой, упертости и авантюризма оказалось в избытке и в итоге на свет появился фильм, снятый на фотоаппарат, большую часть ролей в котором сыграли непрофессиональные актеры, один из которых (Сергей Борисов) в итоге стал настоящим открытием для мира кино.
«Портрет в сумерках» не остался незамеченным на международных кинофестивалях, а в России вызвал очень неоднозначную реакцию, что не удивительно в силу его специфики. Позиционируемый как «шок-мелодрама», он, собственно, таковым отчасти и является – тут тебе и шок в традициях европейского арт-хауса (заточенность на международные кинофестивали нельзя отрицать) и мелодрама, а так же весьма брутальная эротика, что для российского кино вообще редкость, ибо мало кто из режиссеров умеет, увы. Желание шокировать зрителя – оно не самое умное, на мой взгляд, если бесцельно и чисто ради понта, но Ангелине Никоновой веришь – обухом по голове тебя не спроста, иначе уже совсем другая история будет. Но это потом понимаешь ,что неспроста, а первые 15 минут кажется, что смотришь классическую чернуху про проституток и ментов-насильников, которые такой же тренд для кинофестивалей как рашен водка и черная икра с блинами. А между тем «Портрет в сумерках» хоть и живописует свинцовые мерзости российской повседневности, об этом он ровно в той же степени, что и «Ночной портрет» Кавани – о фашизме. То есть оно конечно да – «об этом тоже» , но скорее о другом. А раз «о другом», то «зачем тогда?». Абсолютно никчемные вопросы, потому что невозможно ведь представить «Ночного портье» без нацистской символики, а тот факт, что Кавани сняла BDSM-классику, не отменяет антифашистский пафос ленты.


Мне кажется даже если б я не знал, что режиссер женщина, я догадался бы об этом уже к середине фильма и это отнюдь не оценочный критерий, а та особая интонация, которая отличает режиссеров мужчин от режиссеров женщин. Думаю, редко кто из мужчин в кино способен быть столь безжалостным в изображении женщин, как сами женщины, но при этом не низводя их до уровня существа второстепенного и не опускаясь до уровня женоненавистничества. Ангелина Никонова обладает острым взглядом хирурга, которому «не все равно» и пусть «Портрет в сумерках» полон мизантропических пассажей, он не исключает возможность диалога и даже понимания того другого, который, конечно, ад, но ведь не Сартром единым… В фильме есть эпизод, в котором для меня заключен очень важный посыл, даже если это было совершенно не предусмотрено самим автором, но отражает суть фильма: выживший из ума старик отказывается принимать пищу, закрывает рот и отворачивает лицо. Сын старика уговаривает его, раздражаясь все больше, но безрезультатно, пока героиня не берет ложку и глядя старику в глаза молча не открывает свой рот, после чего тот зеркально отражает ее движение губами и злополучная ложка с кашей оказывается во рту, а за ней и другая. Слова и агрессия оказываются бессильны, но для контакта есть и другие способы, порой совершенно неожиданные. У главных героев фильма, мужчины и женщины, насильника и жертвы, роли которых незримо варьируют, происходит нечто похожее – слова могут только отдалить там, где тактильные ощущения и взгляды способны сказать куда больше.


Никогда не любил фильмы, в которых режиссеры скупятся на крупные планы лиц актеров, «Портрет в сумерках» в этом смысле щедр и было бы преступно, если б иначе, потому что лица Ольги Дыховичной и Сергея Борисова, сыгравших главные роли, хочется смотреть нон-стоп, хоть и абсолютно разные по психофизике актеры. Дыховичная на первый взгляд может показаться типичной представительницей глянца, но пронзительный взгляд, стальной голос и прущий темперамент при внешней сдержанности совершенно обескураживают. Ну и конечно ум в глазах, а не звенящая пустота (собственно, на ее счету не только несколько ролей в кино, но и 8 режиссерских работ в документальном кино, да и соавтором сценария к «Портрету в сумерках» она же выступила). Сергей Борисов – еще более интересный случай: если и есть пример ярко выраженной мужской харизмы и умения существовать на экране так же органично как животное, то это он и есть. Большая удача, что он попал в поле зрения режиссера, т.к. до «Портрета в сумерках» служил в милиции и к кино вообще не имел никакого отношения. Было бы ошибочно утверждать, что в фильме он сыграл самого себя (милиционер в жизни сыграл милиционера на экране), но совершенно однозначно его присутствие на экране не было бы столь ярким, не наполни он его тем настоящим, что есть в нем самом. Утонченная актриса и «мент из простых» оказались так убедительны в дуэте, что уже ради этого стоит смотреть фильм.

