January 22nd, 2009

Вечное сияние чистого разума


Вечное сияние чистого разума / Eternal sunshine of the spotless mind

Реж. М.Гондри, в ролях Дж.Кэрри, К.Уинслет, Э.Вуд, К.Данст и др.

США, 2004 

Легко ли снять хороший фильм о любви? С одной стороны – нет другого такого человеческого чувства, которое не было бы рассмотрено, изучено и облизано со всех сторон в киноиндустрии. С другой стороны – от определения «мелодрама» сразу начинает сводить скулы: все предсказуемо. Что поделать, если вечный сюжет развивается у всех пар схожим образом: восхищение, привыкание, обыденность, недовольство, разочарование. Данный человеку для выживания механизм приспособления играет роковую роль разлучника: какой бы прекрасной ни была любовь, она будет растерзана привычкой.


Collapse )
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • anel_a

«Осенняя соната», Ингмар Бергман (1978)

Мне нужно научиться жить на земле.

Я одолеваю эту науку. Но мне так трудно…

Какая я? Я этого не знаю. Я живу как бы ощупью.

Если бы произошло несбыточное:  нашелся человек,

который бы меня полюбил такой, какая я есть,

я бы, наконец, отважилась всмотреться в себя.

 

С одной стороны, я терпима, поэтому могу сказать, что фильм прекрасен, даже если получу хотя бы одно удовольствие из того разнообразия, которым способно одарить кино. Но, с другой, чтобы я осталась удовлетворенной, профессионализма авторов фильма недостаточно необходимо удивление, я люблю крайности.

 

«Осенняя соната» один из лучших фильмов, которые я когда-либо смотрела. 
 

Прежде всего, обращаешь внимание на композицию. Представьте: перед вами первый кадр, и он совершенен; затем камера осторожно плывет и застывает на другом совершенстве; снова поплыла и опять замерла, фиксируя идеальную композицию. Это настолько прекрасно, что я не выдержала на несколько мгновений остановила фильм: нужно было пережить эту радость.

 

Мне нравится  замечать детали, поэтому смогла наиграться с цветовыми нюансами. Чемоданы гостьи оказываются такого же оттенка, как стены в приготовленной для нее комнате. Героиня в зеленом платье подходит к столу со скатертью в зеленую клетку, рядом сидит ее муж и сворачивает зеленые салфетки, а затем берет штопор с зеленой ручкой; вторая героиня, несомненно, появляется в красном. Красное платье не остается в оппозиционном одиночестве, его поддерживает ваза с алыми цветами. В каждом кадре можно что-нибудь заметить — это бесконечное удовольствие.

 

Следующее музыка. Процитирую одну из героинь:

«В Шопене много чувства, и совершенно нет сентиментальности. Чувства и сентиментальность разные понятия. Шопен был гордым, саркастичным, импульсивным, истерзанным и очень мужественным. В нем нет и тени слащавости».

 

Игра актеров. То, что они делают, сложно назвать «игрой». Мурашки? Да, не без этого. Но по-настоящему я удивилась тогда, когда  мне стало неловко смотреть, словно виновница истерики на экране я. Они затащили к себе оставаться наблюдателем невозможно.

 

Основная тема фильма весьма волнительна: речь о чувстве реальности. Большая часть человечества не обладает этим даром, каждый живет в своем вымышленном мире, поэтому, чтобы избегнуть непонимания, необходима гибкость, которой тоже владеет далеко не всякий. В итоге получается, что люди, чаще всего, видят лишь то, что является частью их самих. Героиня-дочка осуждает свою мать в поступках, которые сама же совершает. Главная страсть матери музыка, поэтому дочка в детстве страдала от дефицита материнского внимания. Сейчас же, повзрослев, она тоже равнодушна к тем, с кем живет, и удивленно замечает мужу: «Я возле тебя, а ты по мне тоскуешь». Мать жила Шопеном, дочка общается со своим умершим сыном охотнее, чем с любящим ее мужчиной. Но она этого не понимает: эпиграф к посту отрывок из ее книги. Если не гасить ненависть, если не прощать, а жить с обидой, постепенно превращаешься в то, что ненавидишь.

я

"Двенадцать" реж. Н.Михалков

Михалков vs Люмет
Посмотрела, наверное, одной из последних. Поскольку «Двенадцать разгневанных мужчин» Люмета смотрела относительно недавно, невозможно было не сравнивать. У Люмета действие разворачивается в замкнутом пространстве, в котором существуют только 12 человек, т.е. соблюдается принцип единства времени и места. Зрителя ничто не отвлекает от развития коллизии. Михалков разбивает картину на две линии, одна из которых - непосредственно заседание присяжных , другая – история подростка, обвиняемого в убийстве. Кадры заседания чередуются с кадрами чеченской истории. Единственная точка пересечения этих линий – мальчик . Обе они существуют в фильме абсолютно автономно. Если убрать историю мальчика из фильма, то это никак не повлияет на развитие главной линии. В результате драматургическая коллизия, с блеском доведенная до ее логического завершения Люметом в его картине, разваливается в невыносимо длинной и откровенно скучной картине Михалкова. Вопрос: зачем режиссеру было нужно вводить в фильм «чеченскую историю», которая ничего не прибавляет картине, кроме длительности? Может быть, у кого-то есть разумные объяснения этому. У меня – нет.
Мания величия Михалкова-человека и режиссера в последнем его фильме достигает своего апогея. Когда в конце заседания он в роли председатели жюри произносит фразу «Да я с самого начала знал, что он невиновен», мне подумалось: «Вот он, господь Бог». Он все знал, но не вмешивался в неизбежный ход событий, лишь изредка мягко и негромко призывая участников процесса к порядку. Они всего лишь – простые смертные, которые после его заключительной речи показывают себя не в лучшем виде, отказываясь брать на себя ответственность за дальнейшую судьбу мальчика. Не дожидаясь последних кадров, можно было с уверенностью сказать, кто окажется самым милосердным и нравственно безупречным в этой истории. Разумеется, Он. В «Утомленных солнцем» Он был героем, в «Сибирском цирюльнике» - царем, в «Двенадцати» стал богом. Дальше некуда…..
Рука
  • osotnik

"Вики Кристина Барселона" (Vicky Cristina Barcelona)




Побег из Нью-Йорка

В новой картине «Вики Кристина Барселона» Вуди Аллен продолжает все дальше уходить от своих фирменных схем и отказываться от излюбленных тем.
Последние три фильма («Матчпоинт», «Сенсация» и «Мечта Кассандры») вообще принято считать переломными для Вуди: он уже не снимает любимую нью-йоркскую историю – Бруклин с его многоэтажками и кафешками, похоже, надоел мэтру. Если раньше для большинства фильм Вуди Аллена описывался формулой: «Нью-Йорк, проблемы еврейского самоопределения, шутки насчет секса и психоаналитиков + бесконечные разговоры и сам Вуди в одной из главных ролей», то в последней картине зритель рискует обнаружить из привычных компонентов лишь секс. Причем секс, поданный с совершенно серьезной миной, – если режиссер и посмеивается между делом над героями, то заметить это будет непросто. Комичны, скорее, сами ситуации + пара эпизодов (вроде перелета до Овьедо), но общая доля смешного в фильме непривычно мала.

Collapse )
chinaski

"Белый праздник", режиссер: Владимир Наумов


Притча по мотивам повести Тонино Гуэрра "Сто птиц"

Год выпуска: 1994

Режиссер: Владимир Наумов

Сценаристы: Владимир Наумов, Тонино Гуэрра.

В ролях: Иннокентий Смоктуновский, Армен Джигарханян, Наталья Белохвостикова, Борис Щербаков, Лев Борисов.

        

Может кто-то уже писал здесь об этом фильме, не знаю.. Просто после просмотра захотелось, чтобы о нем узнало как можно больше людей. Он того стоит.

 

Сюжета фактически нет – герой Смоктуновского, профессор, нанимает частного детектива, который специализируется на поиске пропавших домашних животных, для того чтобы тот неотступно следовал за ним и записывал каждое его слово и действие. Детектива играет Джигарханян.

Главные герои отправляются в путешествие по зимнему, занесенному снегом городу (похоже, снимали фильм в Петербурге).  Это путешествие превращается в некое путешествие во времени, полное символов и знаков, напоминающих о прошлом. Но безусловно, основным символом фильма является белый цвет. Он везде – это и белый снег, лежащий на земле и падающий с неба, белое молоко на одежде героев после посещения булочной, и молоко, льющееся из железнодорожных вагонов, белые простыни на веревке, и конечно же, оборотная сторона семейных фотографий в финале – белая и пустая..

 

Только потом становится понятно, что цвет пустой белой страницы и белого снега, засыпающего все вокруг – это прежде всего цвет смерти. Вот и герой Смоктуновского говорит: «Когда я закрываю глаза, я вижу белый цвет». О смерти напоминает и постоянный звон колокола, как будто отсчитывающий последние часы жизни главного героя. Хотя фильм пожалуй не о смерти, а о попытке человека исправить свои ошибки, переделать что-то, превратить уже написанное в чистый белый лист.. И о невозможности таких изменений перед лицом смерти: вот она, вся ваша жизнь и воспоминания о ней – черно-белые семейные фотографии и записи частного детектива в блокноте..  

 

В фильме еще множество символов и метафор, что неудивительно, ведь в его соавторах числится Тонино Гуэрра, сценарист Антониони и Феллини.

Рекомендую посмотреть фильм всем поклонникам этих режиссеров – хотя бы для того, чтобы оценить, как традиции классики итальянского кинематографа вплетены в отечественную реальность.

 

И конечно же, финал фильма достоин того, чтобы посмотреть его до конца.

Сюрреализм и мистика из фильма перекочевали в жизнь: это была последняя роль Иннокентия Михайловича Смоктуновского.