lyuba_glotova (lyuba_glotova) wrote in drugoe_kino,
lyuba_glotova
lyuba_glotova
drugoe_kino

Молчание гения. "Нимфоманка", часть первая: Триер, Пушкин и другие

Скорее всего, эту мысль уже кто-то высказал, но для самой себя я скажу это первой: Триер снял фильм о гении и о творческом кризисе - о молчании гения. Само молчание мы увидим-услышим во второй части. А в первой мы наблюдаем взросление гения. С того самого момента, когда он впервые в жизни замечает за собой особенность, талант, некую данность, выделяющую его среди других людей («не дети, а я», - говорит Джо).

Это происходит, как и положено, в раннем детстве. Нашему герою всего два года. Одни гении в этом возрасте пишут первое стихотворение (моя знакомая поэтесса в два года написала: «дорога-дорога, идем не спеша, дорога-дорога, как ты хороша») или пьесу, сыгранную двумя пальчиками на фортепиано. Другие рисуют такую мощную калямалю, что родители тут же прикрепляют ее магнитиком на холодильник. Третьи строят в песочнице замок, подобный Дому Бальо Гауди…. А наш гений, девочка Джо, впервые замечает за собой способность к наслаждению (казалось бы – чего удивительного, но…).

Отец гения представлен классически – со своим особым лирическим взглядом на мир, со своими, ни на чьи другие не похожими, сказками (привет Арине Родионовне). Отец Джо тонко понимает дочь, наблюдая за ней и осознавая ее «дар».

Часто способность гения становится его основным занятием, его страстью, хотя, не исключено, что у него есть способности к чему-то еще. Расхожее выражение – талантливый человек талантлив во всем. Но гению лишнего не нужно. Он нашел свою золотую жилку. Так, донельзя погрузившаяся в свою сексуальность Джо годам к двадцати ничему, кроме секса, не научилась, хотя вполне могла бы (судя по тому, как легко она справилась с мопедом своего первого мужчины и как несколько лет спустя мастерски припарковала (и тут браво - триеровскому гипертекстуальному монтажу) автомобиль своего будущего возлюбленного (и авто и мопед, кстати, принадлежали одному и тому же парню)).

Впрочем, если первые калямаля-опыты Джо в сексе (ползание по скользкому полу, зависания на канате в поисках «ощущения») по-детски трогательны и вызывают на лицах зрителей умильные улыбки, то погоня Джо-лолиты за количеством секса набивает оскомину, напоминая юношескую графоманию, когда «дайте мне таблеток от жадности и побольше-побольше», и не важно, что эти опыты вряд ли можно назвать сексом. Так, стихи начинающих стихотворцев нередко далеки от поэзии. Кстати, и сообщество подружек Джо "Maxima vulva" - типичное такое лито, а их коллективные маструбации - эдакие литературные вечера с чтением стихов и т.п.

Но вот Джо-художник выросла и определилась со своим даром. Она знает, что с ним делать, принимая по 7-8 гостей за вечер, причем, строго по расписанию. Теперь, несмотря на количество, речь идет уже не о графомании, а скорее, о профессионализме.Теперь Джо подобна зрелому художнику, композитору, писателю. Ее «бестселлеры», над которыми она корпит не покладая рук и всего остального, расходятся большими тиражами, ее «музыку» слушают в плеерах, ее «полотна» представлены в лучших галереях. А ей самой, естественно, мало до этого дела. Джо-гения переполняет тотальное и неизбежное одиночество. Классика! При этом, она упорно называет себя плохим человеком (привет Лермонтову). А все из-за того, что нет в ней сострадания ни к обманутым женам своих бесчисленных любовников, ни к их детям-погодкам, ни к ним самим. А еще из-за того, что даже когда отец ее лежит на смертном одре, упокоенный, даже в этот скорбный час нашей героиней движет вожделение: Джо-художника озаряет вдохновение, строчка за строчкой появляются образы, ткётся строфа и вот она в такой, казалось бы, совершенно неподходящий момент («когда б вы знали, из какого сора…»), по своему собственному выражению - «потекла», окончательно убедив себя в своей бесчеловечности. Капля течет по ноге Джо, прозрачная, как слеза…

«И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы лёгкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи свободно потекут.
Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
Громада двинулась и рассекает волны».


(привет Пушкину!).

Ух ты - "рассекает волны"! (привет Триеру!))

Ок, зациклившись в своих приветах, идем дальше.

Что же тормозит нашего Джо-гения? Почему наступает молчание, вслед за которым последует то, что мы увидим во второй части фильма?

Во-первых, как ни странно, - великий вдохновитель, «секретный ингредиент», любовь (помните, самые трогательные во всех отношениях сцены первого в жизни многоопытной Джо секса по любви?). Появляется Чувство, а не ощущение.

Во-вторых, совершенство Джо. Держаться на уровне гениальности трудно, это пик, после которого страшно упасть, превратиться в так называемую «творческую личность», ничтожность, вернуться к графомании, к жалким попыткам сделать что-то, что хотя бы отдаленно напоминало те 7-8 стихотворений.

Можно еще поразмышлять, почему Триер сделал фильм о себе и о своем творческом кризисе на примере такого персонажа (тут можно вспомнить о том, что имя "Джо" на романских языках (казалось бы, причем тут романские языки?) наиболее близко по звучанию к местоимению "я", а если перевести значения имен главных героев фильма и написать их через запятую (Джо, Селигман), то получится "Я, Счастливый человек"). Кроме того, Триер явно снимает кино о себе как об искушенной личности. Искушение, искусность, искусство. Искушенному человеку труднее насладиться, иногда вообще невозможно (Герман говорил, что он в какой-то момент вообще перестал любить кино). Возможно, Триер тоже. Но, вероятно, было бы чересчур нудно прямым текстом рассказывать о своей гениальности, искушенности, о своем творческом кризисе и невозможности создавать. Да в таком случае Триер бы умер со скуки еще при написании сценария. А если б ему удалось выжить, съемки бы его точно доконали. До монтажа бы он наверняка не дотянул, а фильм на «Берлинале» представлял бы кто-нибудь из его родственников.

Но он жив и, самое главное, все-таки перешел, рассекая волны, на другой берег, держась сразу за две соломинки - Шарлотту Генсбур и еще более тонкую и упругую Стэйси Мартин.

Над первой частью фильма можно подумать, о ней хочется спорить. Но даже страшно представить, что там, во второй части.
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments