?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Приготовьте ваши носовые платки
makekaresus wrote in drugoe_kino

Вероятно, самой цензурируемой академическим сообществом темой Бодрийяровской рефлексии является анализ «женственности». В Бодрийяровском
Read more...Collapse )


promo drugoe_kino april 21, 12:37 1
Buy for 100 tokens
Посмотрел вчера три шикарных картины, все три - криминальные, но совершенно непохожие друг на друга. Начну с наиболее зрительской. ПИРАНЬИ НЕАПОЛЯ - чистый праздник: лихо закрученный сюжет, динамичные съемки и, конечно, мега-харизматичный главный герой, 15-летний парень Нико. Мафия умирает,…

XIII Ежегодный фестиваль «Новое британское кино» 1-11.11
Ловим-ловим
realjouir wrote in drugoe_kino
89.07 КБ

В четверг открылся 13й по счету фестиваль «Новое британское кино», куда я просочился под прикрытием любви к искусству, и теперь собираюсь слать вести с полей. Как обычно, критические замечания и авторский снобизм добавят ложку дегтя в сладчайший кинематографический пудинг, а субъективность и варварская страсть к деталям не оставят в тени ни одной ошибки (кроме грамматических).

В этом году мрачный английский характер усугубился вниманием к торжественной русской классике. Сразу три экранизации Лео Толстого: карнавальная «Анна Каренина», невообразимый «Иван под экстази» (по мотивам «Смерти Ивана Ильича») и наконец «День подарков» (по рассказу «Хозяин и работник»). Вам интересно? Вот и отправляйтесь! А я решил прогулять уроки межкультурных связей и отправляюсь исследовать закоулки самого настоящего, «внутреннего» британского кино. Мы начинаем…

[«Тайный игрок»/ Shadow Dancer (2012) Джеймс Марш]
Тайный игрок»/ Shadow Dancer (2012) Джеймс Марш

Ирландия 1993 год. Колетт Маквей (Андреа Райзборо) вынуждено участвует в террористических акциях, в которых замешана вся ее семья: приехать в Лондон, оставить сумку со взрывчаткой в метро, активировать бомбу. Когда-то от действий властей погиб ее маленький брат, для Маквей это дело чести и политическая борьба, но массовые убийства… Каждый раз с бабушкой остается сын и злится, что мама оставляет его так надолго. Колетт саботирует теракты, оставаясь вне подозрений семьи и Ирландской республиканской партии. Но однажды ее ловят британские спецслужбы и предлагают выбор: сотрудничество или тюрьма.

В роли убедительного полицая Мака раздобревший Клайв Оуэн. Он тщательно выбирает слова: «никто не пострадает, никто не умрет». И она соглашается.

Дальше начнется свистопляска: используя первые полученные сведения, спецслужбы срывают спланированное убийство полицейского, ставя Колетт под удар – члены организации подозревают ее в предательстве и начинают слежку. Обещавший безопасность Мак вдруг лишается доступа к информации расследования. Правила поменялись – шпионка больше не нужна, есть и другой информатор, есть и был…

Фильм смотрится легко, захватывает – кажется, вот-вот произойдет что-то особенное, исключительное: харизматичный Мак проникнется к хрупкой Колетт, которая, стараясь быть незаметной, приходит на явку в пронзительно красном плаще. Заговор раскроется, некрасивые злодеи понесут наказание, а симпатичные обменяются кольцами и уедут в синюю даль. Или полицейские тайны окажутся столь ужасными, что потрясут сомлевшего зрителя, убаюканного прекрасным саундтреком и акварельными видами. И, в общем-то, так и происходит, вот только акценты расставлены некстати и не вовремя. Нет здесь того, что называется развязкой – когда хочется воскликнуть: «Так вот оно что»! Все свалено в кучу и слегка усыпляет. Все-таки к неожиданности надо подготовить, усилить напряжение, подчеркнуть момент. Два самых важных события сдвинуты в конец и идут через запятую, и нам не показывают, что об этом думают выжившие герои.

Режиссер сообщил, что хотел рассказать не столько о шпионах, сколько о жизни семьи Маквей, о Колетт, но именно этого в фильме мало. Об отце ничего не известно, мать молчит и моет посуду, братья вполголоса обсуждают следующие вылазки. Эти люди остались незнакомыми. Откуда у Колетт ребенок, что стало с мужем, чем она занимается в свободное время и кто по профессии, что любит есть, какие у нее подруги… Как все началось, почему она не может просто отказаться?

Джеймс Марш больше известен как документалист – это его третий художественный фильм, и я думаю, ему не хватает некоторой театральности в хорошем смысле. Люди, как известно, состоят не только из плоти, крови и биографических записей: родился, крестился, женился… Есть что-то, что заставляет совершать поступки, невидимая рука, связывающая события в узлы и капканы, страсть, страхи, пороки, желания… Из этого состоят и фильмы. Нельзя оставлять без ответа слишком много вопросов - они не пускают нас внутрь. Думаю, задача режиссера – составить шахматную партию, заплести интригу, заставить удивиться, чтобы и зрителю захотелось поверить в эту игру.

Ему это почти удалось.





The Valachi Papers (1972)
khorenyan wrote in drugoe_kino


The Valachi Papers (1972) реж. Terence Young

Вот интересно, не выйди в 1972-м году “Крестный Отец”, знали бы мы больше про “Бумаги Валачи”? Между выходом этих двух картин добрых 8 месяцев, но нельзя недооценивать уничтожительную силу шедевра Копполы. Также как Star Wars Лукаса поставили крест на Sorcerer (1977) Фридкина (заодно чуть не похоронив его карьеру), также и после экранизации романа Марио Пьюзо сложно было говорить о других фильмах об итальянской мафии. Уж очень были близки темы в двух картинах.

Фильм Терренса Янга рассказывает историю Джо Валачи, первого члена мафии, который открыто признал её существование в 1960-х годах и начал давать показания, тем самым нарушив правила Коза Ностры. Валачи не только сдал своих коллег по бизнесу, но и в деталях рассказал историю и ритуалы мафии. Это было знаменательное событие, которое транслировалось по американскому ТВ и радио, потомучто до его показаний никто подобной информацией не владел. Фактически, именно с Валачи началось нарушение омерты – мафиозного кодекса чести, согласно которому ни при каких обстоятельствах нельзя сотрудничать с полицией. Это наверняка был не первый случай, но точно самый известный, растиражированный, а главное чрезвычайно информативный и полезный для органов безопасности. После этой громкой истории, доносы и признания стали происходить гораздо чаще, подкосив статус мафиози как принципиальных и не сдающих друг друга “бойцов”.

Картина открывается цитатой Роберта Кеннеди “Crime is a question of criminals, it is not a matter of race, color, or religion” – явная попытка себя обезопасить, в ответ на протесты итало-американского лобби, поставившего своей целью бороться со стереотипами. В те времена фильмы про итальянских мафиози еще не были так распространены и картина могла восприниматься как попытка очернить и унизить итало-американцев. Конечно же, все адекватные люди правильно поняли смысл картины, не нуждаясь ни в каких запретах, но определенная группа недовольных решила организоваться, заработать денег и создать свой союз на маннер лживой и лицемерной еврейской Anti-Defamation League. Даже до сих пор некоторые организации пытаются запретить Сопрано – идиотами полнится земля...

Цитата Кеннеди идет поверх сцены в тюремном дворе: на улице пасмурный день, а на игровой площадке бывшие соратники Валачи оказывают ему холодный прием. Фильм следует версии, что Валачи начал давать показания только после того как Вито Дженовезе по ошибке решил, что Джо – предатель и назначил крупную сумму за его жизнь. До сих пор никто так и не смог проверить эту версию.

И вот под мрачную, монотоную музыку Рица Ортолани задается тон всей картины. В итоге мы имеем замечательный фильм про мафию – очень суровый и аскетичный, со всеми классическими элементами истории про карьеру в криминальном мире: бедный потомок эмигрантов пытается выжить на улицах Нью-Йорка и постепенно зарабатывает себе имя и репутацию в этом жестоком подпольном мире. Но в отличии от “Крестного Отца” тут нету морализаторства. У Копполы семья Корлеоне – это суровая, но справедливая организация, которая низачто в жизни не убьет невинных людей и будет бить только тогда, когда атакуют их. При всей шедевральности этой картины, сложно воспринимать такое положение вещей в серьез. А вот “Бумаги Валачи” как раз напрочь лишены каких-либо извинений и политкорректных сцен. Каждый из героев фильма – беспощадный убийца и режиссер не делает попытку их оправдать.

Вдобавок, это та редкая картина, где Чарльз Бронсон играет не просто самого себя – спокойного и уверенного мачо – а показывает широкий диапазон эмоций и по-настоящему пытается вжиться в роль.
С другой стороны, есть в этом фильме определенная суховатость и отсутствии человечности, но на фоне такой шикарной истории это незначительный минус.