Дарья Митина (kolobok1973) wrote in drugoe_kino,
Дарья Митина
kolobok1973
drugoe_kino

Categories:

"Низкий жанр"?...


Существует несколько высоколобая точка зрения, мол, жанровому кино на фестивалях не место, а любители детективов, триллеров и сопливых мелодрам могут и повременить десять дней, пока ММКФ кончится.  Это весьма популярное суждение, тиражируемое в профессиональной кинопрессе и настойчиво продвигаемое критиками, опровергает сам фестиваль, в репертуаре которого встречается вполне добротное кино, причисляемое снобами к "низкому жанру".  В этом году, например, критика плевалась ядовитой слюной в шикарный комикс Бёртона-Бекмамбетова "Президент Линкольн - охота на вампиров", сочтя его залепухой, что, собственно, не говорит ни о чем, кроме как об обидном отсутствии чувства юмора у плюющихся:).  В основной конкурс, однако, жанровое кино в чистом виде попадает редко, что, на мой взгляд, не есть справедливо    -     в этом году из конкурсных картин сюда с большой натяжкой можно причислить лишь полудетектив - полусоциальную драму хорватского режиссера Бранко Шмидта "Людоед-вегетарианец".



Хорватский кинематограф   -    крайне редкий гость на фестивалях, и судить о хорватском житье-бытье на основании национального кино крайне трудно.  Туристические познания позволяют понять, что Хорватия    -    одна из красивейших стран мира, страна-музей, где самое живописное в Европе море и яркое солнце.  Если же непосвященный человек получит первое впечатление о стране по картине Бранко Шмидта, то ехать в Хорватию ему вряд ли когда захочется   -   лучшей антирекламы стране не придумаешь, какой-то ад в центре Европы.  Главный герой Бабич, акушер-гинеколог из престижной загребской клиники (хорватская кинозвезда Рене Битораяц)   -    накачанный и ухоженный, с идеальной фигурой и матовым загаром, аж с экрана благоухающий парфюмами, но при этом удивительно   отталкивающий персонаж    -   шагающий по трупам карьерист, трахающий всё, что движется, унижающий и втаптывающий в грязь коллег по клинике и почему-либо отказавших ему женщин, да ещё и подсевший на кокаин, в общем, средоточие всех и всяческих  пороков.  Первые же кадры фильма демонстрируют нам криминальную фальсификацию медицинских заключений и анализов     -   Бабич прибегает к подлогу и для того, чтобы подставить коллегу-врача, заняв его должность, и для того, чтобы замаскировать собственную медицинскую ошибку, объявив только что удаленные им совершенно здоровые женские яичники больными, и для того, чтобы послать на аборт тех, кому он категорически противопоказан. Поначалу зашибая левое бабло на криминальных абортах проституткам, подонок понял, что бизнес можно поставить на поток, и вот уже дружбан героя  -  начальник местной полиции, депутаты и министры приводят к Бабичу выскабливать своих некстати залетевших подружек. Постепенно понимаешь, что перед нами не портрет отдельно взятого продавшего душу дьяволу подонка и не убийственно-разоблачающий киноочерк хорватского здравоохранения, а социальный памфлет   -   приговор всей общественной системе:  в криминальные схемы так или иначе втянуты все местные элиты, начиная от членов Правительства и заканчивая последним полицейским участковым.  Хорватия   -  страна маленькая, элиты, по вечерам прожигающие жизнь в одних и тех же клубах и борделях, характер имеют несколько местечковый, и тем безвыходней и беспросветней ощущается атмосфера всеобщей повязанности, круговой поруки и безнаказанности.  Всего лишь за 10 тысяч евро можно абортировать девушку с огромным животом на 8-м месяце беременности   -   какие могут быть противопоказания, если уважаемый человек попросил.  



Фильм Шмидта даже на фоне  множества малоаппетитных кинолент о медицине выделяется своим неприятным натурализмом    -   вряд ли кому из вас приходилось прежде видеть на экране аборт крупным планом и во всех подробностях и смывание абортного материала в унитаз, но шокирует, однако, совсем не это.  Похожее чувство гадливости вызывали обычно российские фильмы перестроечного и постперестроечного периода, изображавшие Россию в виде зловонной кучки дерьма, в котором копошатся какие-то опустившиеся и потерявшие человеческий облик люди. Шмидту удалось вызвать сходные чувства у зрителя совершенно противоположным видеорядом    -   какое-то устойчивое  физическое ощущение липкой, удушливой грязи, когда ощущаешь легкие позывы к рвоте и хочется срочно вымыться, возникает при просмотре совсем других сцен:  в роскошных интерьерах клубов, в белоснежных сверкающих чистотой больничных коридорах, салонах дорогих автомашин, и оно не отпускает до финальных титров. Лично я легко могу объяснить этот тошнотворный эффект:  медицинскими подробностями меня не испугаешь, а вот кульминация фильма    -   отвратительные сцены собачьих боёв, на которые главный герой ходит в компании своих друзей и сильных мира сего,  выворачивают просто наизнанку, и это безошибочная находка режиссера  Шмидта,  ибо ничто не даёт таких оснований исключить человеческую скотину из мира людей, как любовь к собачьим боям.

Я уже как-то писала, что сегодняшний кинематограф пока никак не отразил прошлогоднюю ливийскую кампанию и не отрефлексировал по поводу яркой личности Полковника    -     слишком мало для осмысления времени прошло, и тема ещё не выстрелила.  Так вот, единственная на ММКФ ассоциация с Братом-Лидером запечатлена как раз в медицинском трэш-хорроре Бранко Шмидта     -    самого порядочного и симпатичного врача проклятой клиники, ливийца, которого расистски и хамски  постоянно унижает главный герой, коллеги зовут "Каддафи", и это единственная пока кинореплика о Полковнике, которую удалось услышать:).  



Мрачноватый триллер итальянца Даниэле Гальяноне "Ржавчина" снят совершенно не по классическим канонам триллера.  Во-первых, вопреки фестивальной аннотации, это всё же фильм прежде всего о детях, и снят как бы глазами ребёнка.  Остающийся за кадром персонаж, от имени которого идет повествование, вспоминает своё не слишком богатое впечатлениями детство    -    для него и его сверстников из бедных иммигрантских семей, населявших в 60-е окраины больших городов Италии, единственной игровой площадкой был заброшенный пустырь со свалкой металлического лома. Вскоре ребячья идиллия среди ржавых железяк нарушается появлением маньяка, насилующего и убивающего детей, и практически весь фильм   -   изображение мучительных попыток родителей удержать детишек, которые пока не в состоянии оценить уровень опасности, от лазанья по железным лабиринтам, превратившимся в потенциальное кладбище. Бамбини они везде бамбини    -    невзирая ни на какие запреты, упорно и дружно бегут навстречу смерти, обсуждая, кого из них убьют сегодня, а кого завтра.

Во-вторых, вопреки законам жанра, зритель не мучается догадками, а с самых первых кадров знает, кто маньяк.  Собственно, там и гадать нечего, интриги никакой:  в гетто мигрантов-работяг  маньяка видно за версту, как если бы у него на груди висела табличка "Я  -  убийца!"      -    единственный во всей киноленте  тип в костюме и галстуке, в собственном автомобиле, да ещё и детский врач-педиатр     -    ясное дело, Доктор-Смерть.  Всё монотонное течение кинофильма   -    томительное предвкушение заслуженного линчевания:  дети рискуют, родители переживают, испытывающий неиллюзорные проблемы с психикой доктор в открытую разъезжает по пустырю, присматривая очередную жертву, а зритель мучительно ожидает, когда же монстр в белом халате уже получит ломиком по больной голове. Послевкусие фильм оставляет, надо признаться, странное    -   вроде, тягомотина, однако же чем-то цепляет.  



Точно такими же словами    -    "вроде, тягомотина, но чем-то цепляет" можно описать кинорежиссерский дебют англичанки Диктинны Худ  "Разрушители", выигравший в конечном итоге второй по значению конкурс ММКФ "Перспективы".  Молодую семейную пару, только начавшую обустраивать свое гнёздышко,  подвергает серьёзному испытанию приезд мужниного родного брательника, сбежавшего из армии в родные пенаты. Поначалу кажется, что это бесцеремонный дезертир-братец разрушает семейное счастье, становясь между супругами и превращаясь в источник постоянной головной боли и раздражения, но потом, как это бывает в английских фильмах про образцовые английские семьи, постепенно обнаруживается такой клубок комплексов, фобий, взаимных обид, лжи и неискренности, что возникает вопрос, а так ли уж бесспорна семейная идиллия, и так и уж велика роль внешнего фактора   -   при первой же попытке приоткрыть тайную завесу лезет столько всякого дерьма, что хочется этот занавес скорее опустить и не углубляться в фамильные тайны.  Главный сюрприз фильма    -  любимец женской российской аудитории Бенедикт Камбербэтч, в котором настолько нет ничего привычного шерлокхолмсовского, что его категорически трудно узнать. В оригинале Камбербэтч, оказывается, как истинный англичанин, рыжий и конопатый, а вовсе не демонический брюнет с шевелюрой цвета воронова крыла.



Психологический и социальный детектив (в этом словосочетании надо сделать увесистый акцент на слове "социальный") француза Люка Бельво "38 свидетелей"    -   ещё один фильм из той же самой категории "вроде, тягомотина, но чем-то цепляет". В портовом французском Гавре глубокой ночью убита молодая девушка, и все 38 опрошенных свидетелей - соседей клятвенно заверяют, что ничего не видели и не слышали. Ни шаткий ни валкий ход следствия внезапно нарушает один из 38    -   бортовой штурман, мучающийся саморефлексией и угрызениями совести (анемичный Иван Атталь, кажется, сыграл сам себя:)). На самом деле, никакого алиби у него не было, и конечно, он слышал леденящие вопли и видел из окна жертву  в предсмертной агонии, и конечно, мог как-то помочь и попытаться спасти   -   ровно как могли сделать то же самое все 38 свидетелей, которые тоже всё слышали и почему-то солгали   -   все как один, не сговариваясь.

Ну и о чем, вы спросите, этот фильм, как не о кризисе буржуазной морали?..  Все два часа хронометража   -  это методичное, настойчивое вдалбливание кувалдой в подкорку нехитрой библейской моралите о том, что врать нехорошо. Вдалбливание настолько нарочитое, что временами напоминает кодексы чести советских пионеров. Одна маленькая и некритичная, в общем-то, ложь (ведь никто из совравших свидетелей не причастен к убийству, да и помочь, судя по всему, уже было нельзя  -  поздно)  разрушает не только покой и психику главного героя, его семью, весь уклад жизни, но и социум вокруг него: единственный сказавший правду человек моментально превращается в социального изгоя, неприкасаемого и нерукоподаваемого, которому не пробивают покупки на кассе, обходят за версту на улице, плюют в спину.  Лично мне фильм ухитрился порвать некоторые шаблоны    -   такой сюжет воспринимался бы куда более органично, если бы речь шла, например, о сельской местности или маленьком городишке, а тут крупный портовый город, почти мегаполис.  Видимо, мы сильно недооцениваем степень патриархальности и какой-то средневековой кастовости современного европейского общества   -    много ли вас, мои френды-москвичи, интересует мнение о вас продавщицы из близлежащего универмага?....  То, что рядовое, среднестатистическое убийство сплотило жителей города, стало событием номер один, так или иначе перепахавшим каждого городского жителя, многолюдные похороны, ежевечерние толпы на месте убийства, ставшем местом паломничества, горы цветов и море свечей говорят о том, что мы, наверно, переоцениваем уровень атомизации, обособленности урбанистических индивидов и сильно недооцениваем роль коллективного бессознательного...

Помимо моральных терзаний, буквально сожравших главного героя изнутри, немалое место в фильме занимают правовые головоломки:  возможно ли возбудить дела о лжесвидетельстве против каждого жителя квартала? Распространяется ли на городскую коммуну принцип коллективной ответственности? На фоне этих размышлений совершенно уходит в сторону, на периферию нашего внимания основной вопрос следствия:  становится абсолютно непринципиальным, кто же, собственно, грохнул жертву.  Какая, собственно, разница, и без этого всем тошно.



Кинодебют моего ровесника  Барнаби Саускомба "Я, Анна" задумывался как бенефис матушки режиссера Шарлотты Рэмплинг и оммаж ей же, а в итоге получился её трогательный дуэт с другим кинотяжеловесом    -    Гэбриэлом Бирном.  Собственно, на этом можно было бы и закончить, ибо можно по-разному относиться конкретно к Рэмплинг или Бирну, но я не знаю ни одного человека, который бы не обожал хотя бы кого-то из них двоих:))).   Мне лично было, по большому счету, всё равно, какое кино получилось у звездного сынули Саускомба, просто полтора часа созерцать Бирна, близкого к моему мужскому идеалу,   -   ни с чем не сравнимое удовольствие, да и к Рэмплинг я отношусь с пиететом. На сынуле, можно теперь уже констатировать, природа не отдыхала    -   кино получилось вполне достойное, чистой воды психологический детектив как он есть. В жилом небоскребе находят убитого мужика, выясняется, что в вечер убийства от него уходила женщина.
Надо ли объяснять, что расследование поручают полицейскому детективу, которого играет Бирн?
Надо ли объяснять, что в процессе расследования детектив знакомится с Анной    -  героиней Рэмплинг   -  и у них завязывается роман?
Надо ли объяснять, что женщина, грохнувшая мужика и наследившая у него в квартире, оказывается Анной?
В общем, конец был немного предсказуем.  Сынуле-Саускомбу   -  респект за творческую смелость и пренебрежение к авторитетам:  не каждый способен заставить собственную мать изображать завсегдатайку клубов знакомств, способную в первый же вечер уехать к мужику домой, прикусить ему член во время минета и достойно парировать его вспышку агрессии чугунной пепельницей по башке. А мужикам наука:  не надо распускать руки, если вас случайно укусили    -  во избежание летального исхода, так сказать.

Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Community