Ченси Гарденер (shotlandez) wrote in drugoe_kino,
Ченси Гарденер
shotlandez
drugoe_kino

Category:

«В упор» Джона Бурмена (1967).

http://img72.imageshack.us/img72/6476/pointblankuk20orqp1.jpg

Первопроходцами жесткости и насилия в голливудском кино стали, преимущественно,  иностранцы: Серджо Леоне, Стэнли Кубрик и Джон Бурмен. В эту компанию затесался  только один режиссер американского происхождения – Сэм Пэкинпа,  автор классических фильмов «Дикая банда» (1969, сцен. С. Пэкинпа и Роя Сикнера) и «Соломенные псы» (1971, сцен. С. Пэкинпа). Что, в общем-то, неудивительно. В «Телохранителе» Акира Куросавы (1961, сцен. Риузо Кикошима) есть знаменитая сцена  с собакой, которая несет в зубах отрубленную кисть.  Представить себе подобную сцену в фильме того периода, поставленном крупной голливудской студией,  немыслимо. Но уже через 6 лет на экраны выходит фильм «В упор» (1967, реж. Д. Бурмен, сцен. Александра Джейкобса, Дэвида Ньюхауза и Рэйфа Ньюхауза), в котором сцены жестоких драк, хладнокровных убийств и агоний являются частью кинематографической эстетики.

Нельзя сказать, что до того, как в Голливуд не пригласили работать Бурмена, в американском кино не было проблемы экранного насилия. Еще в первой половине 60-х «независимый» Расс Мейер снимал жестокие боевики наподобие «Безумных мотоциклистов» (1965, реж. Р. Мейер, сцен. Джеймса Гриффита и Хэла Хоппера), которые показывались в специальных кинотеатрах. Но если из эксплуатационного фильма вырезать сцены насилия, от него мало что останется. Сцены драк и убийств в фильме Бурмена – часть режиссерской концепции, как резкие смены цвета и тени, наслоения флеш-беков и, наконец, главная интрига фильма: события, которые мы наблюдаем на экране – это реальность или бред умирающего человека?

Все последующие события в фильме подталкивают нас именно к этой трактовке.  Например, большинство сцен с участием исполнителя главной роли Ли Марвина поставлены в сюрреалистической  манере, то есть построены по логике сновидения - как в сцене падения персонажа Джона Вернона с балкона пентхауса (я сам не раз переживал во сне подобную ситуацию).  Герой по фамилии Уокер не помнит своего имени. Мы постоянно, с маниакальной настойчивостью, возвращаемся к сцене смерти Уокера, при этом его спасение логически никак нельзя объяснить. Вернуть должок (Ли Марвин 14 раз озвучивает в кадре сумму в $93 тыс.) для него навязчивая идея, но в финале Уокер отказывается от денег. Представители опереточной «организации», под которой подразумевается мафия, больше напоминают менеджеров высшего и среднего звена -  а один из мафиози и вовсе продает подержанные автомобили. 

Все эти «странности» наводят нас на мысль, что происходящие события разворачиваются в воображении героя в последние часы его жизни. Преданный другом, который обворовал его и увел (каков мерзавец) любимую жену, умирающий Уокер рисует себе картины изощренной мести. Отсюда и утрированная жестокость в действиях прущего напролом, как танк, героя. Любопытно также, что размахивая налево и направо пистолетом, Уокер никого не убивает сам – как форменный бесплотный дух, он направляет руку живых людей: жена умирает от передозировки, друг-предатель разбивается по неосторожности, мафиози перестреляли друг друга. Даже сцена любви балансирует на грани фантазии и реальности, не давая нам однозначного ответа на вопрос, а участвует ли в ней наш условно существующий герой.

Таким образом, все сцены насилия оправданы художественной логикой фильма. Сложно вспомнить другую картину, в которой тема жестокости столь изящно оправдывалась бы художественной логикой. (Может быть, это «Прирожденные убийцы» (1994, реж. Оливер Стоун, сцен. К. Тарантино); и, пожалуй, «Соломенные псы» – фильм, в котором показывается процесс превращения обывателя в холодного, расчетливого убийцу.)

Фильм «В упор» опередил свое время и был по-настоящему оценен только в 90-х годах. Должное картине отдали Джим Джармуш и Тарантино. Джармуш, большой поклонник Ли Марвина (они даже внешне похожи), не мог не видеть этот фильм, а потому влияние «В упор» на джармушевского «Мертвеца» (1995, сцен. Д. Джармуша), в котором мотив загробного путешествия также вплетен в сюжет жанрового фильма, кажется очевидным.    

А Тарантино, конечно же, порезвился власть. Именно отсюда он позаимствовал сцену, в которой женщина, затаившись в пространстве большого дома,  общается с мужчиной по селекторной связи. Кроме того, есть подозрение, что Джон Вернон, исполнивший роль друга-предателя, натолкнул Тарантино на создание образа Мистера Белого в «Бешеных псах» - настолько они похожи с Майклом Мэдсеном. 
Subscribe
promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments