May 25th, 2007

"Праздник Эйприл" (2003 г.)

«Праздник Эйприл» (Pieces of April)

Режиссер: Питер Хеджес

В ролях: Кэти Холмс, Оливер Платт, Патриция Кларксон

«Праздник Эйприл» - это праздник американского независимого кино, вполне самобытного явления, если разобраться. Снял фильм сценарист таких фильмов как «Что гложет Гилберта Грейпа?» и «Мой мальчик». И естественно, что старался он преимущественно по режиссерской стезе. Ручная камера, колоритные актерские работы, общечеловеческая драма, прикрытая традиционной иронией и юмором, и пара очень красивых, главное, скрытых и как бы проходных кадров. Подкачал сценарий. Избитая история (дочка-бунтарка и ее «яркая» семейка, ищущая примирения по причине тяжелой болезни матери семейства и Дня Благодарения как повода съесть индейку) с совершенно неуместной концовкой. Американские зрители оценили фильм в $2,5 млн. (неплохие сборы), а критики RT в 84% (при 134 рецензиях).

3/5
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
киса

Ретроспектива старого кино - отчет



В рамках ретроспективы под названием "Черешневый лес" посмотрел полнометражный мультик Старевича "Роман о лИсе" и половину фильма Пабста "Дон Кихот". Начну с Пабста. Дон Кихота играет Шаляпин (Федор Иванович). В гриме он сильно похож на Юрия Яковлева в роли Ивана Грозного. Но он еще все время поет, да зычно! Если бы это был фильм-опера, было бы замечательно. Но это не фильм-опера, Шаляпин пытается играть, получается плохо, режиссер тоже был не в ударе, в результате фильм совсем плоский и даже колоритный Санчо Панса не спасает положения. Ушел с середины. Теперь о Старевиче. Техническое мастерство Старевича совершенно изумительно, но к жестокости его мультфильмов надо привыкнуть. Огромные куклы почти в рост человека, покрытые шерстью, зубастые, с очень выразительной мимикой уже наводят жуть. Иногда напоминает "Прогулки с чудовищами". Лис подвешивает зайца за ноги и собирается потрошить живьем, лисята играют с зайцем в Вильгельма Телля, всех зверей по очереди избивают палками, короче - детям это показывать нельзя:) Смотрите лучше "Чебурашку", Чебурашка маленький и добрый:)
_

Promise (Китай 2005, реж. Чэнь Кай-гэ)

17,08 КБ

«Crouching tiger, hidden dragon», вышедший в 2000-ом году, заставил наконец рядового мирового обывателя по-новому взглянуть на азиатский (и в первую очередь китайский) кинематограф. Сказки о летающих войнах, трагической любви и чарующих китайских пейзажах; неимоверно грустные, бесконечно лиричные и магически красивые с той самой поры стали визитной карточкой китайского кино. И кажется, каждый уважающий себя китайский режиссёр счёл своим долгом снять что-то в этом роде.
Маститый Чен Кайге, давний завсегдатай международных кинофестивалей, опомнился не первым, но всё же опомнился и к 2005-ому году выдал свой ответ всему этому хозяйству – «Promise». Ответ весьма убедительный на первый взгляд, получивший самый крупный бюджет за всю историю китайского кинематографа, приютивший под одной крышей многонациональный актёрский состав, напичканный по самую макушку дорогущими спецэффектами и прч.; но ответ получился, пожалуй, самым неказистым и весьма невнятным.
Задумав снять насквозь коммерческое кино, господин Чен представил мировому сообществу кино чересчур «китайское», что породило массу негативных откликов от людей, не готовых получать подобные сюрпризы. Здесь прекрасное и серьёзное соседствует с неприлично наивным, простое и доступное - с запутанным и невнятным; для китайских традиционных фильмов в жанре «wuxia» это было нормой: спецэффекты, нарисованные на плёнке фломастером, актёры, подвешенные за бесцеремонно заметные тросы, скрещивали нарочито пластмассовые мечи под потолками пенопластовых декораций, а сюжеты пестрили недоговорками и абсурдизмами, базируясь на произведениях китайских классиков; но снимать такое кино в коммерческих интересах кажется не совсем верным. После лицезрения героев, убегающих на корачках от стада диких буйволов и раскидывающих вражеские гарнизоны в духе Астерикса, глотнувшего волшебного зелья, крайне затруднительно настроиться на романтически-трагический лад картины. Понимал ли это маэстро Чен, я так в толк взять и не могу.
Но те самые герои у него получились сочными. Весьма. В этом есть и заслуга актёров, их воплотивших: Джанг Донг-Кун, Хироюки Санада, Сесилия Чеунг, Николас Тсе кажутся лучшими кандидатурами на свои роли, даже если поначалу думается совсем иначе. Сочными получились не только герои, но и весь анутраж; фильм словно картина, нарисованная сплошь яркими мазками рукой какого-то сказочного художника. Здесь уже нет такого буйства природных красот, как в фильмах Чжана Имоу и Энга Ли; «задники» всё больше повинуются кисти «сказочного художника».
И если в визуальном плане фильм заслуживает исключительно похвалы, то в сюжетном, а самое главное в атмосферном отношении, в том, как он отпирает сердце зрителя, здесь присутствует некоторый жвах. И пожалуй, во всём виновата та самая «китайщина», которая никак не даёт фильму стать наконец прекрасной легендой, которую так хотят получить падкие до «строго» прекрасного зрители; кино похоже на сказочку, в которой сюжет о чудесной любви принцессы и убого раба сплетается в один узел с гротескными и абсурдными эпизодами, ходами и перипетиями, а сам фильм, затягиваемый этим узлом всё туже и туже, приведёт зрителя к совершенно не подходящей «строго» прекрасной легенде концовке. Но самое примечательное здесь то, что такое кино более «китайское», чем тот же «Crouching tiger, hidden dragon»; именное поэтому оно и было встречено мировым зрителем куда прохладнее, что ещё раз доказывает прописную истину: «запад есть запад, восток есть восток».
Штиглиц

Нарывы ветра

 L' Important c'est d'aimer (1975) Andrzej Zulawski
Герои Жулавского (то ли режиссёра, то ли писателя - книг у него раза в два больше, чем фильмов) в высшей степени выпуклы, обтекаемы, входят всегда "в полный рост", создавая эффект "моментальной фактуры"; порывисты - душевно и физически - в своём пути согласно генеральной линии сюжета. Страдать они обречены, они, как из песни Мамонова, вдруг осознали, что "любовь - это болезнь, смертельная болезнь", но, увы, не в силах взять "больничный лист". АЖ обычно подгоняет их страданья: посредством монтажа, тасующего сцены (как в первенце "Trzecia czesc nocy"), головокружительной на манер "русских горок" камерой ("Possession"). Однако здесь Жулавский чуть приминает рукой нервно дёргающийся киноглаз, дистанцируясь от страстей, словно по примеру своего персонажа-фотографа, проявляющего чудеса сдержанности при съёмке разухабистых оргий. Ценой усилий и стала "Главное - любить" - эта, конечно, самая лёгкая, и даже светлая картина первого кинодесятилетия АЖ, оазис посерёдке его семидесятых.
Добавлю: третью вылазку в кино совершил Jacques Dutronc, супруг Françoise Hardy и аналогичный шансонье. Собственной персоной:

  • Current Music
    Шрифт "Нормальный?"

Жестяной барабан (1979)



Режиссер: Фолькер Шлендорфф
В ролях: Марио Адорф, Анджела Уинклер, Дэвид Беннет
_________________

Фашизм не пройдет!

1979 год, Каннский кинофестиваль. В основной конкурсной программе определяются два фаворита — «Сибириада» Андрея Кончаловского и «Апокалипсис сегодня» Френсиса Форда Копполы. Жюри решает разделить награду между этими фильмами. Но руководство фестиваля против - нельзя делить награду между картинами, снятыми в СССР и США в разгар холодной войны, поэтому «Сибириаде» достается всего лишь «Гран при». А главный приз делят между собой «Апокалипсис сегодня» и антифашистский фильм Фолькера Шлендорффа «Жестяной барабан», снятый по одноименной книге Гюнтера Грасса.

Collapse )

Матильда не хотела умирать

«Армия теней»/«Armée des ombres, L» (1969) Жана-Пьера Мельвилля

Фильм об армии французского Сопротивления, стоицизме, жесткости, бескомпромиссности, холодности, рассудочности и героизме ее солдат - прост до чрезвычайности. С идеально выстроенными кадрами, обдающими зрителя ледяными спокойствием/ясностью. И анемичной музыкой с медленно разворачивающимся всю ленту протяжно-тоскливым адажио. Триллер в стиле cool. Это даже не виски со льдом. А сверхтекучая жидкость физики низких температур. Время «Армии теней» - оккупация Франции 1942-1943. И это не время бомбежек, взрывов, минометных обстрелов, нацистских маршей, Холокоста или пафосных листовок «за победу!». Это "мирное" время. Время ночных улиц, застенков, тайн и молчания. Время подполья. Это время теней.

Collapse )