Собственно, а чем шокирует кино: Дыховичная играет Марину, дочку миллионера, которая замужем за безвольным тюфяком, без всякого азарта изменяет ему с другом семьи, общается с завидующими ей со школьной скамьи подругами и работает в социальной службе психологом для трудных подростков из неблагополучных семей. То есть с одной стороны сплошной гламур и скука, с другой – пресловутые мерзости жизни, изменить которые она не в силах, и все больше сомневается, что надо (спорный с точки зрения этики монолог о том, что оказывая психологическую помощь этим детям, она развивает в них склонность к рефлексии, без которой им жилось бы куда лучше не смотря на окружающие их гнусности). Так бы и шло по накатанной, но волей случая героиня оказывается в том «зазеркалье действительности», с которым знакома лишь понаслышке – в спальном районе, где сплошь серость и грязь, гопота с пивом, малолетние шалавы и где в любой момент тебя могут обворовать и изнасиловать, что с ней и происходит, причем насильниками оказываются менты из патрульной машины, принявшие ее за проститутку. Наблюдать за распадающейся на глазах привычной реальностью отдельно взятого человека занятие крайне интригующее, граничащее с истеричным смехом – сначала дочка миллионера в чебуречной, где ей хамят и отказываются принести воды, а вместо этого «пиво-водка-сосиски-чебуреки» и на лице Дыховичной весь спектр эмоций от потрясения до входа в состояние ража, когда уже и самой интересно насколько же все еще гаже может оказаться, а оно и оказывается и уже не интересно, а только безграничный ужас от того, что тебя могут выбросить на обочину дороги и даже странно что не убили… Полный хаос в душе и рухнувшие представления о реальности, когда так как раньше уже нельзя, а как дальше – вообще непонятно. И тогда остается одно (вопрос спорный – действительно ли остается одно, но у героини именно так) – погрузиться в состояние стокгольмского синдрома и с патологическим рвением стремиться из привычной стерильной жизни туда, где грязь и ужас, но полная перезагрузка впавшей в состояние анемии души.

Стать завсегдатаем грязной забегаловки, где «пиво-водка-сосиски-чебуреки» (и все это вожделенно поедается и выпивается женщиной, привыкшей считать калории) и искать встречи с мужланом, который участвовал в групповом изнасиловании (впрочем, участвовал ли – одна из главных интриг фильма, потому что само изнасилование осталось за кадром) – это добровольное самоуничижение жертвы, агрессия которой исподволь набирает обороты и в ней все явственнее ощущается поступь палача. В бесстрастности и полном отсутствии брезгливости, с которым Марина изучает жизнь обитателей злополучного спального района, сквозит такая всепоглощающая жестокость, что произносимое ею «Я люблю тебя» откровенно пугает, причем не только зрителя, но кажется и того, кому она это говорит.

Интересен такой нюанс: конечно, «Ночной портье» не мог не вдохновлять создателей фильма, но Ольга Дыховичная словно развивает роль Ирины Метлицкой в «Палаче», даря ей скрытые реверансы. Некоторое сходство актрис и манера игры а-ля «стальная жертва», не говоря уже о романе героини «с одним из тех, кто…» (правда, в «Палаче» Метлицкая влюбившись в героя, все же узнает потом, что он в преступлении не участвовал) в общем-то напрямую указывает на эту аллюзию, как и еще на одну – фильм «Прорва» Ивана Дыховичного, в котором «красная аристократка» Уте Лампер вдохновенно отдавалась потному пролетарию, который особо разговаривать с ней не стремился и кроме ласк мог одарить и пощечиной.

(Ольга Дыховичная и Ирина Метлицкая)

Сакраментальное «а что же хотел сказать автор?» не может не посещать, конечно, особенно когда идут финальные титры и все так загадочно-многозначительно и открытый финал, но об этом пусть подумает кто-то более умный, а я возьму на вооружение, что при большом желании кино можно снять и на фотоаппарат!

ТРЕЙЛЕР


Tags: 2011, Ангелина Никонова
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments