Дарья Митина (kolobok1973) wrote in drugoe_kino,
Дарья Митина
kolobok1973
drugoe_kino

Categories:

КМФМК - событие вполне мирового значения

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Международный фестиваль мусульманского кино проходит в Казани уже в девятый раз, следующий год будет юбилейным. Казанцы-кинолюбители упорно считают фестиваль чем-то вроде своей национальной фишки:),  с раннего утра в буквальном смысле слова осаждая кинозалы и проводя за просмотром фильмов полный световой день.   Между тем фестиваль, ежегодно собирающий у себя киноленты из полусотни стран, многие из которых уже отмечены ворохом наград других мировых кинофорумов,    -   событие совершенно беспрецедентное как по своему значению в мире кино, так и по уровню исполнения.

Когда руководители татарстанского Министерства культуры озвучили бюджет фестиваля,  -   15 миллионов,   -    я как-то не сразу поняла, что речь идет о рублях:), в Москве мы редко оперируем обозначениями национальной валюты:)), и тем не менее, речь идет именно о такой сумме   -    Татарстану удается за три копейки провести у себя мировой кинофорум, на который съезжаются люди, двигающие вперед мировой кинематограф, как те, имена которых мы прекрасно знаем, так и те, с чьим творчеством нам предстоит познакомиться.  Отнюдь не все казанские лауреаты или претенденты на призы    -   профессиональные кинематографисты.  Смешной итальянец в бандане и мешковатых штанах Алессандро Балтера, типичный представитель итальянского "поколения дворников и сторожей" с философским образованием,  привез на фестиваль документальную ленту "Белые люди"   -   вполне внятную заявку на Гран-при.  Документальное исследование феномена негров-альбиносов из Северной Танзании, живущих вблизи озера Виктория, которые не просто становятся изгоями общества, но и вынуждены выживать, защищая свою жизнь  от тех опасностей и угроз, которые сопровождают отнюдь не каждого "инакового" в традиционном обществе.  Негры-альбиносы, как правило, не доживают до зрелости   -   помимо чисто физиологических проблем  (ослабленный иммунитет, необходимость прятаться   -  это в Африке-то!!   -   от солнечных лучей и жить в гетто полумрака), несчастные люди становятся объектами настоящей охоты со стороны соплеменников, которым повезло родиться с "нормальным", чёрным цветом кожи.  Альбиносов постоянно находят мертвыми со следами пыток и ритуальных издевательств, с отрезанными ногами, с выколотыми глазами, некоторые из них исчезают бесследно   -   жил-жил человек, и нет его...  Итальянские документалисты Балтера и Маттео Тортоне, делая фильм черно-белым, на мой взгляд, сознательно идут на невыигрышный визуальный эффект, отказываясь от соблазна показать яркий контраст между яркими, насыщенными африканскими красками, шоколадного оттенка танзанийцами и болезненно-белёсыми альбиносами с белыми ресницами. Чёрно-белая гамма максимально нивелирует различия между обычными людьми и альбиносами, позволяя им слиться с толпой,   -   наяву-то слиться никак не получится.  Герои черно-белой картины рассказывают о леденящих кровь ужасах, происходящих с их товарищами по несчастью, и в глазах стоит обреченность,   -   люди прекрасно понимают, что этот рассказ перед камерой вполне может оказаться последним...


Раз уж так получилось, что мы начали обзор фестивальных картин с документальной программы, нельзя не отметить вклад Ирана в мировую кинодокументалистику.  Иран вообще лидер по количеству и игровых лент, и документальных, и мультиков,   -    видно, что кинопроизводство в ИРИ на подъеме.  Член жюри КМФМК, пожилой иранский режиссёр Дариуш Мехрджуи,  мягкий диссидент-оппозиционер, много снимающий как в Иране, так и за его пределами, о национальном кинопроизводстве отзывается достаточно критично, полагая, что 99% иранского кинематографа   -   это пропагандистское кино, разновидность "коммерческого мусора".  Тем не менее, на кинофестивали подобный "мусор" не попадает, а Иран привозит на мировые кинофорумы столько шедевров и просто качественного, добротного кино, что можно сделать выводы и о размахе киноиндустрии, и о растущей роли иранского кинематографа в мировом киноконтексте, и об определенном уровне творческой свободы, ведь не секрет, что значительная часть критично настроенных к власти Исламской Республики кинематографистов предпочитают снимать именно дома, а не в эмиграции, где они перестают быть иранцами, становясь лондонцами или парижанами персидского происхождения.

