December 25th, 2013

Сказки Александра Роу.

Что за прелесть, эти сказки!


Народ не может существовать, не помня о своих корнях, не обращаясь к истокам своего самосознания. Национальный миф – фундамент, на котором строится всё здание национальной культуры. Забыть миф, забыть эту основу, означает забыть самих себя. А у истоков национального самосознания русского народа, выраженного в кинематографе,  стоял режиссёр Александр Роу.

Konjok_2


Сказочник, скажете вы? Сказочник, но не только.[Всё гораздо сложнее.]

Он учился киноискусству, ассистируя Якову Протазанову, живому классику традиционалистского кино и автору эталонной экранизации «Пиковой дамы» Пушкина. Кроме того, Роу посещал лекции авангардиста Сергея Эйзенштейна, самого умного человека своей эпохи, и размышлял над методом «монтажа аттракционов». Соединив в диалектическом синтезе авангард и традицию, Александр Роу обратился к русской народной сказке, для начала аражировав её в традиционной форме забавной побасенки, по видимости не претендующей ни на что серьёзное – пробный шар нового направления в советском кинематографе...

Emelja_1


Разумеется, и до «По щучьему велению» были обращения советского кино к фольклору, даже удачные, даже шедевры были. Было «Счастье» Медведкина, была «Сказка о царе Дурандае» Иванова-Вано. Но беда в том, что пронизаны эти несомненные шедевры амбивалентным чувством любви-ненависти, народность этих фильмов сродни юродивому самоотвращению, а «По щучьему велению» дал исключительно позитивную картину русского ментального ландшафта. Емеля-дурак, вопреки оригинальной сказке, записаной фольклористами, не глуп, не ленив, не жесток, напротив – добр, умён и трудолюбив. Но вот, что поделаешь, не везёт ему до начала сказочного сюжета. Роу подчёркивает доброту и трудолюбие Емели ненавязчиво, но внятно. И щука – опять-таки не по сказке, а по логике доброты – даёт Емеле волшебное слово, вернувшись к нему после того как он её бескорыстно отпустил. Это важно. Это тот мотив, который действительно был нужен для позитивного очерка русского внутреннего мира.

Emelja_2


Вообще, уже первый фильм Роу был рассчитан очень хорошо, в нём не было ни единого промаха. Балансируя на грани патриотического кича, Роу ни разу не оступился в пошлость. Даже Царевна-Несмеяна в его интерпретации оказалась не избалованной барышней, а стихийной  анархисткой, инстинктивно бунтующей против догматических ритуалов. Её порыв на волю, прочь из дворца, отлично обоснован именно в рамках национального характера.

Можно сказать, что Роу в своих первых фильмах прекрасно усвоил уроки русской «исторической» живописи XIX – начала ХХ века. Он не цитирует Васнецова, Билибина и Рябушкина впрямую, но его «сказочные» деревни, в которых одни избы курные, а другие с печками, а третьи вообще приподняты на фундамент (ненавязчивый намёк на социальное расслоение сельской общины), поданы с точностью, которой может позавидовать «реалистический» исторический фильм. Детали костюмов, аксессуары, быт, всё сделано исключительно точно, всё живёт и дышит.

Konjok_1


Второй фильм – феерия «Конёк-Горбунок»  - был закреплением достигнутых позиций, а третий, «Василиса Прекрасная», оказался ярким высказыванием о русском характере, о снах и фантазиях русского народа. Из-за того, что мы знакомимся с этим великим фильмом ещё в юном возрасте и привыкаем к нему задолго до того, как научаемся выносить эстетические суждения, мы, как правило, оказываемся не в состоянии адекватно оценить достоинства «Василисы Прекрасной», выходящей из заповедника весёлого балагурства на уровень национальной мифологии. В самом деле, оборотничество, дракон, ведьма, сторожащая границу между царством живых и царством мертвых – всё дано всерьёз, так же серьёзно, как в «Нибелунгах» Фрица Ланга воспроизведены хтонические пространства германских мифов. Юмор, неотделимый от русской души, сконцентрирован в первой половине фильма, а во второй части и битвы и смерть трагически серьёзны.  Василиса Прекрасная, заглавная героиня фильма, метафорическая душа русского народа, сначала является в трогательно-забавном обличье коронованой лягушки и лишь позже проясняется, что ой не стоит шутить да обижать эту скромницу, ибо она в родстве с самыми могучими инфернальными силами нашей Вселенной. Да, она благорасположена к своему избраннику, но лучше её не провоцировать.

Koschei_4


Мотив похищения души-красавицы был повторен Александром Роу в следующем фильме, «Кащее Бессмертном», снятом в 1943 году, на излёте «второй оттепели», когда кинематографисты вдруг получили возможность проэцировать на экран то, что им действительно хотелось сказать. Конечно, Кащей Бессмертный, рационалистически-безумное антроповидное чудовище, вызывал в первую очередь ассоциации с нашествием гитлеровцев, но Роу визуализировал агрессора как воплощённую энтропию, в которой «псы-рыцари» слились со степными всадниками хана Батыя.

Koschei_2


Этот фильм, изысканный компендиум позитивных интерпретаций русского фольклора – православные храмы в древнерусском посаде мирно соседствуют с языческими идолами - привёл бы в восторг славянофилов. Эпический русский богатырь, мудрый старший брат для соседних народов, проходит сквозь фантастические миры в поисках похищенной души и вступает в бой с воплощённой Смертью, самоубийственно влюблённой в русскую душу. Смыслы фильма двоятся, усложняются, но этический идеал остаётся незыблем.

Koschei_3


Любопытно, что синефил Роу, поклонник интеллектуального кинематографа, среднеазиатское ханство стилизовал под ориенталистские фантазии «Кабинета восковых фигур» Пауля Лени и «Усталую смерть» Фрица Ланга, а Царство Кащея – вежливый поклон тому же Фрицу Лангу, бежавшему от нацистов в США. Геббельс запретил «Месть Кримхильды», вторую серию «Нибелунгов» Ланга, и Роу демонстративно обрядил прислужников Кащея в лохматые шкуры гуннов-разрушителей из «Мести Кримхильды».

Koschei_1


Фильмы Александра Роу знакомы зрителю с раннего детства и овеяны ностальгическим флёром, а потому почти никто не берётся пересматривать их как «взрослое кино», тем более, как фильмы с мощным интеллектуальным бэкграундом. Но – несмотря на это – киносказки Роу замечательно умны и глубоко национальны в лучшем смысле этого слова. Мы можем гордиться, что в нашем кинематографе есть фильмы, настолько органично совмещающие народность эпики с эстетико-интеллектуальной рефлексией. И можно уверенно сказать, что к фильмам Роу будут неизменно обращаться как к эталонному воплощению истинно русской национальной мифологии. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет...

alexander_pavl специально для рубрики "О природе русской души"


promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

Че Гевара — путешественник

Мы все знаем Че Гевару — латиноамериканского  революционера. Но не все знают, что Че был путешественником. Именно об этом нам рассказывает фильм "Дневники мотоциклиста"


Вместе с доктором биохимии Альберто Градано в течение восьми месяцев  Эрнесто Гевара совершил путешествие по странам Латинской Америки, побывав в Чили, Перу, Колумбии и Венесуэле. В 1951 году, два друга, взяв все необходимое, отправились в поездку всей дизни. В начале они передвигались на старом мотоцикле, но он вскоре сломался, и им пришлось путешествовать пешком и автостопом.
Collapse )

"Женщина в песках", 1963

81421Автор романа «Женщина в песках» Кабо Абэ помимо всего прочего увлекался и фотографией. Одной из любимых тем его была «слежка». Мотив подсматривания. В «Женщине в песках» Кабо предлагает читателю проследить, подглядеть за сломленной жизнью, но еще не сломленным главным героем.

Экранизация литературного произведения, особенно такого глубокого, разумеется, не способна в полной мере охватить и выразить всю проблематику первоисточника. В своей работе Хироси Тэсигахара попытался передать настроение, атмосферу и характер оригинальной истории. Без сюжетных отступлений, без своеволия, но и без раскрытия многих подтекстов. Упрощая, он передал самую суть, пересказав роман посредством киноязыка.

Collapse )