Дарья Митина (kolobok1973) wrote in drugoe_kino,
Дарья Митина
kolobok1973
drugoe_kino

Categories:

"Привратники" реж. Дрор Морех (2012)

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Из года в год лучшая номинация ММКФ   -  программа документального кино "Свободная мысль".  В этом году израильтянин Дрор Морех привез по-настоящему  сенсационную картину "Привратники",  справедливо номинированную на Оскар за лучший документальный фильм.



Полуторачасовая лента поразительна как замыслом, так и воплощением:  шестеро бывших руководителей Шин Бет дают неторопливые и очень личностные интервью о спецслужбе, которую им в разные годы довелось возглавлять, о продолжительной истории палестинского противостояния начиная с Шестидневной войны 1967 года, о секретах профессии, включая самые сомнительные и неприглядные, красноречиво говорящих о Шабаке как преступной организации,  о состоянии и перспективах израильского и палестинского государств и обществ.  Просто не укладывается в голове ни то, как  режиссёру, он же закадровый интервьюер, жёсткий и беспощадный, удалось разговорить своих собеседников, которые априори люди непубличные и, по всем писаным и неписаным правилам, должны были отказаться от беседы, ни то, как все шестеро в прошлом высокопоставленных шабаковцев  планируют после таких откровений жить дальше     -    когда живешь на пороховой бочке, каковую представляет собой нынешняя Палестина, любое публично сказанное слово может стоить не то что карьеры,   -  она у всех героев картины в основном позади,   -   но и жизни. Причем на месте героев картины я бы опасалась не столько арабских террористов-мстителей, сколько больных на голову соплеменников, коих в изобилии.

Исходной точкой своего повествования режиссер Дрор Морех избирает 1967 год, когда внезапно, за одну ночь, "миллион палестинцев оказались под полным контролем израильтян".  Израильские официальные круги и правый истеблишмент, устроившие обструкцию фильму,  возражают против, по их мнению, изначально неверной посылки, превращающей израильтян в сторону, виноватую в конфликте. Между тем Морех подобной экспозицией лишь напоминает событийную канву и факты, которые, по вполне понятным причинам, сионистской верхушке признавать тяжело.

Композиция ленты незатейлива   -    экс-руководители Шабака дают достаточно полный и пугающий своей откровенностью портрет своей спецслужбы.  Пожилой Авраам Шалом, возглавлявший Шин Бет в 1981-86 и известный как один из наиболее жестоких и беспринципных бультерьеров, не имеющий никаких моральных ограничений в деле борьбы с терроризмом истребления палестинцев, заявляет, что израильская разведка никогда не имела никакой стратегии, ограничиваясь соображениями исключительно тактики, причем признает, что основной функцией ШБ давно уже стала не защита от арабского терроризма, а провоцирование его. Рассказывая о деле "автобуса № 300", в конечном итоге погубившем его карьеру, Шалом путается в показаниях    -   сначала говорит, что шинбетовцы получили приказ вырвать обоих террористов у разъяренной толпы, которая бы в конечном итоге линчевала обоих,  а потом под давлением режиссера-интервьюера  признает, что два араба-взрывника были растерзаны не толпой, а именно его сотрудниками, "работавшими" с террористами двое суток. Когда Шалом пришел взглянуть на результаты допросов в иерусалимскую тюрьму, от смертников остались лишь куски мяса.

Яаков Пери (1988-94), риторически поинтересовавшись у режиссера, доводилось ли тому бывать в иерусалимской тюрьме, облик и интерьеры которой не изменились со времен Оттоманской империи, говорит, что это самая страшная тюрьма в мире (так в фильме   -  Д.М.), и что, попав туда, на следующий день ты признаешься в убийстве Христа.  Очевидно, что  Пери это известно как мало кому другому...

О методах физического воздействия при допросах, дозволенных израильскими законами, говорит Ами Аялон (1995-2000). Закон позволяет лишь лишение сна, фиксацию допрашиваемого в неудобном положении и "встряхивание".  Видимо, отбивные из двух смертников автобуса № 300 получились именно в результате встряхивания, не иначе...  Аялон говорит, что в израильских армии и разведке с первых дней их существования не существовало понятия "незаконный приказ".  Каждый из шестерых шинбетовцев рефреном повторяют слова о соотношении морали и целесообразности, причем наиболее откровенно формулирует старая сволочь Шалом  -   забудьте о морали, когда речь идет о "борьбе с терроризмом".  На террористов законы морали не распространяются.

О том, что на "террористов" законы морали не распространяются, собственно, интервьюируемые могли бы и не упоминать.  Убийства мирных жителей, неизбежные при такой "борьбе", на профессиональном сленге называются "сопутствующими обстоятельствами".   Именно такими "сопутствующими обстоятельствами" были 14 человек, погибших в ходе ликвидации координатора ХАМАС в Газе Салаха Шехады, на дом которого была сброшена 1 тонна тротила.  Ави Дихтер (2000-2005) подробно и откровенно рассказывает о своих спорах с премьером Шароном, с которым ему пришлось согласовывать убийство шейха Ясина   -   Шарон настаивал на тонне тротила,  Дихтер предлагал ограничиться 250 кг, ссылаясь на неизбежность "сопутствующих обстоятельств". Кстати, тогда "сопутствующими обстоятельствами" оказались трое убитых и 11 раненых.  Пожалуй, Арик Шарон, который до конца жизни будет ходить под себя, единственный из организаторов сионистского террора, которого ещё при жизни настигло возмездие. Остальные живы, здоровы, весьма упитаны и дают интервью.

Интересно, что в рассказах экс-руководителей израильской разведки практически нет бравады   -  они, за редким исключением, даже и не пытаются найти себе оправданий.  Ами Аялон, наиболее критически из всех высказывающийся о характере собственной деятельности ("Когда уходишь на пенсию, сразу левеешь"), вспоминает, что при ликвидации "самого старого террориста", ХАМАСовца Яхьи Аяша ("самому старому террористу" в момент убийства было 30 лет), шинбетовцы, мол, несколько дней выжидали, когда все дети Аяша разойдутся из дома, и Аяш останется дома один с женой. Великое проявление гуманизма, однако.  В руках у Аяша взорвался сотовый телефон   -    Ами Аялон считает отсутствие "сопутствующих обстоятельств" успехом операции, отмечая в то же время, что на убийство своего товарища палестинцы ответили убийством 63 израильтян:   "мы несем смерть сами себе",   -  говорит Аялон.  Кстати, израильские власти до сих пор официально не признают свою причастность к ликвидации Аяша, так что откровения Аялона будут для них большим подарком.

Тому, кто интересуется, а как обстоят дела с еврейским терроризмом, весьма поучительно будет узнать историю "Хамахтерет Хаехудит" ("Еврейского подполья")   -    террористической группы, отметившейся несколькими терактами и планировавшими взорвать Купол Скалы    -    арест участников группировки был отменен решением кнесета и специальным указом премьера Ицхака Шамира, а следствие по делу сразу закрыто.  Говоря о еврейском терроризме, все рассказчики в один голос отмечают, что переломным моментом в оценке Шин Бет как спецслужбы, а главное, в самооценке шинбетовцев, стало, несомненно, убийство Ицхака Рабина, когда вызов всей системе госбезопасности бросили не хорошо обученные группировки и не герои интифады, а, по выражению" Яакова Пери, "одинокий придурок с пушкой".  Грозный битахон, заточенный под борьбу со специалистами, оказался бессильным против "придурка с пушкой", колоссом на глиняных ногах.

Ведь мы проспали все значительные события,   -  горько замечает Юваль Дискин (2005-11).    -  Проспали первую интифаду, проспали вторую интифаду, проспали убийство Рабина.  ШБ, "гордость страны", дала сбой  -  выяснилось, что гордиться-то и нечем...  Похороны Рабина, на фоне остальных ястребов наиболее миролюбивого и конструктивного из израильских премьеров, стали водоразделом в судьбе всей страны.  Характеризуя облик израильского руководства, Дискин язвительно замечает, что именно  ликудники  Шарон и Нетаниягу, сами того не зная, науськали Игаля Амира на выстрел   -   убийству премьера предшествовала долгая и оголтелая кампания его травли, благословляемая обоими будущими  премьерами, возглавлявшими шабаши сумасшедших клерикалов и ультраправых, носивших по Иерусалиму гробы с куклой Рабина.

"Убийством Рабина дело не ограничится",   -  горько пророчествует Карми Гиллон.   -  "Нас ждет новое крупное политическое убийство. Кого  -  не спрашивайте... Когда  -   когда будем уходить с Западного берега..."

Кстати, показательно, что об интифаде руководители Шин Бета говорят если не без придыхания, то весьма почтительно. "Когда на улицы выходят не террористические группы, а вооруженный народ, сотни тысяч людей,   -   мы бессильны" (Юваль Дискин).  Тот же Дискин произносит слова, вызвавшие бурю лицемерного возмущения в сионистской элите:  "Ведь всё относительно. Тот, кто для одних террорист, для других   -  борец за свободу..."

Поразительно слышать от Авраама Шалома, циничного убийцы, построившего свою карьеру на истреблении людей, слова о том, что Израиль верной дорогой идет к апартеиду, и даже более того   -   "мы, нация, пострадавшая от немецкого нацизма, постепенно сами  уподобляемся немецким нацистам".   Итог картине подводит Ами Аялон, цитирующий Карла Клаузевица с неподражаемыми комментариями, с головой выдающими не только национальный образ мышления, но и специфику профессии   -     "Карл Клаузевиц был умным человеком. Хотя не был евреем. По крайней мере, у нас данных, подтверждающих его еврейство, нет".  Аялон пророчит катастрофу Израиля: "в противостоянии террористам мы побеждаем в каждой битве, но при этом проигрываем войну в целом".

Как, скажите, как Морех их всех раскрутил на это дело??... Сыворотку правды вколол??...  На мой взгляд, фильм становится бесспорной журналистской удачей именно из-за уникальности материала и непостижимого для меня согласия героев фильма говорить перед камерой.

Беньямин Нетаниягу, которого спросили, видел ли он "Привратников", на голубом глазу ответил, что нет и не собирается:).  Вице-премьер Моше Яалон назвал картину Мореха  "дешёвкой, снятой на палестинские деньги" и предложил запретить её к показу.  Эхуд Барак, которого, как мне кажется, Морех специально показал в полный рост  (у Барака карикатурно короткие ручки до талии)  счел картину свидетельством того, что в Израиле можно снимать всё, что угодно  (действительно, возмутительно:))).  Праворадикальный израильский истеблишмент крайне оскорблен замечаниями одного из героев фильма о том, что давно пора начать переговоры с Ираном.

На все эти обвинения Дрор Морех отвечает: «Я пред­став­ляю Го­су­дар­ство Из­ра­иль, а не Би­нья­ми­на Нета­ни­ягу», а что касается нежелания премьера-министра знать, что думают главы служб безопасности о палестино-израильской проблеме, это больше говорит о премьер-министре и государстве в целом, чем о фильме. И он прав.
Tags: 2013, ММКФ
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments

Recent Posts from This Community