December 11th, 2013

Собачье сердце (1988, реж. В. Бортко)

Москва. 20-ые годы... Всюду разруха, голод, местком и беспросветная культпросветкомиссия. Профессор Воланд еще не успел почтить своим вниманием белокаменную, а столичных жителей уже портит квартирный вопрос: распределяют, уплотняют, выписывают важные государственные бумажки.

31.69 КБ

Так странно видеть прошлое, которого не помнишь. Повесть была написана в 1925 году и ее сразу же запретили — уже тогда это были фантомные боли. Фильм вышел только в 1988, через год после первой советской публикации. Странным образом история, произошедшая в самом разгаре социалистического бардака, сейчас куда больше рассказывает о ставшей мифом дореволюционной России, чем о стране рабочих и крестьян, знакомой нам гораздо лучше.

[«Дай папиросочку, - у тебя брюки в полосочку»]
Москва. 20-ые годы... Посреди хаоса, в Обуховом переулке, живет и работает знаменитый профессор Преображенский. На прием к светилу сбирается очередь из бывших господ, увядших и потрепанных, но молодеющих под присмотром врача: тому укол, этой обезьяньи яичники — дел хватает. Подобранный для необычного эксперимента пёс внезапно меняет весь уклад жизни в профессорской квартире - из добродушного Шарика, привыкшего к побоям и голоду, ускоренными темпами развивается гражданин нового социалистического общества, товарищ Шариков.

91.73 КБ

Булгаков знал страну рабов и господ, Бортко же оживил историческую память уже с другой стороны баррикад. Сегодня эта изящная реконструкция кажется документом эпохи, случайно найденным в архивах. Смотреть, как врач живет в семи комнатах, держит прислугу и возмущается отсутствию ковра на мраморной лестнице, можно было только в черно-белом фильме или пожелтевшей сепии, так похожими на историческую хронику. Старую Москву снимали в Петербурге (где же еще) и сделали это столь удачно, что веришь сразу: так все и было. И темные зимние вечера в сугробах, и сонный уют натопленных парадных со швейцаром. Старомодное величие, потерянное меж двух столиц.

И вот удивительно: страна уже несколько раз поменяла свой статус, а у меня до сих пор ощущение, что профессор Преображенский советует не читать (советских) газет в том числе и нам сегодняшним. Словно ничего с тех пор не изменилось.

76.64 КБ

Сарказм рассказчика ловко разделывает выбранную жертву: высмеивает босяцкое общество и противопоставляет ему элиту старой закалки - не вполне справедливо, но с неумолимой наглядностью. Вряд ли сравнение было честным: дикари и цивилизация, к которой они не были допущены, хорошие сытые и голодные плохие. Бывшая дворняга ценит барские «харчи», но слушает товарища Швондера. Память у Шарика собачья, а наследственность Клима Чугункина, пьяницы и дебошира, господином ему не стать. Зато товарищ Шариков быстро находит себя в кругу «простых людей», рассуждает об Энгельсе, подлинных ценностях пролетариата, зловредности котов и предлагает все поделить.

33.61 КБ

Москва. 20-ые годы... В том новом мире всё еще хлипко и пасмурно. Председатель домкома отчитывает бабу с ребенком за то, что топила камин паркетом. Пролетарии меняют алтарь на портрет вождя и поют хором, как на клиросе. Регулярно гаснет свет и крадут галоши. В этом сумасшедшем доме старорежимный профессор кажется последним нормальным человеком, каких больше никогда не будет в советской стране. Но получилось еще интересней. История сделала круг, потом еще и вот уже сверхновым господам вдруг понадобились традиционные ценности, духовные скрепы, семейные шпалы, и все стало с ног на голову.



Теперь мы видим Шарикова по-другому — удачный образ перерос временной контекст и замечательно прижился в наши дни. Шарики и Бобики, Барсики и Мурзики, Заи и Кисули, наконец, нашли свое место и деловито несут чушь с экранов телевизоров и самых главных трибун. Они уверенно рассуждают о высоких материях, разбираются в лосьонах и кремах, заседают и протоколируют, запрещают и ловят блох.

Врожденная подозрительность, зубастый патриотизм: американцы — шпионы, бывшие соседи — захватчики, в Европе — извращенцы, кругом враги. Завоюют, совратят, отнимут косточку. Животная неприязнь к чужим, болтовня о национальной гордости, религиозно-эротическое любопытство... С точки зрения биологии, это просто привычка нюхать друг у друга под хвостом.

29.42 КБ

Москва. 20-ые годы... "Так свезло мне, так свезло. Просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире. Окончательно уверен я, что в моем происхождении нечисто. Тут не без водолаза. Потаскуха была моя бабушка, царство ей небесное, старушке. Утвердился. Правда, голову всю исполосовали зачем-то, но это заживет до свадьбы. Нам на это нечего смотреть".

Сегодня «Собачье сердце» можно хоть каждую неделю ставить в театре, добавляя из новостей свежие краски, ничуть не испортив основы — в современной России там каждый найдет свое место: в роскошном доме или будке, с портфелем или поводком. Вот только породу определить все сложнее. Светило Преображенский в этом разбирался. Мы, кажется, разучились.

32.55 КБ


realjouir специально для рубрики "О природе русской души"



promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…