January 3rd, 2015

Хатико - верный друг, 2009, Лассе Халльстрём


Я редко смотрю фильмы в год их выхода на экран, а в этом случае еще медлила с просмотром и из-за того, что слышала о высокой "слезопродуктивности" картины. Но, если вы еще не видели "Хатико" или это было давно, то сейчас, в период каникул и отпусков - самое время для просмотра. Конечно, платками или салфетками запастись придется. Но этот фильм относится к разряду "очищающих душу", так что слез опасаться не стоит.
Эта картина прежде всего о Любви. О нежности любящих людей друг к другу. О преданности и верности в их первозданном виде. О том огоньке добра, который загорается в наших сердцах, когда мы встречаемся с такими подлинными чувствами.
А еще этот фильм о неизбежности потерь и о хрупкости нашего счастья, что вновь напоминает о том бесценном времени, которое отведено нам для жизни рядом с любимыми людьми.
В этой картине нет стремительно развивающегося сюжета, он даже может показаться несколько затянутым, но в этом есть свои преимущества: вы сможете сполна насладиться этим фильмом и его прекрасной музыкой, словно бокалом пряного глинтвейна, кутуясь в плед и ощущая физическое счастье от проживаемого вами настоящего момента.
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
Lissa

"Американец в Париже"

День 1 января был посвящён новогоднему киновпечатлению. Это не была традиционная российская "Ирония судьбы" (хотя она тоже здесь идёт). И даже не её немецкий эквивалент "Dinner for one". Мы с друзьями пошли на знаменитый мюзикл An American in Paris, 1951 года. Всем, кто не видел - рекомендую. Это замечательное зрелище, оммаж Нового Света тогдашней культурной столице мира Парижу (который сейчас превратился в "опустевшую бальную залу", по крайней мере так считают многие социологи). Трое мужчин, один из которых герой фильма американец Джерри Маллиган (актёр Джин Келли), живут в самом сердце Парижа в маленьких каморках, выходящих на улицы, где кипит бурная послевоенная жизнь. Герои бедны, но молоды, талантливы и полны оптимизма. По ходу сюжета Джерри, попавший в Европу во время войны в составе американских войск, влюбляется сначала в Париж, а затем и в парижанку Лизу (актриса Лесли Карон; в 80-х годах, когда у власти оказался М. Горбачёв, западная пресса писала, что Раиса Горбачёва - вылитая Лесли Карон. На мой взгляд - не очень, но пусть это останется на совести тех, кто так считает). Лиза - невеста француза, друга Джерри, но мужчины не знают, что они оба в неё влюблены. Рано или поздно тайное соперничество становится явным, и француженка выбирает американца! Как сказали бы сегодня российские обаманенавистники, "Европа ложится под Штаты". Пичалька...Collapse )

Исход: цари и боги

Обожаю. Обожаю этот жанр и этот стиль - библейские страсти, размах, чудеса, дикость и величие древних людей с их дремучими обычаями и представлениями о справедливости. Экранизация Ветхого Завета никогда не может удовлетворить всех. Вот и на этот раз - фильм запретили к показу в Египте и еще где-то. Обиделись типа. На что там обижаться?!
Правда, уже вступительный текст заставил и меня вздрогнуть - в нем сказано, что величие Египта было построено евреями. Наверно, египтяне за эту фразу зацепились. Ну ладно.
Сам фильм дал мне почти все, чего я жду от подобных картин - масштабные сцены битв (ах, этот стремительный бег колесниц! эти огненные стрелы, сыплющиеся с ночного неба, эти неистовые поединки на мечах!), впечатляющие кадры библейских бедствий (т. наз. семь египетских казней), много голых торсов, коней и видов североафриканской природы. Лирическая линия дана относительно ненавязчиво, но таки звенела в моем внутреннем ухе некоторым диссонансом. Особенно доставляла тема отцовской любви Рамзеса Великого к младенцу-сыну, вплоть до постоянного любования им в колыбели. Кроме того, его блуждания по ночному дворцу и конюшне, куда можно незаметно проникнуть с мечом и наставить этот меч на фараона - это вообще ни в какие ворота. Где стража, где все?! Нереально. Хотя, надо отдать должное авторам фильма, они попытались показать фараона сложной, противоречивой личностью. Но промазали с ее масштабом, если это действительно был Рамзес (не помню, в самой книге-то имя фараона названо?). И тогда уж и с внешностью. Вот папа его действительно похож в фильме на Рамзеса, но не он сам!
Образ же Моисея обелен и идеализирован максимально, насколько это позволяет первоисточник. Никуда не деться от убитых младенцев, вообще от мстительности и жестокости, присущей истории Исхода, но тут режиссер постарался смягчить и оправдать Моисея на этом фоне как смог, приложив много усилий.
Мне решительно не понравилось, что бог тут показан в образе ребенка. Какой затасканный прием! Уж лучше б он просто вещал с неба невидимым, чем подавать Моисею кофе (или что он там ему наливал из чайника), когда тот выбивал скрижали.
Мне не хватило пафоса в сцене перехода через море. Понимаю, что Скотт намеренно хотел снизить пафос и приблизить фантастический рассказ к реальности. Но мне кажется, в данном случае это он зря сделал.
Но в целом фильм мне понравился.