June 26th, 2014

Про Германа


Давно хотел написать о фильме Германа Трудно быть богом, но понял, что не напишу. Я не согласен с теми, кто говорит что в этом или других фильмах режиссера отсутствует сюжет, структура. Ничего подобного, с сюжетом все нормально и со структурой тоже. На мой взгляд, проблема в другом.

Видимо, Герман в своих последних фильмах экспериментировал с формой, с самой тканью повествования. Всегда ведь заметно отличие поведения людей на экране и в жизни; там, на экране, все схематично, точно, сжато. Напротив, реальная жизнь больше состоит из почесываний, пауз, разнообразной мимики, выпитых стаканов чая и выкуренных сигарет. А вот у Германа кино такое. И он не брезглив. В итоге, все кажется занудным сначала, но потом - свежее дыхание, взгляд в настоящую чужую жизнь сквозь дыру во времени или пространстве.

Фильм Германа "Хрусталев, машину!" - удивительно красивый, глубокий. Он красив и глубок, как картины Босха, распахивающие дверь в инферно. Чудовищный лик империи 1953 года, наверное, никто не воссоздал лучше. Страх, который пронизывает все - сумерки, лица. голоса. Кусочек чужой невыносимой жизни, и боже мой, как красиво это сделано. Ничто не скрыто, все нараспашку: работа, секс, стакан чая, торопливо выпитый на кухне коммунальной квартиры, нижнее белье, липкий страх.

А здесь не так. В германовском средневековье все тонет в потоках воды, грязи и нечистот. Все смазано, разбито. Трудно увидеть что-либо еще за этими потоками. Жестокость - да. Вот и все, пожалуй. Снимал бы он лучше про Советский Союз.
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
bw

36-ой ММКФ. "Дистанция/La Distancia"(2014, реж. С. Кабальеро)

Существует два типа мифов. Условно говоря, ночные и дневные. Ночные мифы - это сказки-страшилки, предупреждающие и оберегающие человека: "туда не ходи, сюда не ходи, снег башка попадет совсем плохой будешь". Их задача - очерчивание опасной зоны, территории человеческих страхов. Дневные мифы, напротив, побеждают ночные страхи и расширяют зону возможностей. Победить страх, как известно, можно двумя путями - либо показать что ты сильнее, либо показать, что уровень опасности не так уж высок. В первом случае имеем героические эпосы, исполненные мужества и подвигов ("Миф о Прометее", "Подвиги Геракла"), во втором - смешные, как правило, истории о похождении плутов (приключения скандинавского бога Локи, "Сказ о том, как мужик Смерть перехитрил"). Мифомышление - неотъемлемая часть культуры человечества, способ рефлексии и осознавания своего места в мире. Практически вся культура опирается на мифы, строит мифы, разрушает мифы - это и изобразительное искусство, и литература, и, конечно, кинематограф.

Индустриализация ХХ века породила множество мифов - в первую очередь, конечно, героических. Грандиозные технологические проекты закончившиеся полетом на Луну, казалось, расширили ареал обитания человека до бесконечности. Ещё немного, и к звездам! В то же самое время, обретенная мощь, заставила человечество убояться само себя. Испытание ядерной бомбы, применение бактериологическое оружие, холокост и гигантские промышленные катастрофы - всё это нашло своё место в современных ночных мифах. Один из таких мифов - Миф о Зоне, блистательно сформулированный Стругацкими и экранизированный Тарковским.

Современная Зона - это в первую очередь заброшенные индустриальные или военные объекты, артефакты ещё слишком новые для рационального осмысления. Непонятные, таинственные, манящие своей величественностью и, в то же время, пугающие, "абандоны" долгое время являлись артефактами Ночи. Вплоть до выхода гениальной сюрреалистической киноленты "Дистанция". Эдакого художественного осмысления эпохи деиндустриализации.



Collapse )

ММКФ_36 Мой мужчина

Оригинал взят у cubic_person в ММКФ_36 Мой мужчина

"Японская "Лолита" кровожадна". Первая мысль , которая  появилась после просмотра ленты Кадзуёси Кумакири.   В отличие от набоковской драмы , у японцев все начинается с землетрясения. Родители десятилетняя Хана погибают. Ее опекуном становится очаровательный Дзюнго.  Спустя годы из приемной дочки вырастает любовница, что, конечно, вызывает порицание со стороны окружающих.  Девушка вскоре выясняет, что Дзюнго  оказывается   биологическим отцом. В азиатском кино принято использовать символы. Кумакири, будучи японцем, показывает это кровожадным путем.  Чтобы показать родственные связи  любовников , режиссер во время сексуальной сцены заливает комнату  кровью. Кровища ото всюду- с потолка, из щелей, из окна. Героем заливает лицо, волосы, одежды. Зрелище ужасное  , размазанное на пять минут.
Дзюнго, похоже, с самого начала осознавал иллюзорность надежды на счастье. Переехав в Токио, он окончательно  понял:  Хана  выросла, у нее появились  ухажеры.  И не стоит   останавливать девушку, заставлять ее женихов раздеваться по пояс, постоянно сравнивать с собой. Терзаясь  угрызениями совести, с годами Дзюнго  опускается  все ниже и ниже.   А вот девушке, напротив, все нипочем, она ни о чем не сожалеет, меняет поклонников, готовится выйти замуж.. Спустя три года в роскошном ресторане она представляет папочке своего жениха, играя  изящной  ножкой    со ступней Дзюнго.
Ловим-ловим

«Да и Да»/«Yes&Yes» (2014), Валерия Гай Германика



Возможно, один из самых талантливых режиссёров современной России Валерия Гай Германика сняла фильм-пустышку, хипстерский по содержанию и очень бабский по сути.
Хорошая девочка Саша, учительница литературы с дредами, влюбилась или просто прилипла к алкашу Коле, который по сюжету гениальный художник. Пока творец нажирается в усмерть, размазывает краску и писает в стаканчик, чтобы заполнить пустоту желудка постмодернистской влагой, Саша моет полы и готовит ему завтрак. И горько плачет от измен...

Как вы уже догадались, этот фильм о космической любви среди миров в сиянии светил.
[Черная дыра...] Собственно, добавить к вышесказанному можно только мат, цитируя оригинал, но я добавлю больше, потому что даже в этой галиматье чувствуется уникальный потенциал, который Германика тратит на опилки. Ровно треть фильма визуально прекрасна, мы следуем за фантомом открывающим для себя мир сумеречного искусства. Полуживые выпивохи, гадящие акрилом по углам развеселой комнаты, как бы интеллигенция, пропитанная растворителем. «Краски - тоже химия», - делится опытом Коля и блюет на пол от невыносимой легкости бытия.

Саша не понимает его, ведь это чистый дзен — шагнуть из сортира в музеи, но биология, гормоны, рецессия...

А потом он заболевает - тяжело, неизбежно. Навсегда.
В панике она начинает рисовать сама, чтобы найти деньги, преодолеть закон. Получается... Мы видим самый честный путь на вершину биенналей и выставок: одна ночь, много водки, густо краской и на удачу не слишком притязательные ценители. Денежная публика готова платить за «собачку» и «что-то желтенькое». Рисовали Пахом и Агния Кузнецова (актриса главной роли). Творческая масса радостно булькает — еще не все предрешено, новый день, обещание жизни.

Но время вышло, а на экране по-прежнему цветная грязь и миллион терзаний. Мужик пьет и ползает со спущенными штанами, баба готовит и машет тряпкой. Космос втянуло в черную дыру и она захлопнулась.
Что же... больной перед смертью потел.

На пресс-конференции Германика сидела вытянувшись в струнку, отвечала кратко и по существу. Продюсер Федор Бондарчук тихо плакал о том, какая это радость — работать с «Лерочкой». Актер Александр Горчилин мурлыкал, Агния Кузнецова рубила с плеча, защищая свою детскую романтику.
Мне хотелось вывести Германику из зала, забрать ее подальше из этого клуба почетных и заслуженных, чтобы спросить: Фильм уже закончен два года как — самой-то нравится? Не выросла ли девочка с дредами в кого-то, кто может любить и жить без концептуального цирка. Не боится ли потерять талант, засыпая под лесть «уважаемых» и шорох раздраженных.
Пусть у нее все получится, давайте подождем.



кино

Голгофа

Если бог тебя не поймет, то тогда уж никто не поймет.
Цитата из фильма

Символично-философская драма про веру, про бога и загадку человеческой души от талантливого ирландца Джона Майкла МакДона – родного брата не менее талантливого Мартина МакДона.
В живописной ирландской глуши, обрамленной величественными зелеными плоскогорьями, живет своей жизнью маленькая деревушка, где, как полагается, есть свой бар, своя больница и своя церковь с приходом. Под внешней неотесанностью местного населения скрываются кровожадные чудовища всех людских грехов. Казалось бы, нет большей радости для священника, чем служить в таком вот умиротворенном местечке, омываемом океаном и вечно продуваемом всеми ветрами. Одной природой можно жить, забывая про хлеб насущный. Но здесь неожиданно разыгрывается передний фронт битвы праведника и грешника. Нашему священнику господь заготовил великое испытание веры. Один из прихожан в будке исповеди отмерил священнику жить еще неделю, а после пообещал убить. Не потому что есть за что, а потому что убить праведника - это более резонансный поступок.

Collapse )

15060025

Да, и надо похвалить оператора Ларри Смита. Картинки в фильме шикарные. Как панорамно-пейзажные , так и портретные.



Добавить в друзья