?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Удушье / Choke (реж. Кларк Грегг, США, 2008)
Srkn
von_gartt wrote in drugoe_kino
Без каких бы то ни было ощутимых причин посмотрел "Удушье", экранизицию Паланика с Сэмом Рокуэллом в главной роли. Такая история про как бы мессию (сын Христа, на минуточку), который трахается со всем подряд, навещает маму в доме престарелых, на работе изображает персонажа Фенимора Купера и дружит с точно таким же неудачником, потом ему тёлочка рассказывает про него всю правду, он остаток фильма мается своим предназначением (периодически каким-то случайным образом осчастливливая сумасшедших старух, но без геронтофилии), а под конец узнаёт, что он всё-таки ни разу не Иисус и счастливый идёт трахать обманувшую его тёлочку, потому что у них любовь, а пока его сомнения мучали, у него не вставал.

Продолжаем думать...Collapse )

promo drugoe_kino april 21, 12:37 1
Buy for 100 tokens
Посмотрел вчера три шикарных картины, все три - криминальные, но совершенно непохожие друг на друга. Начну с наиболее зрительской. ПИРАНЬИ НЕАПОЛЯ - чистый праздник: лихо закрученный сюжет, динамичные съемки и, конечно, мега-харизматичный главный герой, 15-летний парень Нико. Мафия умирает,…

where the wild things are, 2009.
4
andrew_pershin wrote in drugoe_kino


"там, где живут чудовища"

Оговорюсь сразу,- последней "Алисы" не видел, но сказка эта выдержала достаточное количество изданий, переводов, экранизаций и т.д., чтобы стать вполне самостоятельным и опознаваемым явлением. Поэтому я не ставлю перед собой задачи критики "Алис", но, напротив, рассчитываю опереться на эту сказку, как на вещь каждому знакомую. Сравнительный подход оказывается выгоден еще и тем, что читатель, кем бы он ни был, всегда может учесть особенности языка и направления мысли автора, когда тот принимается за новый предмет, если читатель крепко уверен, что знаком хотя бы с первой половиной.

А речь пойдёт о фильме Спайка Джонза,- "там, где живут чудовища" (where the wild things are, 2009 г.)

1. Мне нравится "Алиса", но это никогда не мешало мне думать, что это скорее косметически рационализированный (пишут,- опиумный) бред, а не реальность, доведенная до абсурда. Разница в направлениях, в субстрате. "Алиса" стремится к регулярным выражениям действительности, как бы нашаривая привычные жесты и вещи в своём тесном "дыму", а не отходит от них. "Алису" непрерывно "несёт", тогда как герой "Чудовищ", напротив, истово стремится сдвинуть что-то важное в новом мире и для него. (Подобные мотивы закругляют и обе части Алисы, но они никак не служили поводом их написания, и только удобнее встраивают в современные автору литературные условности то новое, что безусловно содержится в "Алисах") Итак, в "чудовищах" неявно присутствует вера в сознательный произвол, в плодотворный союз творческих и этических сил человека. Такая внутренняя убежденность могла бы показаться в XXI веке архаичной, если бы не смотрелась так натурально, а значит и самостоятельно.

2. Архитектура аллюзий, символов, мифов оказывается разрозненной, рвущей любую повествовательную поверхность а "Алисе". В неё упираешься при каждом свободном движении. Что лишний раз подтверждает её репаративную, нацеленную на самосохранение природу (см. п. 1). Но в "Чудовищах" знаки заглублены до уровня мифологий, эффективно сближаются и взаимно прорастают друг в друга. Мифология – оживляется, быт – мифологизируется. И всё это происходит под лицевой стороной самодостаточной сказки, относится скорее к её "мышлению", чем к механике.

3. Мы никогда не узнаем, какова в действительности "кроличья нора", и значит это не важно, либо не важно само узнавание.
Кэрролл – это затруднение речи, синтаксическая апория. Даже этика в "Алисе" низводится к синтаксису. Это возможно лишь в условиях самой обобщенной чувственной базы, либо в таких, где она вовсе не имеет значения.
В "чудовищах" всё иначе. Противоречивым, но познаваемым, проблемным является именно чувство, сбросившее оковы переменчивых норм человеческого общества, но не самой человечности. Фантастическое всегда несамостоятельно, оно опирается на что-то реальное, в этом смысле являясь функцией этого реального. Потому в чудовищах фантастична именно человечность, гуманность, тогда как в "Алисе"- попытка среднего, норма.
Нагромождение предметов Кэрролла уволит еще далее в абстракции нагромождения. Но невозможные "предметы" "чудовищ", напротив, способны вернуть человека к допредметному (довербальному), теснейшему соприкосновению с миром.

4. За исключением "Пера Гюнта", трудно отыскать достойный пример, когда в качестве фаэри фигурируют тролли. Но "Чудовища" — это положительный пример как фаэри, так и троллей, образ которых слишком часто подают в редуцированном виде (ср., например, - "Хоббит").

5. и 6.Collapse )
--------------
в оформлении сообщения я использовал картины Теодора Киттельсена, преемственность, вернее совместность эстетики "чудовищ" – очевидна, а резать хорошие фильмы не люблю.

.

"Мы из будущего-2" Очень «важное» кино
lama
dobriakov wrote in drugoe_kino
В российский прокат вышел фильм «Мы из будущего-2», снятый при поддержке ВГТРК и вызвавший волну гнева на Украине, где фильм не получил прокатного удостоверения. Из четырех актеров, исполнявших главные роли в первой части (она появилась на экранах в феврале 2008-го), в сиквеле — только один. История осталась бы незамеченной, если бы актер Данила Козловский и его агент Дмитрий Савельев не рассказали The New Times правду о проекте, новых порядках в российском кино, а также о том, кто и зачем их шантажировал.

статья послностью выпиленна с сайта newtimes.ruCollapse )

«Оскар»-2010 (надо знать, что происходит в стане врага)))
d_desyateryk wrote in drugoe_kino
«ОСКАР-2010»: МИР БЕЗ ЛЮБВИ

55.04 КБ

«Оскары» розданы, победители известны. Впервые в истории бесспорным триумфатором стала режиссер-женщина — Кэтрин Бигелоу — с военной драмой «Повелитель бури» (The Hurt Locker). В целом этот фильм получил шесть наград в номинациях «Лучший фильм», «Лучший режиссер», а также за монтаж, монтаж звука, работу звукооператора и оригинальный сценарий. Read more...Collapse )

Белая лента
blueberry_ice wrote in drugoe_kino


Стоит ли писать о "Белой ленте" здесь, в сообществе, где обуждают фильмы из разряда "Другого" кино? И стоит ли "Белую ленту" вообще включать в список нестандартного кинематографа? И если уж на то пошло, то что тогда кино "другое"? Делить искусство на "такое" и "не такое" вообще кощунственнно, но очень уж хочется оградиться, создать некую касту обособленцев, если так можно выразится. Касту "Не таких". Не таких как многие остальные, наверно. Именно поэтому и есть "другой" кинематограф и его поклонники.

Но "Белая лента" не про "других". Она не про отщепенцев. Она без надуманно сумашедших людей и без нарочитой грязности, пусть даже художественно оправданной. "Белая лента" как назло до тошнотворной точности реалистична. Ни грамма отклонения в ту или иную степень неестесственности, нереальности, нестандартности. "Белая лента" не создаёт никакх сообществ, не заставляет зрителя делиться на кланы согласных и не согласных. Не заставляет внутренние миры воевать между собой. Не призывает к правде. Ибо, филигранно реалистичная, "Белая лента" есть сама правда.  Мало того, что "Белая лента" не про "других", она и не для "других" Она ни для кого. "Белая лента" просто есть. Наивная и жесткая. Как сама правда. Как сама жизнь.

Если бы "Белой ленты" не было, то она обязательно бы появилась.