Тридцатилетний Мохаммад Али Хашемзехи привез на КМФМК этнографическую зарисовку "Земля - вода - огонь" о своих  соплеменниках, жителях иранского Белуджистана, бережно хранящих пять тысяч лет традиции гончарства и тесно связанную с ним мифологию.  Керамическое искусство и традиция наносить на тело на целый день целебную грязь   -   вот лишь две особенности, аттрибутирующие иранских белуджей, но  насколько богата связанная с этим нарративная традиция, народная поэзия, совершенно особенная, "гончарская" мифология,   -   поймут только люди, знакомые с языком иранских кочевников.

Конкурсная картина Мустафы Хосрави "Пешка Е4"    -     документальный портрет первого гроссмейстера Азии по шахматам и 6-ого  гроссмейстера в мире, в свое время игравшего на равных с Карповым и Каспаровым и даже превосходившего их по очкам.  Пожилой гроссмейстер, бакалавр социологии и вообще разностороннейшая личность, совершенно ослеп в результате ранения в ходе ирано-иракской войны  и в последние годы прозябает дома.  Книги ему читает вслух маленькая внучка, а сам шахматист ухитряется каким-то образом ощупью двигать по доске фигуры, играя сам с собой и со всеми желающими, придумывая новые шахматные комбинации и обучая им молодежь.  Иногда под видом учеников в дом приходят мерзавцы, обворовывающие квартиру гроссмейстера, пользующиеся его слепотой.  Фильм Хосрави  -   призыв к иранским властям не просто больше заботиться о ветеранах войны, но и обратить внимание на феномен, который мог бы составить славу Республике, но почему-то незаслуженно забыт.  Забавно, что после просмотра фильма часть зрителей, так и не врубившись, что перед ними документальное кино о реальном человеке, стала наперебой спрашивать режиссера о том, был ли у героя прототип:))).    



Реальным претендентом на победу в номинации "Полнометражное игровое кино" стала  фантастической красоты режиссёр Марджан Ашрафизадех (на фото), представившая свою картину "Письма под дождём" -    меланхолически-депрессивный рассказ о монотонной  жизни  Разие, состоящей из пошива свадебных платьев, заботе о больной матери да иногда, украдкой, разговоров с явно симпатизирующим ей водителем, привозящим ткани.  Жизнь тянется размеренно, каждый новый день предсказуем,  вроде бы ничего не происходит, а взгляд от экрана оторвать трудно.  Актрисе Масумех Хасемипур  при всей внешней скупости жестов и мимики  (это насколько талантливой надо быть, чтобы будучи закутанной в чадор от щиколоток по самые брови, драматически достоверно   передать всю гамму чувств и оттенков!) удается приковать к себе внимание зрителя и не отпускать о финальных титров.  Общая  безысходность, невостребованность личности, жизнь, состоящая не столько из ограничений, сколько из самоограничений, невозможность выплеснуть эмоции, откровенно поговорить о том, что переполняет,    -   насколько же это сложно передать аскетическими средствами художественной выразительности, которыми пользуется Ашрафизадех!  Когда в конце картины ухажер Разие, за все время так и не решившийся поговорить с ней откровенно, потому что у него не было денег на свадьбу, наконец признается ей в своих чувствах и делает предложение, героиня уже настолько опустошена и надломлена, что забирает кольцо и уходит с ним в паломничество, оставляя своему поклоннику право на надежду...

Лента молодой египтянки Халы Лотфи  "Новый день. Новая надежда"  и содержательно, и стилистически очень похожа на картину её иранской коллеги.  Мать и дочь, жительницы Каира,  еле сводят концы с концами, ухаживая за парализованным мужем и отцом.  Безжалостно натуралистические сцены заботы об инвалиде, беспощадная камера, скользящая по памперсам и пролежням, скупость и лаконичность диалогов, эмоциональная сдержанность, так не характерная для арабского кинематографа, всё это делает картину Лотфи космополитически-универсальной, лишённой национального колорита.  Если бы не расшитый халат матери, было бы трудно догадаться, происходит ли действие на окраине Каира в городе мусорщиков или же в квартире жителей парижского пригорода.  В отличие от Ашрафизадех, рисующей сельский пейзаж, героини Лотфи   -   обнищавшая столичная интеллигенция, отчаянно пытающаяся избежать люмпенизации.  Мать учительница, дочь студентка, при этом не всегда хватает одного фунта, чтобы доехать на маршрутке от своей кудыкиной горы  до Тахрира, и зачастую приходится идти через весь город пешком, а новый матрац для отца-инвалида стоит 700 фунтов и так и остается недостижимой мечтой...

Показательно, что и иранскую, и египетскую картину отличает полное отсутствие признаков времени.  Действие, изображенное в них, может разворачиваться когда угодно и, в общем, где угодно.  Фильм Лотфи снят в 2012 году, через год после первого тахриростояния, в самый разгар революционизирующих общество перемен.  В фильме на это ни намека.  Может, революция ограничилась Тахриром и не дошла до окраин города, жители которых как перебивались с хлеба на воду, так и перебиваются, как жили своими повседневными заботами, так и живут, ничего в их жизни фатальным образом не меняется, а ощущение безвременья как не покидало, так и не покидает?  Когда героиня произносит слово "Тахрир", ловя маршрутку, невольно ловишь себя на мысли, что в конце маршрута её ждут новые впечатления, новые люди, новые надежды, обозначенные в названии фильма, но увы   -    название центральной каирской площади оказывается не революционным символом, а всего лишь топографическим ориентиром, местом, откуда героиня обречена добираться домой пешком, ибо у неё как до революции не хватало фунта на проезд, так и после неё этот несчастный фунт неоткуда взять.  Соотечественник Лотфи Юсиф Насралла, например, снявший глубокий и многоплановый фильм "После битвы",  продемонстрировал, как можно вечные ценности вписать в актуальный контекст, зафиксировав дыхание революционной улицы, не впадая при этом в конъюнктурную сиюминутность и репортёрство. Но у каждого свой стиль:).  Насколько я знаю, фильм Насраллы на КМФМК не привозили...

Точно таким же смазанным хронотопом отличается фильм молодого узбекского режиссера Аюба Шахобиддинова "Паризод"   -   в кишлаке непонятно откуда появляется девушка, которую из жалости подбирает водитель-дальнобойщик, пытаясь на протяжении всего действия пристроить девушку "в хорошие руки".  Финалом этих попыток становится самоубийство девушки, а все прелести традиционного общества   -    обскурантизм, предрассудки,  метко  описанный Марксом  "идиотизм деревенской жизни",  религиозные и мракобесные заблуждения,  жестокость родового общества,   -  всё это проходит перед нашими глазами.  И ведь если бы не современные автомобили-фуры и не мобильный телефон в руке героя, вполне можно было бы подумать, что перед нами узбекский кишлак середины прошлого века, а может, его начала, а может быть, столетья прошлого   -    архаичные общественные отношения консервируются, закосневают, составляя резкий и причудливый визуальный контраст с технологическими приметами времени...   Блестяще говорящего по-русски Шахобиддинова  (что сейчас, увы, для молодого среднеазиата большая редкость, от образованного узбека скорее услышишь английский или турецкий)  казанская публика буквально чуть на сувениры не  разорвала, и вполне заслуженно  -   поэтическая притча вышла лирической, но не слезодавильной, романтической, но не слащавой.
 

Можно, конечно, внести ложку дегтя в бочку мёда и упрекнуть отборщиков в намеренном пренебрежении общественно-политической тематикой.  Разумеется, фестиваль   -   он о вечных ценностях, но и не замечать тектонические изменения, происходящие в мусульманском мире в последнее время, странновато и, на мой взгляд, неперспективно.  Документальная программа, например, могла бы стать познавательной летописью событий, о которых у нас сегодня, при всем нынешнем развитии технологий и средств коммуникаций, узнать, в общем-то неоткуда.  Интересно будет взглянуть, что там аль-Джазира на своем фестивале демонстрирует:).  Пожелание к отборочной комиссии    -     сделать так, чтобы каждый фестивальный год запоминался в том числе и кинотрактовками событий, формирующих нашу картину мира.
Subscribe

promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments