?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Moritz, lieber Moritz | Мориц, дорогой Мориц, реж. Харк Бом, 1978
gordon_lachance wrote in drugoe_kino
moritz-lieber-moritz

Золото с клетки, в которой пока ещё живёт пятнадцатилетний Мориц, уже потихоньку осыпается, тщательно собираемое судебными исполнителями, выгребающими из богатого дома имущество в погашение долгов его обанкротившегося отца. А тут ещё отчуждение матери, издевательский смех одноклассников, интерес к интимному делу и робкие потуги себя испытать, натыкающиеся на глухоту одиночества, деля его с прирученным крысёнком и размышляя о словах больной бабушки, заточённой в лечебнице, выпрашивающей у внука лёгкую смерть.Выручит старушку?Collapse )

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

Серджо Леоне "За пригоршню динамита"
artelectronicsf wrote in drugoe_kino

За пригоршню динамита  
Пожалуй, это единственный в истории фильм, про который никто не знает, как его правильно называть.

   «За пригоршню динамита» — англосаксонское название. Вполне конформистское: намекает, что это просто очередной спагетти-вестерн Серджо Леоне в духе «Пригоршни долларов» (1964). Заодно прокатчики ампутировали открывающую фильм цитату из Председателя Мао: «Революция — не званый обед, она творится не так, как книга, рисунок или вышивка. Ее невозможно совершить с теми же элегантностью, спокойствием, деликатностью или нежностью, любезностью, сдержанностью и душевной щедростью. Революция — это восстание, акт насилия, совершая который, один класс свергает другой». Но, с цитатой из Мао, без нее ли, фильм менее «экстремистским» не стал.
   В некоторых странах фильм шел под прекрасным названием «Пригнись, мудак!». Эту фразу Мэллори (Джеймс Кобурн) — эмигрант, работающий в Мексике на горнорудную компанию, а в прошлом бомбист Ирландской республиканской армии (ИРА) — презрительно бросает подловившему его на дороге пеону-грабителю Хуану (Род Стайгер). Походя он демонстрирует чудесные возможности нитроглицерина. «А если я в тебя выстрелю?» — интересуется Хуан. «Если я упаду, придется переделывать карту мира. Вместе со мной исчезнет полстраны».
   Наконец, кое-где фильм известен под названием «Однажды была революция». Оно самое точное, потому что речь идет о средней части трилогии, обрамленной картинами «Однажды на Диком Западе» (1968) и «Однажды в Америке» (1982). Так и будем в дальнейшем называть этот фильм.
   Впрочем, он мог бы именоваться «ХХ век», как назовет свою эпопею (1976) Бернардо Бертолуччи.

Read more...Collapse )