November 18th, 2011

Saving Sarah Cain | Cпасая Cару Кейн



Растерявшая прежний запал, журналистка Сара Кейн находит новую тему, беря под опеку осиротевших детишек своей сестры, чтобы, вытащив их из под звёздного неба общинной деревушки амишей в сияющий огнями городской ландшафт, сделать ребят объектом рассказов, публикующихся в газетной рубрике, вызвая своим реалити-шоу небывалый читательский ажиотаж.Collapse )
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
шея

"Сибирь. Монамур" Взгляд сибиряка

«Волки не всех доели, что-то не то»
 
«Наверное, мир никогда не был менее жесток»
Павел Скурихин, генеральный продюсер «Сибирь. Монамур»

Вечерний сеанс, полупустой зал, хотя предполагался ажиотаж. Взрослая публика, несколько подростков в зале – такое ощущение, не знают, на что пришли и даже не догадываются, что будет с ними после просмотра.
                Слава Росс, режиссер из Бердска (Новосибирская обл.), несколько лет подряд создавал фильм о Сибири и добился своего – десятки призов и наград на отечественных и международных киноконкурсах. «Эта история помогла мне решить какие-то внутренние вопросы, разобраться с самим собой, мне хочется быть добрее» – признается режиссер. Быть добрее? После того, как стая собак, раздирает человека? Или после сцены, когда маленький мальчик падает в яму и ломает себе все кости? А, может, во время эпизода, в котором военный бьет проститутку в живот?
                Начало фильма, Тайга, заброшенная деревня «Монамур», в которой остались только два жителя. Мальчик, который ждет возвращения отца и его сварливый дед, заставляющий внука регулярно молиться. Далее разворачивается вторая сюжетная линия – командир роты отправляет капитана и рядового на поиски проститутки.
                Но на переднем плане остается стереотипная Сибирь: живописные равнины, ветхая изба, появление водки в кадре через каждые 15 минут. А на этом фоне верующий дедушка в ушанке и в валенках, ну и пусть, что зима еще не началась; наивный мальчик; коза; пьяницы; неверная жена; достоевская проститутка; грубые военные.
                С каждым поворотом сюжета в зале нарастает напряжение. Зрители ерзают в креслах, щелкают пальцами и прекращают жевать попкорн. Редко возникают нервные смешки, все из-за резкого мата из уст героев. А как, по-вашему, должен выражаться капитан, прошедший через Кавказ и Афган? Когда фильм полностью овладевает зрителем, режиссер начинает манипулировать. Он мастерски давит на самые разные чувства. Религиозные – когда гротесковые подонки воруют икону у старика, материнские – от переломов ребенок не может пошевелиться, и просто человеческие – собака достает из резинового сапога кусок человеческой ноги и доедает ее.
Лидия Байрашевская, исполнительница роли Анны, неверной жены, утверждает, что поколение наше и наших родителей – это поколение, полное безверия. Неужели веру можно привить только таким путем? Любое равнодушный человек начинает умиляться после диалога маленького Лешки и мужчины:
«– Почему солнце синим карандашом рисуешь?
– Я желтый берегу, деду Бога нарисую.
 – А че, Бог желтый что ли?
– А ты не знал? Он ведь светится!»
                И вот зритель введен в транс и уже не замечает, что деревни на самом деле нет, ее построили декораторы фильма, серп и молот на горе – не из мрамора, а из плотного картона, а жесткость переходит за границы дозволенного. Кстати, о жестокости. Во время некоторых эпизодов хотелось выбежать из зала, почти как во время просмотра фон Триера. Но не только из-за того, что сцены отвратительны, а из-за полного непонимания, зачем это кино было снято и из-за неприятия пластмассовых истин, которые пытается вдолбить создатель.
                А теперь о нем. Посмотрев картину, мы понимаем, насколько реальная Сибирь отличается от своего киномуляжа. «Очередной столичный режиссер снял провинцию» – думаем мы. Но нет, Слава Росс родился и вырос у нас, в городе Бердске. И многие актеры, сыгравшие в его фильме, сибиряки. Зачем режиссер конструирует настолько нереальные просторы нашей страны, остается загадкой.
Успех «Сибирь. Монамур» на Западе понятен: им показали Россию, Сибирь, такой, какой они ее видят, полную простоты и стереотипов.
                 Картина с каждой сценой сильнее давит на зрителя и в финале выжимает из него все: девушка в соседнем кресле начинает заразительно рыдать. И вот пытка над нашим сознанием закончилась, включается свет, но зрители остаются сидеть в креслах и дружно плачут. Неудивительно, что на обсуждение фильма доходит лишь несколько человек – дамы выбежали из зала к зеркалу в фойе вытирать размазанную тушь, а их мужчины стремительно достают гаджеты, чтобы настрочить в twitter «отличное кино, нет слов».
Люк Бессон после просмотра признался, что такой России он никогда не видел. Да и мы тоже, если честно.
 
 
кофе

А. Кончаловский о цинизме

Человечество любят не гуманисты, а циники...

Циники — это серьезная философская школа, которая имеет право на существование, ибо она морально нейтральна. Моральная нейтральность не имеет отрицательного знака, как у Экклезиаста. Что до идеологии цинизма, то, в общем-то, циники — это люди, которые понимают, что в человеке хорошего ровно столько, сколько плохого. Именно это позволяет цинику не удивляться, когда человек поступает плохо. Признать за человеком возможность быть скотом — не значит быть плохим.

У людей, начиная с века Просвещения до сегодняшнего дня, сформировано убеждение, что человек эволюционирует, развивается, что человека нельзя пороть, а можно только в гуманных условиях держать в тюрьме, и прочая чепуха. И многие забывают, что человек не изменился, он может быть таким же зверем, каким был триста лет назад, и вообще за шесть часов и даже меньше человека можно превратить в животное. И если вы помните об этом, это не значит, что вы плохой, ровно наоборот. Если человек любит человека, зная, что он может быть дерьмом, значит любит по-настоящему. Потому мне кажется, что, если кто-то и любит человечество, то не гуманисты, а циники.

Collapse )

"Жила была одна баба" - без всякой политики

Прочитал тут рецензию во "Власти" на фильм Андрея Смирнова "Жила-была одна баба". Посмеялся, ей богу. Сначала автор дает каждому из главных героев характеристику в виде образов-ярлыков. Так вот, муж героини фигурирует у него как пьяница-импотент. Даже не знаю, что и ответить. Для тех, кто видел ленту, мне кажется, этот крестьянский сын вряд ли может вязаться с такими уничижительными оценками. Ну, не получилось у парня раз, не получилось два... Там в сюжете для хорошо смотревшего ясно обозначена побочная интрига - была у него девка, с которой гулял, да вот батя настоял - пришлось жениться. А так категорично обзывать импотентом уж точно не стоит. Любая деталь героя в смирновском фильме оправдана прежде всего драматургически, но никак не паталогически. К тому же приклеивать ярлыки все равно что Гришку Мелехова из "Тихого Дона" обозвать "ёб..м-террористом" - до такого ведь никто не додумался. Но это, как говорится, цветочки. Автор рецензии узрел в делении фильма на "до революции" и "после" внутреннее противоречие. По крайней мере, в его трактовке первая часть получилась "советской" по своей идеологии. Главное обоснование: деревенская жизнь показана такой беспросветной, какой её мог изобразить только ленинско-сталинский агитпроп. Что до второго, послереволюционного периода, то тут все, по мнению обозревателя "Власти", с точностью до наоборот: "красная сволочь" показана именно сволочью, а борцы за старые идеалы вполне приличными людьми - то есть сплошная антисоветчина. Можно, конечно, все упростить и до такой степени. Но лично я в первой половине фильма разглядел гораздо больше, чем просто "мироедский быт" выбившегося в люди бедняка в исполнении Романа Мадянова. Чего стоят только сцены паломничества, тяжелой, но благодарной работы на своей земле - никакая компьютерная графика не способна воссоздать это с таким лиризмом и красотой, как рука автора бессмертного "Белорусского вокзала". Что до второй половины повествования, то там ни убавить не прибавить - "Россия кровью умытая" она и есть "кровью умытая". Правда, критика не устроило то, что заявленное как тема фильма Антоновское восстание отображено только беглым эпизодом перехода власти от красных к белым, да вполне миролюбивым проездом мятежной дружины под песню в исполнении Юрия Шевчука.


Collapse )