dz0rin (dz0rin) wrote in drugoe_kino,
dz0rin
dz0rin
drugoe_kino

"Мусульманин" Владимира Хотиненко

Приход отца Михаила к братьям и новая их ссора (эпизод):
http://www.youtube.com/watch?v=z7uyzsbviqI (выложить видео не могу, авторские права нарушу...)
А начинается фильм так: вот, идёт поп наш православный по русскому полю и поёт забытым распевом нечто полу-понятное для обычного уха на старом русском языке; кругом васильки, и он по-настоящему счастлив...

Давно хотел поделиться своими мыслями об этом фильме. Надо сказать, что даже самые близкие из моих друзей, а когда-то моя невеста, которая женою мне не стала, восприняли картину однозначно и совсем иначе. Спорили густо, но так ни к чему общему и не пришли. Недавно решил посмотреть рецензии по поводу фильма. Все они примерно об одном и том же. Все видят примерно так же, как и бывшая моя невеста, татарка по национальности. Моя заметка - это наверное новая такая попытка найти взаимопонимание с теми, кто видит в герое фильма какой-то однозначно положительный образ и найти как бы единомышленников (хотя, это по определению не возможно)... Для меня фильм Хотиненко остаётся любимым. Именно потому что не даёт ответов ни на один из поставленных вопросов. Я ограничиваюсь здесь лишь несколькими, мало связанными друг с другом мыслями по поводу.





Николай вернулся из афганского плена (пробыл у моджахедов 7 лет) с помощью пакистанской разведки... "Лишь международному Красному кресту удалось отыскать его в одном из кишлаков Афганистана. Плен сделал Николая замкнутым и настороженным. Видно он ещё не успел осознать гигантской перемены в его ставшей уже привычной тамошней жизни". Судя по всему, Абдолла-Николай как бы и не слишком стремился на родину. На всякий случай, это я не для того говорю, чтобы намекнуть, что считаю его предателем или дезертиром (были и такие версии в отзывах о картине, хотя, очень немногочисленные, но категоричные), дело не в этом... Но то что Коля не проявлял никакой активности для того чтобы подать о себе весточку на родину, это факт. Дедушке Авретдину, который спас ему жизнь, выкупив из плена, пришлось кое-что напомнить, чтобы убедить его вернуться домой ("рай находится под ногами ваших матерей", мол, где родился, там и пригодился, возвращайся...)

Вдохнул воздуха, вспоминая родные места. Прошёл по селу, не замечая никого, обнял брата в ответ на приветствие, почти механически, как бы тоже припоминая, и только увидев мать, выдохнул: мама!

И здесь впервые звучит тема из дуэта Прилепы и Миловзора в пасторали "Искренность пастушки" ("Мой миленький дружок, любезный пастушок") из оперы П.И.Чайковского "Пиковая дама". Тема эта единым лейт-мотивом как бы прошивает всю ткань кинокартины. Фильм, как я понимаю, подобно опере, построен на взаимодействии "двух жанровых моделей, восходящих к архетипам мистерии и пасторали. В композиции произведения /как оперы, так и фильма; Д.З./ эти модели скрепляются разнообразно представленным мотивом Игры, с наибольшей полнотой развёрнутым в финальной сцене и серединной интермедии "Искренность пастушки"" (хорошая статья по опере на эту тему: http://intoclassics.net/publ/5-1-0-154"). Мистерия - всё, происходящее с каждым отдельным человеком в семье Николая, с ним самим, в его родном селе, в стране... Пересказать обо всех переплетениях судеб в историческом контексе этой мистерии в рамках короткой рецензии не вижу необходимости, да и возможности... А  "пастораль" - это, как я понимаю, посторонний для нас мотив далёкой и неизвестной культуры, мировоззрения, часть которого привносит с собою Абдолла. И оно для нас практически непостижимо, т.к. сама реальность, которая и породила такой взгляд на мир, с нашей почти не пересекается... И для Николая, который за 7 лет своего плена полностью переродился в мусульманина, вдохновеннейшим образом выводящего непонятные для нас песни-молитвы в русском поле по пять раз в день, чудесным образом вся его прежняя жизнь от рождения до 18 лет как бы перестала существовать, о ней в его сознании не осталось и следа, если не считать воспоминаний более базовых в физиологическом смысле - запах родины, родного дома и... мамы... Жизнь его последних 7 лет, перенасыщенная событиями, полностью вытеснила прежние образы, прежнюю едва намеченную картину мира. Николай не только стал Абдоллою, его представления о мире, включая элементарные, уже совсем иные, он и думает на языке фарси, потому и говорит с акцентом...

Следом звучит рассказ о том, как повесился отец, как ждал сына, запрещал матери думать о его смерти.
В этот же самый момент, т.е. с самого первого дня, в первые же минуты своего появления в селе, Коля замечает в окно машину и наблюдающего за ним незнакомца. В селе в то время ни у кого машин практически не было, ислючая казённый председательский какой-нибудь уазик (местный председатель, правда, в этом смысле уже преуспел...). Мать его расспрашивает, упрекает, что слова не скажет, но он сейчас думает о незнакомце, принимет некое "решение". Очевидно, полагается на Аллаха в своей судьбе, какое ещё может быть решение? Это и есть его "игра", игра со смертью. Уже в самом конце фильма, когда выясняется, что не может Николай встроиться в жизнь семьи и села, выходит он к костру незнакомца, которого конечно уже давно признал. Видимо, для того чтобы уж быстрее разрешилась его "игра" со смертью. Другого выхода он не видит: оставаться дома - опасно прежде всего для его брата, да и перспективы найти другое отношение к себе где-нибудь в другом уголке России тоже как бы нет...; вернуться к дедушке в Афганистан - можно ли снова войти в эту же реку, да и жив ли ещё тот дедушка?..

Во время застолья, которое родные и односельчане устраивают Николаю, крёстный рассказывает о том, как крестивший Колю поп Поликарп, после того как малыш его "обоссал", предсказал, что "этот бусурманин будет". Естественно, это не было "пророчеством" в том смысле, какую веру выберет малыш, когда повзрослеет. "Бусурманин" для русских одно из обозначений инфантилизма. Думаю, никто из малышей в том возрасте, когда их крестили в этом селе, рясу попу не мочил, а этот своим телом ещё не настолько овладел, чтобы суметь хотя бы попа не "обоссать". - Вот почему  и назван был будущим бусурманином. А сразу после этого рассказа крёстного Хотиненко как бы демонстрирует смысл сказанного. "Дай, я тебя поцелую", - говорит крёстный, уже изрядно пьяный, лезет целоваться и проливает пол-рюмки водки на Федьку. Вот, примерно так всё и было (однако, сам крёстный своим телом управляет дай бог каждому, когда не пьян; достаточно вспомнить эпизод, кодга он в своём огороде палкой с металлическим наконечником находит закопанную женой трёхлитровую банку самогонки, не разбив её)...

Местная проститутка Вера (ассоциация: вера у нас стала проституткой; у них, мусульман, вера осталась железная). Верка конечно мечтает о пастушке, о настоящей любви (эпизод, когда разбивает на сковородку яйцо, другое прижимает к щеке...), она сама всё и сделала, чтобы к себе приблизить Колю (достаточно было прильнуть к нему, пустив к себе в постель "полежать", и он уже никуда не денется, наш пастушок), но она не настолько беспросветно тупа, чтобы не перепутать мечту с реальностью или чтобы думать, что сумеет его перевоспитать или что-то в этом роде. Что было бы дальше? Нарожать ему детишек, которые с рождения будут обрезаны и лопотать с утра до вечера на марсианском языке, на фарси, совершенно никому, в первую очередь, им самим, не понятные слова и песни? Да вы что! Можно ли представить себе что-либо более ужасное? Да это у нас уже и невозможно, слава тебе Господи. Это только там ещё возможно, где железная вера, беззаветная преданность роду воспитываются ценой полного невидения каждого конкретного человека, с его реальными потребностями, его личностью. Мы ж от этого отказались вместе с церковно-приходскими школами, где учили те молитовки на старо-славянском, мало понимая их смысл, вместо того чтобы понять как устроен мир более близкий и поддающийся осмыслению (уж не до дальних миров в начале-то земного пути). Сейчас нас пытаются вернуть в ту реальность, дать детям то же образование, ну, или приближенное к тому, приходскому. Так нас это не устраивает. Где-то глубоко в душе каждый понимает, что ребёнок не должен ощущать себя олухом, это снижает его самооценку. Раб из ребёнка нам не нужен. А раз нам не нужен раб, то, как мы догадываемся, навряд ли он необходим и богу. Абдолла - раб божий. Явился нас просветить на этот счёт? Зачем он вернулся, ведь он не знает. Он об этом и не думал. Когда ему думать-то. 5 раз в день намаз надо совершить. Остальное - куча дел, суть которых в элементарнейшем выживании.

Для меня кажется страшным момент, когда Николай, после очередной смертной драки с братом вынужденный попроситься переночевать к Вере, начинает пламенно говорить такие понятные и такие правильные вещи о ценности семьи, детях, уважении старших... Слишком велик уж контраст... И Верка, без всяких там размышлений, почти интуитивно отвечает ему резким однозначным жестом... Никакого удивления её жест лично у меня не вызывает...

"Хорошо! Не можете молиться, не молитесь. Не можете креститься, не креститесь. Не можете поститься, не поститесь. Не можете верить Христу, не верьте, не можете верить Мухамедду, не верьте. Не можете верить, не верьте. Но знайте, придёт сатана, и вы поверите ему. Потому что он заставит вас поверить ему. И будет плохо, очень плохо. Поверьте хотя бы..." Это единственный момент в фильме, когда Абдолла-Коля, не без прямого участия которого брат Федька, последовав примеру отца, залез-таки в петлю, говорит, обращаясь к своим селянам тоже вдохновенно, "как власть имеющий", т.е. уверенно. На первый взгляд, это похоже на речь человека, прежде всего осознавшего и свои прегрешения, пришедшего к некоему чуть ли не философскому обобщению, что, мол, не суть важно, какая у кого из нас вера, когда одна из основных заповедей каждой религии "не убий", т.е. провозглашение безусловной ценности человеческой жизни и т.д. То есть, главное, дескать, чтобы мы друг друга понимали и принимали, любили, не доводили до преступления перед обществом и самими собой? - Ан, и нет... Чуть позже мы снова видим, как он, подобно тому, как отказался ради примирения с братом поцеловать икону св.Николая (а что такое в сущности икона, как не символ, представление народа о человеке, ставшем легендарным благодаря праведной жизни?), снова отказался теперь уже перекреститься ради укрепления в вере своего бывшего политрука. Тот, политрук его бывший, оказался таким "наивным" неофитом-христианином, для которого не существует иного теста для снятия сомнения, под чьей властью находится человек, под божьей или бесовскою, как попросить - перекрестись!.. Что стоит для любого это сделать, ежели он на стороне добра, пусть и в другой вере? Крест - это тоже всего лишь символ... Таким образом, как мне представляется, ни к какому подобному обобщению Абдолла таки не пришёл. И пафос его речи исходил не от самораскаяния, не в примирении с односельчанами, а в обличении впадающих в грех... Брат поверил сатане, тот заставил его поверить, потому он и залез в петлю. Не делайте так, ибо это грех!..
_________________________________________________
Об Афганистане кое-что отсюда (интервью с Владимиром Снегирёвым, журналистом "Комсомолки"): http://www.kp.ru/daily/26116/3010566/
"Пробыв там год, я вернулся из Афганистана совсем другим человеком, после этого спорт был уже несерьезным. Кровь, страдания, противостояние Западного и Восточного мира, совершенно другие страсти, другие комплексы... Я понял, что мир состоит из множества оттенков, и у каждого своя правда, и каждый отстаивает ее с оружием в руках.
Почему Афганистан непобедим? В начале ХХ века с ним не сумели справиться англичане. Советские войска побывали там и ушли. У американцев тоже ничего не получается. Климат. Нищета, терять нечего. Горная страна, ущелья, партизанская война. Афганский дух. Пуштуны – дети гор, прекрасно стреляют, у них четкая племенная организация."
"«Наганы есть и у других людей, но нет у них такой железной веры», - писал Брехт."
"У Афганистана есть только одна идея: это строительство какой-то разумной инфраструктуры, рабочие места, мука, зерно и хлеб для бедных, образование для состоятельных. Другой идеи нет. Американцы мне говорили: «Какие мы дурни! Нам бы у вас поучиться: надо было вкладывать деньги не в войну, а в строительство дорог, заводов, институтов. Превращение Афганистана в цивилизованную страну - другой идеи быть не может."
"В самом исламе ничего плохого нет. Ислам - это не монолит, а мозаика. Огромное количество сект, ветвей, направлений. Но когда мы встречаемся с таким исламом, который проповедует неприятие чужой речи, чужой веры, чужой культуры - вот с этим уже мириться нельзя. Это экстремисты: ваххабиты, салафиты.
Здесь в Эстонии я встретился с одним из лидеров Общества ветеранов Афганистана Карлом Паксом, он был майором, начальником инженерной службы воздушно-десантной дивизии. В Афганистане в составе Советской Армии погибли 16 эстонцев, позже, в составе войск НАТО, - 11. Карл Пакс выступает за то, чтобы поставить им единый памятник: и те, и эти защищали цивилизованный мир от воинствующего ислама."
"Из трехсот, числившихся в плену, реальных пленных была треть. Остальные – перебежчики. Дезертиры. Бежали от дедовщины. Просто уходили в горы. Они не шли к моджахедам, они шли куда глаза глядят и попадали в плен. Несчастные ребята. Я десять лет занимался этой проблемой, я знаю о них всё. Некоторые там и остались. Боятся возвращаться. Все, кто хотел выжить, приняли ислам, оделись в афганские одежды, взяли себе афганские имена. Растворились в массе. Остальные либо были убиты, либо умерли. А если ты принял ислам, ты для афганцев уже свой. Многие тогда взяли оружие – кто под нажимом, кто добровольно. Такие говорят: «Как я вернусь в Россию? Ведь на мне кровь». Коля Быстров (там он звался Исламутдин), который был телохранителем у Ахмад-Шаха Масуда, вернулся, женат на афганке, живет на Кубани, мы ездим с ним в Афганистан, находим могилы наших солдат. Но Коля и в России остался правоверным мусульманином, совершает намаз как положено, пять раз в день, бьется о землю лбом...
Док.воспоминания о войне в Афгане отсюда: http://artofwar.ru/a/abdulaew_e/text_0100.shtml
"Особого разговора требует проблема пленных. Прояснить ее могла бы публикация без купюр розыскных альбомов КГБ, в которых имеются фотографии и описаны обстоятельства исчезновения наших граждан. Ведь среди пленных, кроме военных, были и гражданские специалисты, в том числе даже один Герой Советского Союза, известный геолог. Его судьба трагична. Советское руководство не стало вызволять этого пожилого человека из плена только потому, что он подписал письмо на имя Брежнева с осуждением афганской войны. После этого он стал никому не нужен и погиб в Пакистане.
Оказались у моджахедов не только захваченные в плен. Были и те, кто ушел от дедовщины. Были и просто несчастные, оступившиеся люди. Были и предатели, чьи руки обагрены кровью советских солдат. Эти вряд ли захотят вернуться."
Tags: российское кино
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments