Владимир Горский (b_e_c_k_h_a_m) wrote in drugoe_kino,
Владимир Горский
b_e_c_k_h_a_m
drugoe_kino

Category:

Мсье Кляйн, 1976

kinopoisk.ru-Mr-Klein-1541913Во второй раз работая вместе, Делон и Лоузи замахнулись на что-то куда более внушительное, чем их первая совместная работа «Убийство Троцкого». Делон продюсировал и снимался в главной роли, Лоузи, вдохновленный сюжетной глубиной, режиссировал. Вышла французская драма о Франции и живущем в ней французе, получившая главную французскую кинонаграду. Лучший фильм, лучший режиссер, локальный триумф.

Робер Кляйн вполне неплохо устроился. Оккупация фашистскими войсками его, казалось бы, совсем не касается. Он скупает предметы роскоши и искусства у притесняемых евреев, заламывая оскорбительно низкие цены, поплевывает в потолок и разъясняет юной недальновидной сожительнице, кто же такой Моби Дик. И жить хорошо, и жизнь хороша, как у Высоцкого. Кажется, словно всякая масштабная беда обойдет стороной скорлупу его иллюзорной неприкосновенности.

Когда выясняется, что существует второй Робер Кляйн, что-то внутри героя всколыхнется. Ведь как? Как может быть кто-то столь нахален, чтобы отбрасывать тень жидовской ущербности на меня любимого. Ведь настоящий Кляйн – не еврей, в отличие от второго. Все совпадения случайны, и каким же нужно быть простофилей, чтобы положить под дверь честного, порядочного гражданина (а главное, француза) еврейскую газету.

На смену возмущению придет живой интерес. В погоне за двойником герой Алена Делона посетит самые разные места, от омерзительной съемной квартиры, смахивающей на клоповник, до фешенебельного особняка, так похожего издали на настоящий дворец. И этот интерес, подкрепится жаждой справедливости, приключения, любопытством, страхом и, пожалуй, чем-то таким, что даже сам Робер Кляйн не смог бы определить. Зритель уж тем более.

За незамысловатым, аппетитно интригующим сюжетом скрыт необъятный потенциал. И читая синопсис можно довольно серьезно заинтересоваться. А после, к сожалению, почувствовать себя столь же серьезно разочарованным. К сожалению, реализация проекта может оправдать лишь довольно невзыскательный вкус.

В данном случае легко интерпретировать мотивацию героя, оперируя «умными», а порой и узкоспециализированными словами. Куда сложнее по-настоящему постичь причинно-следственную связь поступков Кляйна-француза. И если где-нибудь в иной работе можно закрыть глаза на отсутствие логики, списав это на авторскую прихоть или сюжетную необходимость, то в «Мсье Кляйн» ввиду отсутствия хоть каких-нибудь иных достоинств это засчитывается как еще один камень в огород. Логика такова, что невольно вспоминается анекдот об утопающем, который пропускал проходившие мимо корабли и надеялся на помощь бога. Так и главный герой неоднократно вместо спасительного для себя решения принимает иное, тянущее его лишь глубже ко дну. Смысловые провисания начисто лишают повествование даже претензии на адекватность. В сущности, эта лента об идиоте, в сравнении с которым идиот Достоевского-Куросавы – тот еще интеллектуал. Как говорится, «не рой другому яму – пусть сам роет», вот и вырыл.

Беда с главным героем кроется не только в его поступках. Он и сам по себе довольно невнятный. Проблема, конечно, не в актере. Делон доказывал неоднократно уровень своего актерского мастерства и блистательное умение создания запоминающихся образов. И не стоит даже приводить множества примеров, хватит одного: новелла из фильма «Три шага в бреду» с его участием. Взята в сравнение она потому, что ее довольно часто вспоминают, говоря о «Мсье Кляйне», дескать, в обеих лентах речь идет о двойниках. В зарисовке Луи Маля Делон сыграл двух разных персонажей, каждый из которых до того полноценно и завершенно воспринимался, что не верить было невозможно. О том, что один из персонажей по ходу развития короткометражки пережил перевоплощение из хладнокровного, бесчувственного «злодея» в жертву собственного панического страха, я думаю, говорить не стоит.

Таким образом, проблема не в актере. Видимо, герой получился столь невыразителен из-за элементарной недоработки, непродуманности. На экране должен быть решительный, твердый человек со стержнем, сильным характером и деловой хваткой. Такой мог бы построить рискованный бизнес в нелегких условиях. Мог бы завести нужные знакомства. Мог бы иметь реальное влияние. По факту же перед нами возникает совсем не такой человек. Кляйн то настойчив, то нерешителен, то прямолинеен, то изворотлив, то тверд, то мягок. Он может кричать на служителя порядка, с пеной у рта доказывать что-то, а может покорно и услужливо ждать, когда же на него соизволит обратить внимание хозяйка съемной квартиры. Две сцены в начале фильма указывали на его рассеяность и задумчивость, будто он то и дело витает в облаках, но после он как будто бы всегда сосредоточен. Кляйн может виновато, даже как-то по-ребячески извиняться. Может быть обходителен и вежлив, если это начало фильма и режиссеру нужно самым дешевым и простым способом показать лицемерную сторону героя. Кляйн может быть ловеласом с томным взглядом, но перед героиней Жанны Моро бояться вылезти из под одеяла, а после трусливо семенить к халату (и через две минуты бездарно попытаться ее очаровать). Кляйн может все – от эпизода к эпизоду он был настолько разным, что целостного образа так и не сформировалось.

Столь большое внимание было уделено главному персонажу потому, что он – ядро картины, центральная фигура. После этого стоит заметить, что интерпретация фильма зависит во многом от угла зрения. Герой бежит за чем-то, что ему нужно. Эдакий хичкоковский макгафин, не иначе. Преследуя в течение всего фильма, он так и не догоняет и всегда отстает. Как быстроногий Ахиллес не догонит черепаху, так и один Кляйн не догонит другого, как близко они бы не находились. Значит, сколь желанным не был результат (или видимость желания), дело все же в самой погоне. С тем же стремлением он мог гнаться за чем угодно, если бы мотив был схож.

И тут ключевой, не позволяющий окрасить текст в красный цвет, момент. Картина вовсе не о Кляйне, не о двойниках, не о чем-то ирреальном и непостижимом. Произведение Лоузи – большой привет Францу Кафке. Сходства художественных мотивов очевидны, разница лишь в том, что «Мсье Кляйн» - не сам «Процесс», а его предтеча. Еще пока не обвинение, а лишь превращение невиновного в «подсудимого». Тем знаменательней выглядит концовка, в которой герой оказывается в вагоне для пересылки. Он ведь, по логике вещей, едет на (как будто бы) процесс. И эта трансформация француза в еврея, наблюдателя в жертву, невиновного в «преступника» очень ярко перекликается с холокостом, ставшим лейтмотивом произведения. Ни один народ не может совершить такого проступка, чтобы заслужить полное истребление, как и Кляйн, народ невиновен. Через образ успешного французского дельца размеренно рисуется леденящий душу ужас быть выдернутым из постели людьми в форме. А декоративным элементом во всей этой метафоричности становится подтекст того, что равнодушие и безучастность порой губительны, и наказание придет. Об этом свидетельствует закольцованные начало и конец фильма, когда закадровым голосом в финале ленты словно приговором звучит диалог продавца Кляйна и покупателя еврея из самого начала.

Стремления создать что-то впечатляющее, пожалуй, себя не оправдали. Помимо невнятности главного героя и сюжета в целом, невнятна и техническая сторона фильма. Любовь Лоузи к деталям явно не сыграла ему на руку. Так, он не только намешал в образ главного героя всего, чего только мог, но и намешал в собственный киноязык, наверное, все, что смог припомнить. В начале фильма он активно и добросовестно работает с внутрикадровым монтажом, из раза в раз ставя на второй план что-то важное для кадра, потом забывает про это. Намерено нарушает правило 180 градусов. Включает зачем-то одну единственную сцену, снятую от первого лица. Кружит камерой по квартире, визуально не помогая зрителю сориентироваться в пространстве, а напротив, запутывая его. Злоупотребляет минутными планами, которые вместо эффекта погружения в фильм создают впечатление тягучести повествования, излишней монотонности. Список можно продолжать. Нельзя назвать это откровенным безвкусием, но столь нарочитое использование различных способов съемки никак не может вызвать положительное впечатление. Особенно если вспомнить о крохотном эпизоде (который контрастом выделяется совсем не в лучшую сторону) из сцены визита Кляйна на съемную квартиру его двойника. Кадр 1: хозяйка говорит «агентам» о том, что на квартиру пришли газеты и письмо. Кадр 2: реакция Делона – возникающая улыбка. Лучше это, конечно, видеть на экране, тогда станет очевидно, что такой примитивный, разжевывающий последовательный монтаж подошел бы скорее к тематическому видео об эффекте Кулешова, но никак не к картине, претендующей на какую-нибудь награду.

И если говорить о наградах, то резонным ли было награждение премией «Сезар» можно говорить лишь после просмотра всех конкурсных работ, а это уже совсем другая история.
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments