Лариса Баграмова (loro4ra) wrote in drugoe_kino,
Лариса Баграмова
loro4ra
drugoe_kino

Categories:

"Бойцовский клуб" Чака Паланика и Дэвида Финчера

бойцовский клуб

Бойцовский клуб, автор Чак Паланик
Бойцовский клуб, режиссер Дэвид Финчер, США, 1999
Мы были на волосок от жизни (с)
********
Со времени появления человека на земле сосуществуют две враждебных среды: естественная – природа и противоестественная – культура. Вторая постоянно поглощает первую. Природы становится всё меньше, а культуры всё больше. Человечество собирается в многомиллионные города, где естественная жизнь заменяется её искусственным суррогатом, а естественное общение опосредствовано искусственно придуманными цивилизационными рамками, которые порождают феномен отчуждения и атомизацию личностей. В результате природа жителей мегаполиса извращается, причём формирующиеся отклонения приобретают характер наследственных признаков. 
Вадим Филатов, «Безумие мегаполиса и идиотизм деревенской жизни»  
********
       
        Человек – единственное из всех животных, которое неукоснительно и целенаправленно стремится к самоубийству и вырождению. Создание ненормальной, противоестественной среды обитания – один из уверенных шагов навстречу собственной гибели.
        Среднестатистический житель магаполиса дышит загазованным и перенасыщенным углекислотой воздухом. Ест напичканную гормонами и консервантами пищу, сдобренную улучшителями и заменителями вкусов. Пьет хлорированную воду, прошедшую через лабиринты очистных сооружений и ржавых водопроводных труб. Пропускает через свое тело потоки ультразвуковых, электромагнитных и инфракрасных лучей наподобие цыпленка в микроволновой печи. Подвергается воздействию различного рода информационных шумов. И окружает себя бесчисленным количеством все новых и новых вещей, становясь, по сути, их рабом и заложником. 
        Неудивительно, что в таких условиях люди незаметно для себя превращаются в зомбированных мутантов, и более чем 80% жителей крупных городов страдают различными формами неврозов и психическими отклонениями. 

          
        Ненормальная ситуация провоцирует на ненормальные действия. В книге Чака Паланика «Бойцовский клуб» и снятом на ее основе одноименном фильме Дэвида Финчера главный герой, измученный бессмысленностью действительности и страдающий по причине этого  хронической бессонницей и диссоциативными расстройствами личности, находит успокоение в посещении психотерапевтических групп поддержки, созданных для больных неизлечимыми недугами. 
        Только там, в окружении умирающих от различных заболеваний страдальцев, он способен почувствовать себя хоть немного живым. «Когда думают, что ты умираешь, тебя правда слушают, а не только ждут своей очереди заговорить», – объясняет свое пристрастие герой. Людям нравится думать, что у других все еще хуже, чем у них, это их успокаивает: «Я молчал, и окружающие делали вывод, что у меня все совсем плохо». Погружение в чужую боль и  страдания дает шанс отвлечься от собственных экзистенциальных переживаний, согреться и оттаять душой хотя бы на время, покинуть,  пусть и ненадолго, ледяную пещеру самосознания.  «Каждый вечер я умирал – и каждый вечер возрождался вновь из мертвых», – гордится своим самообманом герой, изображая умирающего от рака больного. 
        Однако наступает время, когда для того, чтобы почувствовать себя живым, и этого наркотика оказывается мало. Тем более что на горизонте появляется женщина, одержимая такими же идеями, и собственная выдумка перестает быть уникальной.  
        И тогда в действие вступают крайние меры. Собственный дом оказывается взорванным, приобретенное в течение многих лет имущество – уничтоженным, а место депрессивных и отчаявшихся сотоварищей занимает энергичный и эксцентричный незнакомец, который со временем заменяет собою буквально все: дело, Бога, смысл и собственное «я».
        Однако и эта замена оказывается иллюзорной, потому что люди-винтики способны перейти от саморазрушения только к саморазрушению. Только на этот раз – к активному. 
        Бойцовский клуб, созданный по инициативе и под предводительством Тайлера Дердена, проповедует идею духовной войны против бессмысленной и лицемерной действительности. «Я вижу в бойцовском клубе самых сильных мужчин на свете. Огромный потенциал, и он растрачивается. Мы вкалываем на фабриках и в ресторанах, гнем спину в офисах. Нас дразнят, рекламируя одежду. Мы работаем в дерьме, чтоб купить дерьмо, нам не нужное.  Мы пасынки истории, ребята. Мы не востребованы. Ни тебе великой войны, ни великой депрессии. Наша война – война духовная. Наша депрессия – наша судьба»,  – пытается придать он осмысленность происходящему в клубе и за его пределами действу. 
        Иное для этих людей и невозможно. Тот, кто утратил Бога, способен только на разрушение и самоутверждение за чужой счет. «Каждый представлял отца Богом, отец тебя бросил, что это говорит тебе о Боге? Ты знаешь, что Богу ты не нужен. Скорее всего, что он тебя не хотел. Он тебя, похоже, ненавидит. И это не самое страшное в жизни. Он не нужен нам. Плевать нам на ад, и на рай плевать. Мы нежеланные божьи дети», – объясняет причины свои поступков сам главный герой. Утрата, а точнее, не приобретение веры в Бога, отсутствие надежды на справедливость высшего существа вынуждают героя на действия, дающие ему возможность почувствовать Богом самого себя. 
        Только Бог этот незрелый, как и его собственная психика, неполноценный и не доросший до иных ценностей, кроме разрушения и террора. Уничтожение и насилие оказываются для него смыслом самого его существования: «Без боли, без жертв нет ничего. Лишь утратив все до конца, мы обретаем свободу», – с самоуверенным отчаянием заявляет главный персонаж. 
        Откуда же берут истоки подобные отклонения в психике? Оттуда же, откуда и рабство по отношению к вещам и социальным запретам, только потребность в активных действиях свойственна чуть более сильным людям, чем большинство. «Мы из поколения мужчин, выращенных женщинами», – осознает ситуацию сам герой, понимая, что в этом-то и состоит его главная беда: не приученный сызмальства быть личностью уже никогда ею не станет.
        Парадокс мужской психики состоит в том, что свободным и самостоятельным становится лишь мужчина, вымуштрованный в строжайшей дисциплине, поставленный в суровые рамки борьбы с самим собою и справедливого состязания  с другими, с самого детства имеющий перед своими глазами пример силы и мужества. Предоставь мальчика себе самому, равнодушно переложи бремя ответственности за его воспитание на женские плечи или безликое общество – и получишь то, что в полной мере получает сейчас это самое общество. Обеспечь мальчику с раннего детства оберегающую защиту, бесконечную заботу и всепрощающее покровительство – и получишь маменькиного сынка, не умеющего самовыразиться, социально безвольного, женоподобного, толерантного и бесцельного.  
        И не помогут потом, уже в зрелом возрасте, в осознании и становлении себя ни бойцовский клуб, ни дерзкие асоциальные выходки – ничто не способно заменить собою то, что было утрачено или недополучено мужчиной в детстве по вине его безответственного отца. Когда нет возможности самореализации, нет цели, нет осознания нужности самого существования, боль лишь выплескивается наружу потоками бессмысленной ярости: «И этот тихий и приличный с виду псих может вдруг сорваться. И он начнет метаться из офиса в офис, держа в руках карабин полуавтоматический «армалит AR-180», – и выпускать обойму за обоймой в своих коллег и сотрудников. Возможно, вы знакомы с ним годы, и он совсем-совсем рядом с вами», – не это ли происходит сейчас сплошь и рядом в обезумевших от духовной пустоты мегаполисах, не это ли происходит именно с нами?
        Запутавшийся в потемках собственной психики герой «Бойцовского клуба» все же пытается сделать для других и себя хотя бы что-то. «Кем ты хотел стать? Я буду следить за тобой. Если за шесть недель ты не выучишься на ветеринара, ты умрешь», – насильственным и жестоким методом придает он смысл жизни случайного встречного. И это лучше, чем ничего. Много лучше.
        Однако такие действия, выпущенные из-под контроля, всегда заходят слишком далеко. В отсутствие Бога мужчина ищет его в другом мужчине, в лидере, вожде, – и единожды найдя, уже не готов отказать ему в этой роли. Спортивные состязания перерастают в военную организацию, асоциальные выходки сменяются террором. «Мы уповали на Тайлера, – признаются члены его террористической организации, – Он круче всех на свете!» Образ лидера обрастает легендами… Не умеющие, не приученные, не способные априори быть самостоятельными, участники проекта «Разгром», объединившись, полностью теряют свою индивидуальность: «Твое «я» не имеет значения, нам придется забыть о нем, – внимают они словам своего лидера, – Только умерев, участник проекта обретает имя», – завороженные обезличением, зомбированные ложной осмысленностью общего дела, твердят они, без преувеличения, в один голос.
        «Мы были на волосок от жизни», – заявляет главный герой после преднамеренно устроенной им аварии. Так и есть: не умея придать ни ценности, ни созидательной цели своему существованию, он, так же, как и ведомые им люди, находится всего на волосок от жизни, но при этом однозначно – вне ее.

Лариса Баграмова, 2012
        
Subscribe
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments