Tenn (pol_ned) wrote in drugoe_kino,
Tenn
pol_ned
drugoe_kino

Category:

Cas sluhu/ Irena Pavlaskova / 1990


Пока смотрел «Время слуг», не уставал задаваться вопросом, поймут ли это кино люди, рожденные после 1990 года? Не покажется ли им фильм, снятый в несуществующей уже стране Чехословакии, сюрреалистической антиутопией? При этом не сомневаюсь, что для «рожденных в СССР» фильм лишен символизма и каких любо аллюзий к Оруэллу, для них это реальность как она есть. К слову, в момент выхода на экраны фильма Ирены Павласкавой, в СССР уже пережили и «Маленькую Веру» и «Интердевочку», поэтому «Время слуг» попало в советский кинопрокат совершенно без проблем и даже кстати – «про секс» уже можно было, а «критика существующего строя» более не возбранялась.
В действительности «Время слуг» отнюдь не об агонизирующем социалистическом строе Чехословакии образца конца 80-х, но этот фильм пропитан духом именно той исторической эпохи, когда аполитичным не мог позволить себе быть никто, даже проститутки, чего уж говорить о кинематографистах. Однако сама по себе история, рассказанная в фильме, настолько универсальна, что могла произойти когда угодно и где угодно, с поправками на реалии времени и места действия. Другое дело, очень насыщенный антураж слишком уж бьет по глазам и осознание универсальности приходит постепенно, когда схлынет первое впечатление и начинаешь моделировать произошедшее в фильме в иных временных и географических плоскостях. Абсолютно тот же случай, что и с «Декалогом» Кеслевского, когда универсальность ситуаций несколько ретушировалась картинами почти постапокалиптической Польши.
Спустя более 20 лет после своего выхода фильм способен восприниматься сразу на нескольких уровнях: кто-то может поиграть в «коматозников», погрузив себя в воспоминания о времени, которое вспоминается как муторный сон с элементами нудного кошмара, для кого-то «Время слуг» окажется настоящим фетишистским раем со всеми приметами эпохи вроде огромного портрета Брежнева, затесавшегося в кадр, ну а для кого-то это будет просто фильм о личной ответственности за выбранный путь на примере героини, имя которой достойно быть занесено в список самых больших сук в истории мирового кино.

Вопрос на засыпку: сволочами рождаются или становятся под давлением обстоятельств? В случае с Даной, героиней фильма, однозначного ответа быть не может, но все говорит о том, что изначальная склонность да на благодатной почве в итоге родят невероятный эффект, а роковая женщина может до поры до времени таится за скромным фасадом серой мышки, которая выпрашивает любовь как милостыню, что бы потом отгрызть руку подавшего по самый локоть. В самом начале фильма сложно представить что долговязая невзрачная студентка из общаги есть нечто большее чем просто очередная жертва циничного плэйбоя из очень номенклатурной семьи, а режиссер едва ли не насильно заставляет приближаться к мысли, что не всякий обиженный заслуживает сочувствия. Дана как та старушка, которую пустили стакан воды выпить, а потом, глядь – «пианины нету»!



Но богатство натуры нашей героини не исчерпывается гением манипуляции над окружающими и талантом захапать то, что ей не принадлежит по праву, Дана еще и активно рефлексирует, что сильно усложняет жизнь не только ей, но и всем вокруг. Особенность рефлексии Даны в том, что она и сама толком не знает чего хочет, корень же этого незнания отчасти в том «здесь и сейчас», где она пребывает – социалистической стране, где все построено на соблюдении формальностей и никто и ни во что уже давно не верит. Дана мечется между свинцовым конформизмом и едва ли не выкрикиванием революционных лозунгов, что противоречиво только на первый взгляд: конформизм позволяет ей неплохо жить, но довлеющий диктат формализма заключает в слишком тесные рамки рвущуюся к свободе натуру, заставляя презирать всех вокруг и себя в том числе. Бессмысленное томление порождает иррациональные с точки зрения здравой логики действия – поссорить между собой подруг, унизить мужа при начальстве, от которого зависит его дальнейшее продвижение по службе, завести роман с бесперспективным в плане карьеры интеллигентом. И все это настолько вразрез с острым умом кукловода, к которому обращаются за советами даже те, кто предпочитает держаться подальше (совершенно ошарашивает эпизод, когда не любимый и всячески унижаемый супруг бросается именно к Дане с вопросом «Что делать?», когда оказывается перед выбором подсидеть не в меру раскритиковавшего политический строй товарища, или вступиться за него на партсобрании), что впору заподозрить раздвоение личности. С другой стороны, раздвоение личности для граждан стран соц.лагеря явление вполне рядовое и вне медицинских критериев. Это как и в случае с «феминизмом наоборот», который понятен женщинам именно из стран соц.лагеря: пока феминистки на западе ратовали за права женщин строить карьеру на равнее с мужчинами, Дана и ей подобные готовы отстаивать право не работать, что воспринималось обществом едва ли не как вызов, ведь каждый обязан внести свою лепту в построении «светлого будущего», а не тунеядствовать дома в мехах и бархате.

Подлинная звезда фильма – Ивана Хилкова в роли Даны. Актриса создала сложный и очень тонкий образ, в котором сочетает черты трагедийной героини и суки в самом бытовом смысле слова. И, конечно, особый нюанс ее игры заключается в том, что какие бы ужасные вещи не творила ее героиня, она остается обворожительной и невероятно женственной. В фильме есть два эпизода, которые хочется пересматривать нон-стоп и в голове пульсирует вопрос – как, ну как у нее ТАК получается?? В первом Дана приглашает в гости мужчину, которого решила сделать своим любовником, и обрушивает на него лаву льда и огня одновременно: он оказывается в ее доме в отсутствии мужа, что позволяет ему «сделать выводы», но тут же Дана предъявляет ему дочь, которая садится между ними, и заводит абсолютно светскую беседу ледяным тоном, а на вопрос нет ли чего выпить, деланно простодушно отвечает – «вода». Окончательно добивает гостя угощение, припасенное хозяйкой – манная каша (единственное, что умеет готовить Дана), поданная с таким видом, словно это редкий деликатес. Смущенный мужчина и соблазнительно поедающая манную кашу красотка в вечернем платье – это сильно!

Второй эпизод, который также производит впечатление «магии на экране», связан с ситуацией, когда Дана оказывается в ловушке, созданной собственными же руками и ей даже отступать некуда, виновата во всем и сразу перед всеми, кругом одни свидетели позора. Первые мгновения – скованный молчанием язык и кричащий взгляд, бесконечно долгие для нее несколько минут наполненных чистым ужасом перед предстоящей расплатой. И в этот момент понимаешь, что возмездие хоть и настигает Дану вполне справедливое, сочувствие именно на ее стороне, в том числе может быть потому, что судьями «хтонической стервы» выступают не грозные архангелы, а недалекие обыватели.


Приз Каннского МКФ "Золотая камера" в 1990г. за лучший дебют.
Tags: чешское кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments