?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Тираннозавр (Tyrannosaur, 2011)
ribero wrote in drugoe_kino
Оригинал взят у ribero в Тираннозавр (Tyrannosaur, 2011)


«Тираннозавр» показывает историю потерявшего себя человека, медленно, но уверенно сходящего с ума. Из всех чувств, данных господом человеку, он проявляется лишь агрессию, что делает его неадекватным в глазах других людей, за исключением пары друзей, один из которых умирает от рака, и соседского парнишки. На пике страха и безысходности он встречает женщину, которая способна излечить его душевные терзания и привнести в его жизнь новый смысл.

Название фильма происходит от прозвища, данного жене Джозефа, и служит отправной точкой в формировании его сложного, нездорового характера после инцидента, произошедшего с ней. «Тираннозавр» прост в визуальном плане, но сложен в понимании характеров. Из нечто рождается странное сочетание симпатии и злобы, из благородного образа жизни и веры в людей — насилие, унижение и пьянство. Единственное решение — сочетание противоположностей, когда агрессия одного сливается с добротой другой, порождая тем самым гармонию, способную сделать жизнь лучше, а в некотором смысле и вовсе спасти от моральной и нравственной смерти.

В «Тираннозавре» нет положительных или отрицательных персонажей. Человек — высшая ценность, которой свойственно проявлять как светлые черты своего образа, так и темные. К людям невозможно подобрать однозначное определение «добра» или «зла», так как эти состояния постоянно взаимодействуют друг с другом и склонны переходить из одного в другое. Но облик героев при этом не является размытым, малопонятным. Они скорее живые — в них кипит самосознание. Многие расположены к поступкам, выходящим за рамки общественных устоев скорее от понимания собственной безысходности в жизненных реалиях.

«Тираннозавр» полон пессимизма, но за ним скрываются истинные проблемы, затрагивающие интересы общества, и даются подробные ответы и пути их решения. Трудно поверить, что этот фильм снял дебютант, так как он идеален во всех смыслах. Питер Муллан под его началом сыграл настолько пронзительно, что останется в памяти на долгое время — некоторые сцены с ним можно смело заносить в цитатник азов актерской игры.

promo drugoe_kino april 21, 12:37 1
Buy for 100 tokens
Посмотрел вчера три шикарных картины, все три - криминальные, но совершенно непохожие друг на друга. Начну с наиболее зрительской. ПИРАНЬИ НЕАПОЛЯ - чистый праздник: лихо закрученный сюжет, динамичные съемки и, конечно, мега-харизматичный главный герой, 15-летний парень Нико. Мафия умирает,…

"Дирижёр"
Прогулка
pavel_pavlov wrote in drugoe_kino
Новый фильм Павла Лунгина. Два последних нашумевших не понравились: уныло, тяжеловесно, предсказуемо. Но главное: Мамонов. Я о него - если так можно сказать - постоянно спотыкался. Его сценический образ, существо, живущее в песнях, для меня сложнее и интереснее, чем люди, которых ему приходилось изображать у Лунгина. Со своими особенностями, со своим безумием, но всё-таки люди, а Мамонов уже давно дошёл в своём юродстве до абстрактного, не постижимого разумом духа, ушёл в экспрессивных изгибах души так далеко, что ровная линия киношной роли, со своей правильной драматургией, для него всё равно, что лишится оркестра, конечно - внутреннего. А где трубы, скрипки, барабаны, почему звучит только флейта? Это ощущение скованности у Мамонова, его игры по правилам, его рамок и оттого натужности в воплощении чьей-то придуманной кем-то судьбы, не давало мне воспринимать ни историю на острове, ни историю XVI века. А вот в "Такси-блюзе", который недавно наконец посмотрел, я Мамоновым любовался, там он, ещё молодой и не улетевший, органичен, лёгок, свеж и по-человечески мне более понятен. Говоря уже о фильме, я был покорён его вневременностью, бойкой кистью, дерзостью свободного и обеспокоенного художника.Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Несмотря на все натяжки и перетяжки, на музыку через край, её – местами - назойливость, несмотря на литературность в монологах, на то, что труп “дышит” и в один из первых кадров влезает чья-то голова, в фильме есть искусство. По крайней мере, во время просмотра в этом нет сомнений. Потом уже, выйдя из зала и стремительно теряя температуру, попав в царство сверкающих витрин, коробок и бесконечных вешалок, начинаешь рационализировать, разбивать в уме сгусток, который в тебя вошёл, тебя раздвинул. А он не так-то легко разбивается. Признак искусства. Ещё один: усилившаяся восприимчивость, внутренний микроскоп, с которого слетели пыль, грязь. Всё происходящее, как продолжение фильма, вот-вот из угла выйдет герой или пройдёт рядом. И вроде шум и суета, беспрестанное движение, яркие лампы, но всё бледнее, тише, статичнее и игрушечнее после такого напора эмоций, планов, красоты. Что же тогда подмывает сказать, что нет, на самом деле, в фильме никакого искусства, есть только его атрибуты? Почему же хочется поворчать об однозначности, о морализаторстве? Зачем хочется сказать о слабом послевкусии? Почему не терпеться выразить своё недовольство игрой Дарьи Мороз, сказать, что ни влюблённость у неё не получилась, ни настоящая тревога за детей? Потому что живёт во мне эта наша русская черточка – отыскивать плохое, упиваться им, раздувая, искажая, опошляя. Мы не очень умеем хвалить, не умеем радоваться за других, а что касается конкретно нашего кино, то здесь уж совсем не принято говорить добрых слов, принято ругать даже, не посмотрев, брезговать, а если смотреть, то через поволоку предубеждений, завышенных ожиданий, постоянных сравнений с западными образцами. Что ж, “Дирижёр” не только может выдержать сравнение с любым хорошо скроенным европейским фильмом, но и превзойти его. Я делаю небольшое усилие и принимаю все шероховатости картины, ей нужно это принятие, как нужно принятие и доверие нашему кино в целом, в котором сейчас пытаются работать и работать старательно, честно многие люди. Мы быстро учимся у американцев техническим вещам, у нас уже летают машины и ритм монтажа как в лихом блокбастере. Но они-то хотят от нас другого, Чехова, Достоевского. Они хотят от нас боли. Как было сказано – мы основной её поставщик. И нам она нужна не меньше, чтобы учиться жить с ней и, через себя, своё, чувствовать её в другом. Лунгин это, кажется, понимал всегда. Спокойный, разумный, рассудительный человек, не боящийся признаваться, что часто движется на ощупь, интуитивно. Слышал, что на съёмочной площадке у него вечный базар, цыганщина, кино снимается между бесконечными разговорами, шутками, чаем, всё ходуном, как в его “Свадьбе”. Кто знает, может иначе о страдании снимать и нельзя. А снимать о нём необходимо. И здесь стоит поучиться у Павла Семёновича: уравновешивать высокое с самым обыденным, бытовым. В "Дирижёре" это сделано мастерски.