Дарья Митина (kolobok1973) wrote in drugoe_kino,
Дарья Митина
kolobok1973
drugoe_kino

Categories:

"Брати. Остання сповiдь"

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Впервые за много лет в фестивальном конкурсе участвует украинская картина.



Если бы фильм Виктории Трофименко  "Брати. Остання сповiдь"  ("Братья.  Последняя исповедь")  привезли на ММКФ в прошлом или позапрошлом году, я бы наверняка с него ушла, с недоумением пожав плечами.   Но поскольку его привезли именно в этом, а сегодня любой украинский фильм смотрится совершенно по-другому, то с интересом досмотрела до конца:).  С этаким врачебно-психиатрическим, исследовательским интересом.  Самое забавное, что фильм был закончен летом прошлого года, когда, разумеется, авторы не могли просчитать такой нездоровый зрительский интерес к украинской тематике:),  и ни на что подобное не рассчитывали.  Первые кадры, настраивающие на этнографически-лубочный лад, не должны вводить в заблуждение:  получилась классическая притча-аллегория, диагностически точно определяющая природу, характер и перспективы заболевания целой нации.

Смотреть фильм на украинском языке с английскими и русскими субтитрами    -   тот ещё экспириенс:  если чётко артикулированную киевскую литературную мову мы понимаем безо всяких затруднений, то слушать бормотание героев, когда действие происходит в Карпатах, а у двоих персонажей из трех старческие дефекты дикции, решительно невозможно.   Боюсь, что если прокатывать фильм в киноклубе гуцульского села, где снималась картина, субтитры  все равно понадобятся.

В Закарпатскую область  (захватывающие дух ландшафты совершенно швейцарские, только леса погуще,  что-то у нас на фестивале второй день подряд сплошные альпийские виды)  приезжает некрасивая тётенька читать прихожанам местной церкви лекцию о святых и юродивых  (времена меняются,  раньше в красный уголок приезжали лекторы общества "Знание", сейчас   -    тётеньки, похожие на юродивых гораздо больше, чем герои их лекций, выступают по церквям).  Прельстившись зимними красотами и безмятежностью, лекторша заселяется пожить к местному пожилому хуторянину,   -   писать книжку на свежем воздухе.  Старик, сгрызаемый неумолимым раком, поначалу рассматривает нагрянувшую писательницу как неожиданно посланную Богом бесплатную медсестру и сиделку,  взаимное привыкание идет туго и с трудом.  Промотайте этот абзац, ибо сейчас будет спойлер: до секса не дойдет, ибо дедуля слишком слаб и беспомощен, но мануальной мастурбации подвергся вполне с удовольствием.

Если бы не ноутбук, привезенный писательницей и практически ей не понадобившийся, ибо дни теперь проходят за дойкой, стиркой, готовкой еды в печи и потаканием дедовским капризам, то время действия вообще сложно было бы определить    -    в этом природном заповеднике ничего не меняется веками, дед и его брат, живущий по соседству, как жили всю жизнь натуральным хозяйством, так и до сих пор живут, дни ползут размеренно, люди взрослеют, старятся и умирают в одних и тех же интерьерах,  разве что Войтко с братом Станиславом по молодости жили в белёных хатах, а сейчас хаты черны от копоти,    -   время в этом Богом забытом уголке остановилось.  Показателен диалог старого Войтки и его незваной гостьи, обнаружившей поутру, что хату занесло снегом по самую крышу:  "ну и как теперь отсюда выбираться??"  "А нiяк",   -   отвечает дед.   Очень такой украинский диалог, исчерпывающе характеризующий любую сторону жизни современных экс-украинских территорий:   "ну и как теперь из всего этого выбираться??"    - "А нiяк!" ....

История почти полувековой вражды двух родных братьев, живущих в сотне метров друг от друга,  с раннего детства дравшихся из-за убогих деревянных игрушек и вообще по любому поводу,  так и не сумевших поделить одну женщину и её сына  (каждый из братьев считает сына своим), проходит перед нами в виде наиболее ярких зарисовок этого упорного, трагического родственного соперничества;), заложником этой братской ненависти становится приехавшая из города гостья, обреченная челноком курсировать между двумя домами, в каждом из которых хозяин с нетерпением интересуется, не подох ли там наконец его брат.  Слабоподвижные, съедаемые болезнями, полуживые братья с вожделением мечтают о том, как сожгут дотла хату брата, как только из неё перестанет валить дым, свидетельствующий о том, что хозяин пока не покинул бренный мир.  Захлебываясь от волн застилающей глаза испепеляющей ненависти, Войтко и Станислав через писательницу, мотающуюся из одной хаты в другую, посылают друг другу дохлую кошку и прочие приветы из прошлого.  Не сумев спасти сына, погибшего по вине обоих братьев, потеряв любимую женщину, два брата-отшельника до конца жизни будут вести взаимную психологическую войну на уничтожение.

О чем бы не разговаривали киношные украинцы, они всегда говорят о еде.  Самый, пожалуй, нажористый и национально-аттрибутирующий эпизод    -   приход роковой женщины-альбиноса, из-за которой весь полувековой сыр-бор,  к брату мужа с явной целью мужу изменить:  в качестве любовной прелюдии выступает обсуждение семейного рациона  и брутальное, физиологически бесстыдное нарезание сала кухонным ножом.

Фильм Трофименко    -   просто кричащая, в десятку угодившая аллегория современной Украины.   Архаичный, статический, веками не меняющийся быт, архаичное, совершенно языческое сознание  (такое ощущение, что в век айпадов и спутниковой связи Западная Украина находится на самом раннем этапе христианизации)  отчасти объясняют нынешнее одичание и погружение в средневековье.  Природа нынешнего гражданского конфликта как под микроскопом:  огромные, глубинные пласты ненависти, проходящие по каждой семье, ржавым ножом разрезающие семейные, родственные, национальные узы, необъяснимое, иррациональное взаимное озлобление, неумение и нежелание жить по правилам человеческого общежития и хоть сколько-нибудь согласовывать интересы, огромная сила саморазрушения на фоне всеобщего безумия    -   в судьбе гуцульского хутора, как в капле воды, вся история сегодняшней Украины.   Главная героиня, имени которой мы, кстати, так и не узнаем, притаскивает на своем горбу тела двух умерших братьев и кладет их рядом   -   победителей в этой войне не может быть и не будет, а нации, увлекшейся самоуничтожением, уготованы братские могилы своих сыновей, проигравших войну друг другу.

Ну, и ещё один сюрприз   -   то, что фильм снят по шведской повести:) "Шмелиный мёд" Торгни Линдгрена, выступившего в фильме Трофименко в качестве соавтора сценария, то есть  всё вышеописанное в оригинале происходит в шведских реалиях.   Не лучший ли это козырь для евроинтеграторов, кричащих о том, что "Украина   -   це Европа"?...  Ну да, кто бы спорил, вот такая у нас Европа, Европа это вам не лобио кушать.  
Tags: 2014, Братья. Последняя исповедь, ММКФ, украинское кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →