July 10th, 2009

Я

"Царь", реж. П.Лунгин


"ЦАРЬ",   реж. Павел Лунгин






"Царь" Павла Лунгина    -    редкий фильм, который способен вызвать смешанные чувства восхищения и возмущения.  Насколько восторженное одобрение вызывает картинка, визуальный ряд,  настолько же резкий внутренний протест     -    трактовка образов, понимание режиссером исторического контекста,  недвусмысленно  навязываемые зрителю идеологические стереотипы.
 
Профессионалы наверняка поспорят со мной,  но, на мой дилетантский вкус, фильм снят практически безупречно    -    гран-респект прежде всего приглашенному оператору,  любимцу Иствуда Тому Стерну. Я правильно понимаю, что фильм снят не на цифру, а на пленку?  Очаровательная, уже изрядно забытая шероховатая  "зернистость",  полное отсутствие ощущения "компьютерного" кино,  великолепная игра света и теней,  прозрачные, вплоть до прямых цитат, отсылки к русской живописи    -   тут тебе и Суриков, и Васнецов, и Рябушкин, и Крамской, и Ге, и Билибин.   Современный голливудский кинематограф, продуцирующий плоскостные компьютерные стрелялки,  абсолютно лишает нас эффекта вживания в кадр,  здесь же  физически ощущаешь тяжесть дерева и металла, жар горящего сруба, вдыхаешь аромат цветущей черемухи, пытаешься стереть струящийся по глазам пот, дыхание перехватывает от погружения в ледяную воду, а после просмотра фильма в ноздрях ещё сутки сохраняется отвратительный запах горелого человеческого мяса и липкой, густой, дымящейся крови.  Ради этого режиссеру прощаются многие условности,  и как-то не думаешь о том, что прототип беззубого, повредившегося рассудком старика на экране в означенное время имел от роду 35 лет и был в расцвете жизненных сил.

Фильм изначально замышлялся Лунгиным как диалог добра и зла, светлого и темного начала, власти духовной (от Бога) и светской (бесовской),  просвещенного гуманизма и изощренного человеконенавистничества,  и в этом нарочитом, без полутонов, противопоставлении автор, увы, заходит слишком далеко   -   слишком часто хочется воскликнуть "Не верю!", слишком силен когнитивный диссонанс, противоречие между визуальной достоверностью и дихотомичностью основного драматического конфликта.  При этом актерская игра что П.Мамонова, что сыгравшего свою последнюю роль О.Янковского    -   выше всяких похвал.  Точнее, Янковский играет блестяще, а Мамонов не играет совсем:))))     -    как и в "Острове".
Постоянное, навязчивое невольное сравнение с "Островом" оставляет странное ощущение. С одной стороны, вроде бы Мамонов являет диаметральные противоположности    -  там святой, здесь одержимый бесами грешник,  там целитель-гуманист, здесь параноик-душегуб, там созидатель, здесь разрушитель,  а роль, тем не менее, одна:)))).   И который из двух по-разному юродивых героев у него получается убедительнее     -   ещё большой вопрос...       

Настойчивое стремление Лунгина доказать, что оплотом гуманизма и человеколюбия на Руси изначально была церковь,  а любая светская власть есть порождение бесовское,  мягко говоря, спорно.  За конфликтом этих двух начал, как говорится, не видно леса     -    если в фильме об Иване Грозном Эйзенштейна  амбиции царя, искореняющего крамолу,  спор с духовенством,  усмирение мятежных бояр, выявление предательства воевод,     -    всё было подчинено высшей правде, интересам державы, то здесь лишь маниакальное, всепоглощающее,  лишенное намека на рационализм упоение личной властью и абсолютной безнаказанностью.  Царь Иван Лунгина-Мамонова, в отличие от царя Эйзенштейна-Черкасова    -   не мудрый правитель,  обуздывающий церковников и утверждающий приоритет секулярной власти, а религиозный мистик, одержимый фанатик,  зверь из Апокалипсиса,  чикатило, добравшийся до вершин власти.  Царь Иван     -  порождение мрачного средневековья, митрополит же Филипп    -   носитель гуманистического начала, человек эпохи Возрождения, и поэтому он бесконечно чужой  в этом разгуле низменных, звериных инстинктов, поэтому он обречен.  Он привозит в Москву  и демонстрирует своему другу, царю Ивану, чертежи Леонардо     -    "Мельницы строить лучше, чем виселицы".  Царь Иван находит техническим откровениям Леонардо достойное применение, конструируя силами немецких инженеров-упырей  пыточные машины. 
У Лунгина есть своя теория, свое видение исторического пути России   -    он полагает, что «Иван Грозный силой своей личности, умом бешеным, жестокостью своей страшной сломал русское Возрождение, которое так и не произошло.  Тень Ивана Грозного... до сих пор висит над нами. У нас нет движения вперед, мы все время, как каруселька, крутимся на месте. Звучат призывы вернуть Сталина, из Грозного сделать святого... В наше странное, опасное время, когда многие требуют, чтобы власть была жесткой, надо разрушать эти мифы...». Кстати, вполне естественное сопоставление своего фильма с эйзенштейновским «Иваном Грозным» Лунгину крайне неприятно и болезненно    -   советский фильм кажется Лунгину банальным государственным заказом власти, сделанным во время войны, а эстетическое решение картины    -   китайским театром теней:  всё, что не хочешь показывать   -  прячешь, на то, что нужно показать, направляешь луч света.
Если с Лунгиным-художником спорить совсем не хочется, просто наслаждаешься картинкой и принимаешь её безоговорочно, то взгляд режиссёра на Россию и её место в мире, с моей точки зрения, антиисторичен    -   достаточно вспомнить тёмные века Европы и провести соответствующие сопоставления. Если фильм Лунгина посмотрит человек, слабо знакомый с историей, то один из самых успешных и эффективных  российских правителей покажется фатальным неудачником, сдающим одну позицию за другой, теряющим страну по кусочку, и складывается ощущение, что ещё пара кадров,  и  территория России сожмётся до размеров опричной Александровской слободы.
Беспросветность и обреченность бытия,  Русь как обитель абсолютного зла, торжество тупого, темного мракобесия    -    предвижу вполне объяснимые обвинения Лунгина в русофобии:))).  Финал фильма    -   одинокий взбесившийся зверь на троне перед пустой, безлюдной площадью,  Русь утоплена в крови,  ни одной живой души, темный экран и гнетущая тишина.

Горячие головы уже требуют подвергнуть фильм анализу президентской комиссии по противодействию фальсификациям истории:))),  эмоционально мне их понять легко:)).....  
                    
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
vuho_bw

Ушедшие | Okuribito

Японский фильм «Ушедшие» на недавнем московском международном кинофестивале шел в программе «Азиатский экстрим». Но экстремального – в обычном смысле слова – в нем ничего нет. Кроме места работы главного героя. Зато азиатского, японского – сколько угодно.
Наш интерес к Японии растет. И очарование всего японского – тоже. Не через совершенную элекронную теле-радио-технику проник в нас этот интерес. Может быть, через суши? Сначала везде появились суши-бары, потом – школы японской каллиграфии, потом – шоу японских барабанщиков, кимоно как домашняя одежда, раздвижные стены в квартирах, низкая мебель и пуфики в гостиных. Мураками и Миядзаки. Такеши Китано. Аниме на каждом школьном портфеле. Мы знакомимся ближе.
Фильм «Ушедшие» Йохиро Такито, мне кажется, расскажет вам о Японии и о японцах то, что вы хотите узнать. Если вам вообще интересна эта тема. Кто живет рядом с вами на Земном Шаре. Насколько они удивительно другие. И насколько – удивительно такие же. Чего вы увидите в фильме больше – зависит от вас. Сходств или различий.
Collapse )

Я

Второй день ММКФ


Второй кинофестивальный день принес одно неприятное разочарование,  одно приятное удивление, а главное     -    четкое убеждение в том,  что никогда не стоит читать аннотации к фильмам:).  



Фильм режиссера Хуана Карлоса Табио "Рог изобилия"  был проанонсирован как "испано-кубинская сатирическая комедия о маленьком кубинском городе, где новость о таинственном наследстве, оставленном некими английскими монахинями еще в 18-м столетии, производит эффект разорвавшейся бомбы.   25 тысяч кубинцев вступают в погоню за наследством"      -    воображение рисовало этакий кубинский вариант  американской нетленки  "Это безумный, безумный, безумный, безумный мир":  комедию положений с погонями,  человеческими страстями и неожиданной развязкой.   Фильм хотелось смотреть хотя бы потому, что европейский фильм о Кубе и не про злодеяния кровавого режима Кастро   -   большая редкость:))).  К моему вящему удивлению, на эту, вроде бы совсем периферийную по фестивальным меркам картину набился полный зал народу и билетов было не достать.

Прогноз,  как это часто случается, не оправдался ни по одному пункту:((.  Хуан Карлос Табио     -   действительно кубинского происхождения, но его семья эмигрировала в Европу, когда он был ещё ребенком,  и в общем, фильм можно вполне назвать просто испанским.  Ну а что доброго может выйти из Назарета из-под кинокамеры кубинских эмигрантов, в общем, ясно:).  Если бы это была тупая политическая агитка с лобовым обличением кубинской власти, это было бы не страшно,  а смешно    -   такие поделки уже давно не впечатляют.  Для того,  чтобы опошлить высокое, порой совершенно не нужно  громко-пафосное развенчание идеалов, достаточно с умилением показать слабость маленького человечка на фоне обшарпанной стены, этим приемом авторы по полной программе и воспользовались:(.     Кому-то, вполне допускаю,  лента показалась пустенькой комедией о том, как в любом обществе человеком управляют физиологические инстинкты и любовь к деньгам.  Ни одного слова о политике, всё полунамёками, удручающий видеоряд,  пошленький сюжет     -    и вот, пожалуйста,  вполне себе социальная картина о всепобеждающей силе буржуазных начал, низких инстинктов и триумфе золотого тельца. Единственный на всю картину порядочный персонаж, который, по идее, должен вызывать искреннюю симпатию    -    жалкий, смешной инвалид.   Не знаю, как вы, а я бы предпочла, чтобы фильм в фестивальной программе именовался просто испанским, не вводя в заблуждение зрителя,  проявляющего подлинный интерес к кубинскому кино.



Фильм "Клара"  немецкого режиссера Хельмы Сандерс-Брамс    -   непрямого, но всё же потомка Иоганнеса Брамса,  кстати:))    -    я посмотрела исключительно благодаря вдруг проснувшейся интуиции:).  В фестивальной аннотации описан банальный любовный треугольник:  два гения, Роберт Шуман и Иоганнес Брамс, любят Клару Шуман.  Аннотация сулит обычный адюльтер, обычное прелюбодеяние    -    Кларе Шуман осточертевает скучная жизнь домохозяйки,  между Кларой и Брамсом выпыхивает страсть, прелюбодеи сначала наставляют Шуману  рога,  потом и вовсе сводят его в могилу.   На самом деле, разумеется всё не так    -   от первого до последнего слова:).
В фильме не два гения, борющихся за женщину-домохозяйку, а три гения    -   мало кто знает, что  Клара Вик-Шуман была не просто блестящей пианисткой, но и талантливым композитором и, что уж совсем редкость по тем временам, дирижером    -   в период обострения болезни мужа она с успехом заменяла его у дирижерского пульта.  Никакого любовного треугольника нет и в помине    -    страсть Брамса к Кларе не просто односторонняя,    -   она преданно любит мужа   -    но и тщательно им скрываема:  Шуман   -   его наставник, которого Брамс безгранично уважает  и считает невозможным компрометировать его жену.  Творческий союз трех музыкальных талантов, подкрепленный искренней любовью Брамса к Кларе и её восьмерым детям, держит на плаву самого  Шумана, душевная болезнь которого с годами усугубляется.  Когда Шуман умирает в клинике для душевнобольных от неудачной операции на мозге, Брамс предпринимает долгожданную попытку сближения с Кларой, но получает отказ    -  Клара осталась верна памяти Шумана.  Если это, по мнению критиков, любовный треугольник, то видимо, наши представления об этой человеческой конфигурации слегка расходятся:).
Паскаль Грегори в роли Шумана и Малик Зиди в роли юного Брамса достаточно спорны и невнятны,  обе роли никак не назовешь актерскими удачами, но главная интеллектуальная красавица немецкого кино Мартина Гедек просто вытягивает фильм.  Гедек для меня   -   бесспорно, актриса первой десятки мирового кино, не припомню ни одного неудачного фильма с её участием.  И, конечно, фильм делает музыка     -    высокий,  горний романтизм Шумана и почвенный, глубоко народный   -   Брамса. 

Есть ещё глубоко личные впечатления от фильма, но это был бы глухой подзамок, поэтому здесь писать не буду....  Рекомендую посмотреть, получите большое удовольствие.