?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


People Mountain People Sea (China, Cai Shangjun, 2011)
louis_paris wrote in drugoe_kino
PMPS001



Немного удивительно, что про этот фильм пока никто не написал в сообщество.
(Если, конечно, я не совсем криво искал)
Все ж, Серебряный Лев Венецианского кинофестиваля 2011...

Даже не знаю, что писать...
Я посмотрел его этим летом, но до сих пор под впечатлением.
По-началу кажется, обычная социальная драма (у героя убивают брата, и он отправляется на поиски убийцы) с китайской спецификой: жизнь в маленькой деревне, жизнь в большом городе, немного личной жизни, немного китайских же пейзажей. Грузовики, мотоциклы, паромы... Шахта...
Минимум диалогов, в основном, работает камера.
Сидишь думаешь, да, неплохой фильм, хорошо снято, без халтуры, про непростую жизнь простых китайцев.
Казалось бы, ничего особенного, по большому-то счету.
Ждешь, чем все закончится.

А заканчиватся все впечатляюще...

Если бы не финал, то писать про фильм, наверное, и не стоило бы.

Это потом уже начинаешь осознавать, что все с самого начала, собственно, к тому и шло, начинаешь понимать, насколько закономерна была именно такая развязка.

Не хочу гадать, было ли так задумано изначально, или это "побочно" вышло, но мне кажется, что именно в этом основная заслуга режиссера. Хотя и всем остальном он безупречен.

И чтоб не портить будущих впечатлений от просмотра, на этом все.

promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

An Education (2009)
na_shpilke wrote in drugoe_kino
Рассказать историю не только словами, но еще и визуальным рядом - это, пожалуй, цель практически любого фильма. И чем проще и незамысловатее история, тем сложнее и интереснее (на мой взгляд) становится сделать это. "An Education" - один из тех фильмов, которому это удалось. Здесь при помощи удачно подобранных костюмов создателям удалось донести все недосказанные и недоигранные строки, намеренно или нет "выпавшие" из сценария
Эта полукомедия-полудрама, в центре которой - история отношений взрослого мужчины и школьницы.
Для тех, кто еще не смотрел посмотрите обязательно! - краткое summary (без спойлеров). "An Education" - история 17-летней Дженни, ученицы престижной школы для девочек в Англии 60х. Мечта родителей - чтобы девочка была "пристроена", что на данном этапе уживается для них с поступлением в Оксфорд. Поэтому они прилежно платят за частную школу, прилежно копят на дальнейшую учебу и прилежно сверлят своей дочери мозг - как она должна стараться, дабы оправдать возложенное на неё высочайшее доверие.
У Дженни своя идея "пристроенности" - уехать в Париж, wear blаck, smoke, listen to whatever music I want and read whatever books I want. Она также умна и развита не по годам, но это мы наблюдаем на протяжении фильма. 
И еще есть Дэйвид - "тридцати-с-чем-то"-летний мужчина, ухаживающий за Дженни. Пожалуй, его правильнее всего будет описать как exciting - он состоятелен, у него гламурные друзья, он приглашает Дженни на концерты, в рестораны, на аукционы и даже в Париж. И на фоне этой трогательной истории взросления разворачивается еще одна история - рассказанная в костюмах.
Посмотрим?Collapse )

Некрасивая еда
мик
a_la_lettre wrote in drugoe_kino

Важное событие последнего времени — моё знакомство с чешским режиссёром Яном Шванкмайером. Началось оно с одной из последних его работ — сюрреалистического фильма-мультфильма «Полено». В аннотации сказано о перекладывании на язык кинематографа народной сказки. Это не совсем так: Шванкмайер, кроме того, интегрировал сказку в современную нам действительность.

Бездетные супруги очень хотят ребёнка, но зачать его не способны. Однажды муж вырывает из земли корень, странно похожий на новорождённого младенца. Жена воспринимает нелепую игру всерьёз. Находят применение бесчисленные чепчики и распашонки, соски и погремушки. Вскоре полено оживает, вырастает до необъятных размеров и начинает жрать всех подряд.
 
При таком чудном сюжете кино априори должно оказаться хорошим. Некоторый парадокс
«Полена» заключается, однако, в том, что сюжет — это даже не самое прекрасное, что в нём есть. Удивительные актёры — кажется, только чехи и поляки умеют быть на экране такими буднично-мерзкими, такими правдоподобными. Восхитительная операторская работа: зашкаливающе крупные планы лиц и тел, ленивая статика. Но лучшее — это моменты мультипликации. Как кричаще ненатурально двигается Полено, как искусственно высовывается из ширинки старика-педофила ужасающая третья рука! А кадры, в которых деревянный ребёнок впервые показывает зубки, врезаются в память не хуже разрезанного глаза из «Андалузского пса». 

В фильме очень много еды, некрасивой еды, в том числе некрасивых людей, которые тоже еда — потенциальная или реальная. Это наводит на мысль о классической концепции семи грехов. Чревоугодие (в расширенном смысле), блуд, гнев, зависть, гордыня, алчность и лень (в особенности умственная) — всё это Шванкмайер изображает наглядно и со смаком. Материнство, конечно, не восьмой грех, но вот культы любого рода — не менее классическое сотворение кумира — здесь явным образом осуждаются. Фильм очень телесный: если бы не сказочное дерево-обжора, «Полено» можно было бы с полным правом назвать бытовой трагикомедией.

Впрочем, Шванкмайера от других сюрреалистов отличает, видимо, то, что в его мире не быт подчиняется творящейся фантасмагории, а, напротив, фантасмагория играет по законам «реального» мира. Персонажи делятся на людей «приземлённых» и тех, кто время от времени видит странные вещи: шевелящуюся еду, третью руку, в конце концов — живое полено. Создаётся впечатление, будто способность замечать несуществующее — это умение, не зависящее от характера и образа жизни героя; будто это некая приближенность к потустороннему миру. Трудно разобраться, где проходит граница зримого, телесного проникновения сказочного мира в обычный. Ведь если живое пирожное — галлюцинация, кто поручится, что Полено существовало в действительности?

И открытый финал в эти условия прекрасно вписывается. «Так чей же это всё-таки был сон?» — думает зритель, на всякий случай проверяя домашний инвентарь на наличие тяпки.