Дарья Митина (kolobok1973) wrote in drugoe_kino,
Дарья Митина
kolobok1973
drugoe_kino

Заметки на полях кинофестиваля "Два в одном" - 2


Видимо, программного директора Международного кинофестиваля современного кино "Два в одном / 2 in 1"  Алексея Медведева я всё-таки перехвалила;).  Нет,  конкурсная программа вполне достойная, ровная, откровенно провальных лент нет или почти нет, фильмов-недоразумений всего три  (то есть треть конкурсной программы, что есть в границах нормы:)).  Просто ощущения от отобранного кино складываются достаточно странные:).

Вот составила я свой шорт-лист лауреатов.  Два фильма о  медленном, мучительном умирании героев от рака, один   -  о прелестях надвигающегося Альцгеймера,  один    -   о том, как отличному мужику ломают жизнь, обвинив его в педофилии, и один о маньяке-извращенце, по телефону поставившего раком пол-Америки.  Всё вышеперечисленное    -    великолепное, высочайшего уровня кино, но целиком картинка, согласитесь, вырисовывается довольно странная.  Оно, конечно, онкофобия    -   это наш вечный кошмар (интересно, доживу ли я до того счастливого момента, когда кто-нибудь, победивший рак, получит заслуженную нобелевку??....),  старение и смерть    -    тоже праздник, который всегда с нами,  а если верить газетам, то весь мир кишит педофилами (на самом деле их примерно всегда в обществе одинаково, а вот вокруг этого, как снежный ком, накручиваются иные проблемы).  Видимо, с точки зрения киноотборщиков, это и есть социальное кино.  Позвольте не согласиться.  Уход индивида в свои частные проблемы, отчуждение его от общества, отсутствие какой-либо социализации, ситуация, когда общество приносит индивиду исключительный вред и никакого блага, одиночество как способ ухода от проблем, необходимость запереться в башне из слоновой кости подальше от всех несчастий и напастей, несомых людьми, неизбежность превращения в homo idioticus    -   это, простите, не социальное кино, а антисоциальное кино:)).  И даже в потрясающей картине уругвайца Родриго Пла «Отсрочка», которой мы единодушно присудили гран-при фестиваля, главная героиня, подённая рабочая, в ответ на предложение своей товарки, фабричной рабочей, вступать в рабочий профсоюз, грубо советует той "засунуть свой профсоюз в жопу".



Видимо, в качестве "остросоциальной" документалки  в рамках фестиваля был показана примитивная поделка Брайана Наппенбергера с претенциозным названием  «Имя нам легион. ИСТОРИЯ ХАКТИВИЗМА».  Аннотация настраивала на серьезный лад и преисполняла благоговейным трепетом любого человека с активной гражданской позицией:

"Документальное исследование группы Anonymous — свободного объединения активистов-радикалов. Эти люди вывели гражданское неповиновение на цифровой уровень. Создатели картины детально разбирают эволюцию группы от ранних хакерских групп Cult of the Dead Cow, Electronic Disturbance Theater и имиджборда 4Chan до полномасштабного движения планетарного охвата, а также изучают их текущую деятельность, беседуя с непосредственными участниками группы."

Хактивизм, как вы уже поняли, это сплав активизма и хакерства. Воображение рисовало прообразы киберреволюции, сокрушение капиталистических империй в один клик мышки и с помощью антиглобалистского стёба высочайшего класса   http://kolobok1973.livejournal.com/1141710.html#comments  или хотя бы создание альтернативных  источников информации в духе Викиликс. Вместо этого мы видим странноватую группу закомплексованных чудаков, давно вышедших из тинейджерского возраста, но не расставшихся с подростковыми прыщами,  затролливающих Церковь сайентологии, взламывающих сайты её адептов и проводящих дурацкие флеш-мобы  в центре Нью-Йорка.  При этом хактивисты чисто типажно мало отличаются от сайентологов, обвиняемых ими в сектантстве и обскурантизме.  По ходу пьесы выясняется, что тусовки анонимусов   -  исключительно способ убить время и преодолеть подростковую закомплексованность членов группы, великовозрастных инфантилов, которые в 20 лет по большей части ещё девственники и живут на шее у родителей.  Членство в группе   -  способ хоть как-то наконец с проклятой девственностью расстаться и преодолеть основную хворь любого хакера   -  социопатию.   Инфантильные сетевые червячки выглядят злобной пародией на растущее по всему раздираемому кризисом земному шару левое движение   -   альтерглобалистское, антифашистское, не случайно дебильные монологи и флеш-мобы анонимусов показаны на фоне обошедших весь мир кадров Occupy Wall street и Всемирного Социального форума, кровавых столкновений в Южной Европе, профсоюзных войн в Великобритании. На фоне классовых битв современного мира интернетные бирюльки анонимусов выглядят дурацкой игрой, в которую играют недоросли, а реальная социальная борьба подменяется уходом в виртуальный киберсрач.  Что ж, видимо, понятия о социальном кино у нас с фестивальными отборщиками слегка различаются:)...

Ещё один хрестоматийный пример того, насколько не стоит читать аннотаций к фильмам   -   престраннейшая «Полевая дорога» португальского режиссера  Родригу Арейаша.  Скорее всего, кено сие меня бы, может, и не так взбесило, если бы Всевышний уберег от чтения аннотации, которую не погнушаюсь привести целиком:

"После десятилетнего отсутствия Алберту Карнейру возвращается в родную страну, чтобы отомстить за смерть брата. Вдохновленный работами Дэвида Генри Торо, он переводит трактат «О гражданском неповиновении» на португальский.
Действие фильма происходит в 1908-10 годах, между годом «португальского цареубийства», когда от рук террористов погибли король и его старший сын, и годом создания Португальской республики – в эпоху, когда анархисты, выступавшие против монархии, нередко вели себя как обычные разбойники. В стране, где процветает коррупция, где государственные чиновники грабят и убивают невинных, Карнейру противостоит тирании и пытается спасти своих родных и вывезти их за границу. Но в этой стране ничего не изменилось."


Теперь о том, что вы, предвкушающие политическую драму и детективный вестерн, увидите на экране.
Пустынные холмы, поросшие выжженной южной растительностью. Нарочито сбитый хронотоп   -   действие может происходить когда угодно и где угодно (самый искушенный ландшафтовед не отличит Португалию начала 20 века от Южной Америки века 18-го).  Категорическое отсутствие каких-либо следов человеческого существования в радиусе десятков километров   -     леса, холмы-пастбища и чертополох. Угрюмый мужик с обветренным лицом прошедшего огонь и воду ковбоя ;(что недалеко от истины, ибо он таки пастух), возвращается в родные места, чтобы.... отомстить за убийство брата  найти украденных овец.  Овцы не находятся, а герой, демонически насупив брови,  рассекает по холмам с приклеенным к физиономии зверским выражением лица, исполненным жаждой мщения.  Экранное время мучительно тянется, тоскливые пейзажи напоминают неудачные серии National geographic, мужик супит брови и играет желваками, а единственное политическое столкновение на весь хронометраж    -  перестрелка героя с плохим парнем, собирающим мзду за проезд по частной дороге.  Герой категорически не собирается расставаться с мелкой монетой    -    позор мироедам-угнетателям!   -  и стреляет в прислужника капитала, это единственный пиф-паф на весь вестерн.  Прислужник, однако, проявляет редкую жизнестойкость и всё оставшееся экранное время горе-дуэлянты катаются между кактусами и полувысохшими кустами в поисках друг друга смысла жизни.  Весь фильм сидишь и обреченно ждешь, что вот-вот скоро начнется какое-нибудь действие, но проходит полтора с лишним часа, и аккурат в тот момент, когда кажется, что сейчас что-то произойдет, ползут финальные титры.  Если бы в фестивальном конкурсе была номинация "за лучшее наебалово" "за лучшие натурные съемки", то "Полевая дорога" с полным основанием стала бы претендентом номер один.  Правда, моя коллега по жюри Лариса Бортникова la_la_brynza  на мой вопрос, почему горячие португальские парни весь фильм молчат и двигаются как на кадрах замедленной съемки, поделилась наблюдением, что кино    -   португальско-финское, и в силу этого герои вместо пиренейской пылкости демонстрируют скандинавскую, если не буддистскую, апатию, а легкий аутизм, свойственный всем экранным персонажам, на самом деле признак наличия философских глубин уровня Марианской впадины. Где в этих кустах чертополоха спрятались король, анархисты, революция, тирания и гражданское противостояние, остается только гадать:))).  Лично меня это кинематографическое издевательство выбесило неиллюзорно, но мудрая Бортникова, подняв кверху перст, предположила, что вся эта аццкая тягомотина   -  в рамках тонкого глума автора над нами, жующими попкорн любителями экшна. Честно говоря, для меня чувство юмора   -   это когда я глумлюсь, а не  когда надо мной:)).

Председатель большого жюри седовласый  Жан-Клод Бриссо, ростом и телосложением напоминающий лет на 20 постаревшего Депардье,  снял старчески-похотливый фильм-дуэт   «Девушка из ниоткуда»     -   чрезвычайно интеллигентно перенесенные на экран эротические переживания профессора математики и философа-дилетанта, бывшего левака и героя мая-68, в силу возраста вынужденного уйти из большого секса. Подобранная им на собственной лестничной клетке бродяжка (вызывающе сексуальная оторва в исполнении Виржини Леже) проводит с ним спиритические сеансы, вызывает духов и навлекает на профессорскую квартирку всякий полтергейст, постепенно заполняя в душе старика-вдовца все пустоты, прогрызенные одиночеством.  Стариковская квартира на Монмартре превращается в обиталище всевозможных призраков, а зеленоглазая бестия, к которой старик прикипает, становится в его воображении реинкарнацией его покойной жены.  Вконец раскиснув и расплющившись от умиления и запоздалого стариковского влечения, которое эта стерва умело подогревает, старикан завещает своей странной гостье всё своё движимое и недвижимое, и, по странному совпадению, в тот же день гибнет от ножа одного из её многочисленных хахалей.  Единственная интрига, пронизывающая всю картину   -    будут ли они наконец трахаться, так вот, можете считать это спойлером, но таки не будут. И тема сисег практически не раскрыта, невзирая на обильное старческое слюнотечение.



Фильм закрытия фестиваля   -   вполне качественный дебют молодой парижанки Алис Винокур «Августина», о реальных экспериментах профессора Ж.- М. Шарко (того самого, в честь которого душ)  и его изысканиях в области психиатрии.  Предтеча Фрейда Шарко, считающийся пионером в изучении разновидностей истерии, посвящает своим любимым истеричкам   -  пациенткам больницы Сальпетриер    -   не только все рабочее, но и все свободное время.  Одержимый своими открытиями, он лечит странных пациенток гипнозом, шоковой терапией и прочими манипуляциями сознанием.  Проводя публичные сеансы гипноза и вызывая истерические припадки у своих подопечных, он укрепляет свои позиции во Французской Академии наук и постепенно становится звездой парижского медицинского сообщества. Шарко в исполнении Венсана Линдона к своим больным испытывает вполне вивисекторское любопытство, не более, чем испытывал бы к подопытным крысам и кроликам, если б тем пересадили женские яичники, до тех пор, пока его пациенткой не становится 19-летняя Августина.

Фильмы о психиатрии   -   особый жанр, породивший целый ряд шедевров мирового кинематографа. "Августину" шедевром не назовешь  (не сравнить её с тем же "Опиумом" Яноша Саса, показывающим, как безобидные фрейдовские исследования эротизма постепенно перерастают в изуверские лаборатории доктора Менгеле), но её с интересом посмотрят и историки науки, и врачи, и массовый зритель, любящий лав-стори:  наиболее сакраментальный вопрос, мучающий каждого, интересующегося проблемами психиатрической науки   -    трахают ли врачи-психиатры своих пациентов     -    решается тут сугубо положительно. Необразованная, не умеющая читать и писать, но вполне корпулентная Августина (дебют в кино молоденькой прикольной певички Soko), даже наполовину скованная параличом на почве фолликулярной истерии, явно выигрывает на фоне анемичной супруги Шарко (снять красавицу Кьяру Мастроянни в роли сухой асексуальной воблы   -    это высший пилотаж, снимаю шляпу).

Вы можете сколько угодно надо мной потешаться, но я этот фильм посмотрела с пользой для себя, ибо буквально до вчерашнего дня считала, что истерия   -   это не психиатрическое заболевание, поддающееся исследованию и лечению, а разновидность распущенности избалованных дамочек, купируемой с одной пощёчины. Исследования Шарко я по сей день считала шарлатанством и способом срубить бабла по-лёгкому  (представляю, какой ажиотажный спрос на услуги профессора Шарко был бы в среде парижской аристократии, зарабатывай укротитель истеричек частной практикой).

Фильм сочно снят и богато озвучен, но при этом до примитива незамысловат, ибо содержит ровно две мысли:
1. Все психиатры   -   шарлатаны  (кто-то этого не знал?...)
2. Любое психическое заболевание лечится хорошим трахом (тоже вещь как бы самоочевидная, ради которой вряд ли стоило фильм снимать).

Единственный забавный эпизод   -    монологи истеричек в психушке Сальпетриер, когда каждая описывает историю и симптомы своей болезни.  Милая девушка с горящими глазами рассказывает, как услышала божественный зов, пришла в базилику Сакре-Кёр, вбежала на алтарь и стала выкрикивать лозунги о женском освобождении.
-  Кощунница!...   -  выдохнул зрительный зал, после чего раздался взрыв хохота. 


Это был обзор фестивальных фильмов, которым не суждено было поразить моё зрительское воображение:). В следующих обзорах    -   о лидерах конкурса и наиболее сильных впечатлениях.        


Subscribe
promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments